Log in
Post

The post was marked as spam and removed


Like

You cannot comment as you are not authorized.


Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 21:09 (link)
ОДИНАМУХАММД МАЪДАНИ ПОНГОЗИ

Одинамухаммади Понгози мулаккаб ба Маъдан яке аз барчастатарин шоирони охири асри ХVIII ва аввали асри XIX буд.У дар дехаи Понгоз Ба дуне омада ва кариб тамоми умрашро дар хаминчо паси сар кардааст.Шоир муддати начандон тулоние дар дарбори Хонхои Куканд(Хуканд)хизмат кардааст ,ки борхо ба ин худи шоир ишора кардааст. Маъдан илми Куръон ва фикхро ба дарачаи аъло аз бар карда буд , далели ин гуфтахоро Мухаммасот,Мусаддасот инчунин газалхояш мебошанд.У тахминан солхои 1762 -64 таваллуд шуда такрибан 86 сол умр дидааст ва соли 1846 милоди чашм аз дунеи фони пушидааст. Аз Маъдан бисер газалхо, рубоихо, касоид чистон инчунин абети пароканда боки мондааст.



Диёнат рафт, ё раб, аз диёри мардуми Понгоз,
Ба дасти аблахон шуд ихтиёри мардуми Понгоз,
Ба вайрони мукаррар шуд киштукори мардуми Понгоз,
Сагон серанд аз сайди шикори мардуми Понгоз,
Ки ин номардакон хасми кибори мардуми Понгоз.


Саду си гурги золим бар хилофи кор чупон шуд,
Ба тахрики залолат дар масофи гусфандон шуд,
Балои Понгозу горатгари мулки Шахидон шуд,
Ки ин харду вилоят з-офати ин кавм вайрон шуд,
Намеруяд гиёхе аз канори мардуми Понгоз.


Макоми худ шуморад бартар аз Чамшеду Искандар,
Ситонад аз раоё тангаю тиллою симу зар,
Надонам, чун шавад холаш даруни хонаи бедар,
Саволи бандаги пурсанд аз вай Наккиру Мункар,
Шавад дур аз сараш он дам хумори мардуми Понгоз…


Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 21:11 (link)
МАХМУДЧОН ВОХИДОВ


Высокий полет Махмуджона Вахидова
Высокий полет Махмуджона Вахидова Если бы он был жив, то в октябре этого года отметил с друзьями свой 70-летний юбилей. Жаль, что его жизнь трагически оборвалась в 38 лет. Не только Таджикистан, мир потерял уникального актера, режиссера, ведущего, чей необычный голос и прекрасная игра покорили сердца миллионов людей…

25 тетрадей
СМОТРЮ его фотографии в альбоме, фильмы с его участием, читаю книги о нем, проигрываю записи его выступлений по радио, которые бережно хранятся в Золотом фонде Гостелерадио. Кажется, он и не умирал. Его добрую, благородную улыбку в фильмах «Хасан-арбакеш» (Раджаб) и «Зумрад» (Шариф), пожалуй, позабыть нельзя. А его уникальный, звучный голос «таджикского Левитана», просто неповторим.
Кроме всего этого богатого, но скромного наследства в виде выступлений, кинолент, фотоархива, Махмуджон Вахидов оставил потомкам свои дневники – 25 тетрадей, которые хранят не обычную хронологию, а ощущения, размышления. Жаль, что до сих пор не изданы записи этих дневников, которые могут послужить настоящим пособием для человека ищущего, размышляющего и требовательного к себе.
Имя Махмуджона Вахидова записано в книгу истории таджикского театра и кино. «В его облике, - пишет журналист Любовь Молчанова, - поражали особое изящество, сдержанность и благородство, угадывался пытливый и мятежный ум, душа гордая и ранимая. Природа наделила его дивным голосом, необычайно красивым и проникновенным, способным передать все оттенки чувств…».
Вахидов действительно был актером-личностью. Современным актером высокой культуры, высоких гражданских принципов. Его нет в живых уже 32 года, но образы, созданные им на экране и на сцене, наполняются день ото дня особым смыслом.
Доктор филологических наук Наталья Пригарина в своей статье «Ностальгия по Таджикистану» пишет: «Еще я везу домой диски с таджикской музыкой и поэзией. Теплый проникновенный голос Махмуджона Вахидова завораживает и проникает в душу, в Москве устанавливается очередь желающих переписать его чтение Хафиза и Хайяма…».
А еще недавно я прочитала на одном из форумов о фильме Кимягарова «Сказание о Рустаме» такие слова: «Этому фильму придал исключительное своеобразие образ хромого трикстера, дива Тулада, которого не было в литературном первоисточнике. Даже не знаешь, что в первую очередь производит такое впечатление: текст Колтунова, игра Махмуджона Вахидова или же неизвестный актер, который так блестяще его дублировал на русский язык», - пишет некая Анна. И ей в ответ Мавлюда Мирзоева отвечает: «Актер Махмуджон Вахидов сам озвучивал свою роль на русском языке. Это был один из талантливейших актеров СССР...».

ГИТИС
ВСПОМИНАЕТ профессор-театровед Аскар Абдурахмонов, однокурсник М. Вахидова по ГИТИСу:
- Первого апреля 1957 года на открытии второй декады литературы и искусства Таджикистана в Большом театре в Москве после выступления хора на сцену вышел 17-летний паренек в национальном халате из бекасаба и прочел стихи Мирзо Турсунзаде о мире и дружбе. Присутствующие очень горячо приняли молодого человека, особенно поразил его голос. Этот парень, Махмуджон Вахидов, был членом кружка художественной самодеятельности кишлака Шайдан Аштского района Ленинабадской области. На следующий день художественный руководитель таджикской студии Госинститута театрального искусства им. Луначарского профессор Ольга Пыжова рассказывала за чашкой кофе народному артисту республики Абдусалому Рахимову, как она восхищена выступлением Вахидова. Тогда Рахимов попросил ее посодействовать, чтобы Махмуджона приняли в виде исключения на учебу в ГИТИС.
По словам Абдурахмонова, в сентябре того же года, к ним, 3-курсникам присоединился Махмуджон, который успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен сразу на третий курс с условием, что за полгода сдаст экзамены по всем дисциплинам. Это было невероятно тяжело, так как Махмуджону приходилось сутками сидеть в библиотеке, ночами вызубривать тексты, так как он плохо знал русский язык.
В 1960 году, 20 юношей и девушек таджикской студии ГИТИСа, а среди них были широко известные сегодня Тамара Абдушукурова, Хабибулло Абдураззаков, Хошим Гадоев, Марьям Исаева, Мукаррама Камолова, Фотима и Соджида Гулямовы, Носир Хасанов и другие подготовили и выступили сразу с несколькими спектаклями. Среди них была пьеса «Бедность не порок» Островского, где роль Мити сыграл их однокашник Махмуджон Вахидов…
Вспоминает известныйтеатральный критик профессор Низом Нурджанов:
- Это было чудо! Я сам приехал в Москву посмотреть работы наших выпускников. В жизни ничего подобного не видел. Пьеса Островского, которую вся Россия играет уже сто лет, настолько заштампована слоями, и вдруг она заиграла! Актеры выступали в русских костюмах, показывался русский быт, вокруг – русские декорации. Но мысли, страсть, чувства – таджикские! Махмуджон сумел создать новый образ своего героя.
Группу молодых актеров, в том числе Вахидова, после получения диплома отправили работать вначале в Ленинабадский драмтеатр им. Пушкина, потом – в знаменитый театр им. Лахути. Там молодому артисту сразу дали ведущие роли.

«Моя Джульетта»
ИМЕННО в театре наш Ромео (он тогда играл в спектакле “Ромео и Джульетта”) встретил свою настоящую Джульетту.
Рассказывает супруга Махмуджона Вахидова – Дилрабо Саидмуродова:
- Я выросла в семье известного драматурга и актера Саидсултона Саидмуродова. 3 мая 1962 года для актеров театров проводили концерт-капустник. Так как мой старший брат Джонон тоже был актером, то вместе с братом и снохой мы пошли на это мероприятие. Там мы и познакомились с Махмуджоном. Так получилось, что однажды он пригласил меня на спектакль в театр им. Лахути. А я так любила театр! Как раз шел спектакль “Без вины виноватые”, где он играл Незнамова. До сих пор помню монолог, так умело сыгранный Махмуджоном: “Мама, как ты могла меня бросить?”. Он так вошел в роль, что все вокруг плакали, в том числе и я, которая знала, что у Махмуджона в раннем возрасте умерла мать. Эту роль он пропускал через себя.
По рассказам Нурджанова, московские критики писали в то время, что в исполнении Вахидова они видят совсем другого Незнамова, ведь здесь он играл героя-мечтателя.
- Он всю жизнь мечтал о роли Гамлета, в одной из сцен спектакля он сам включил отрывок из пьесы Шекспира. Кручинина открывает дверь и видит Незнамова в костюме Гамлета – это была совсем новая трактовка пьесы. Я написал большую монографию о Вахидове, изучил все его дневники. Это первый актер, который писал свои размышления о каждой своей роли. Две тетради посвящены только Эзопу (“Эзоп”). Другие - Моцарту (“Моцарт и Сальери” Пушкина), Дурандарте (“Король-олень” Готци), Кассио (“Отелло” Шекспира)... Я просто был в шоке. Махмуджон был замечательным писателем, все повествование дневников грамотно изложено на двух языках – таджикском и русском.
Встречи Махмуджона и Дилрабо стали частыми, а через 7 месяцев они решили пожениться.
- Родные Махмуджона жили небогато, - рассказывает она. - Но он был слишком гордым, независимым, поэтому работал день и ночь, чтобы подготовиться к свадьбе. В этот день он подарил мне золотые часы и кольцо, которые я храню как память. С первых дней совместной жизни он сказал мне, что будет помогать своему отцу, и действительно, часть гонораров он отправлял ему, в отпуск на неделю ездил в Шайдон, закупал все необходимое на зиму. Он был хорошим сыном и отцом.
...Когда Махмуджон учил роль Ромео в пьесе Шекспира, он принес домой текст Джульетты. Он спрашивал: “Где ты, моя Джульетта?” Я подавала реплику: “Где ты, мой Ромео?” После работы я занималась хозяйством, стирала, убирала, готовила на кухне, поэтому просила его читать свои роли погромче, а потом мы обсуждали роль.
Многие меня спрашивают, почему после смерти мужа я не вышла вторично замуж. Мой муж был человеком от Бога – оберегал меня как цветок. Кстати, о цветах. Я их очень любила. Помню, когда мы только начинали совместную жизнь, у нас, как и в любой другой молодой семье, не хватало денег. После спектакля мы выходили с мужем на прогулку, а наш дом был неподалеку от бывшего ЦК, у фасада которого росли прекрасные розы. Махмуджон заходил в темное место, срывал цветы, другими словами, воровал. Однажды, когда он, не послушав мои уговоры, все-таки пошел за цветами, то провалился ногой в грязь. И вдруг, откуда ни возьмись, появился милиционер, который вывел мужа за руку из темноты. “Махмуджон-ака, это вы?” Мужу стало неловко, но милиционер рассмеялся, и сказал, что через два дня он дежурит и просил придти с ножницами. “Я срежу для вас самые лучшие цветы!” – сказал он.
По словам Дилрабо Султановны, главным хобби Махмуджона Вахидова были книги.
- Однажды он купил все серии “Мировой литературы” и был счастлив от такого богатства. А еще в один день он пришел с работы и сказал, что, по-видимому, нам придется голодать целый месяц, так как на всю зарплату он подписался на различные издания. Я его поддерживала как могла. У Махмуджона, который вырос с отдаленном кишлаке, “хромал” русский язык. Он специально занимался с моим братом Тахмосом, читал Хайяма, брат поправлял его, корректируя речь. Вообще, у мужа было так много разных дел, он все время говорил, что ему мало 24 часов в сутки. У нас была маленькая квартира, поэтому я часто забирала детей и уходила к родителям, создавая условия для мужа, который учил роли.
Однажды меня с работы отправили на стажировку в Алма-Ату, все заботы о детях и хозяйстве Махмуджон взял на себя. Через несколько дней я получила от него огромное письмо. “Я преклоняюсь пред тобой, теперь я понял, как тебе было тяжело, работать, ухаживать за нами, наводить уют и порядок в доме...”, – писал он. А потом, когда я уже вернулась, он как-то пришел с работы и с торжественным видом нацепил мне на грудь орден Трудового Красного Знамени. “Это и твоя награда, потому что ты всегда создавала мне надежный тыл”, – сказал он.
Еще один штрих. Однажды на одном концерте артист попросил супругу сесть ближе к сцене, во втором ряду. Он декламировал отрывок из поэмы М. Турсунзаде “Дорогая моя”. “Махмуджон смотрел прямо на меня, - рассказывает она, - его голос был таким проникновенным, а когда все сидящие рядом зашептались, вот, мол, его жена, мне стало так неловко...”. Потом я сказала мужу, что эти стихи Турсунзаде посвятил своей жене, на что он ответил: “Зато я читал их только для тебя!”

Театр Большой Мысли
КАК пишут соратники актера, он часто был недоволен слабой режиссурой в театре. «Однажды пришел брат и сказал, что твой Махмуд делает революцию в Минкультуре. Оказывается, его включили в состав комиссии, которая должна была давать разрешение на драматургические произведения, а Махмуд сразу стал браковать слабые драмы, наживая себе врагов»,- рассказывает его супруга.
Он сильно переживал, ведь считал театр своим вторым домом. Поэтому и создал свой «театр одного актера», в котором был сам себе режиссером и актером. Его прекрасные моноспектакли «Любовь к жизни», «Родина и сыновья». «Наедине с собой», где Вахидов выступил страстным пропагандистом таджикской поэзии, создателем незабываемых образов Хафиза, Хайяма и советского поэта-солдата.
В подготовке моноспектаклей его первыми зрителями и критиками в одном лице были близкие друзья – осветитель и оформитель звука Самеъджон Кадыров и Женя Родионова, которые советовали как романтичней и более чувственней прочитать тот или иной монолог. «Вечные проблемы человеческого бытия, противоборство добра и зла, любви и ненависти, отчаяния и надежды, жизни и смерти нашли отражение в театре Вахидова», – писали в то время театральные критики.
Рассказывает известныйфилософ Акбар Турсон – друг М. Вахидова:
- Когда Махмуд готовил свой моноспектакль по рубайятам Хайяма, его советниками были Лоик и Каноат. А когда он готовился к премьере на русском языке в Москве, то спросил совета у меня. Посмотрев его выступление, я сказал, что оно похоже на обычный вечер поэзии, в нем нет выдающегося театрального образа. Мне не понравился отбор рубаи, порядок, то есть очередность выступления, монотонное чтение философских миниатюр Хайяма, даже одежда самого Махмуда и оформление сцены. Я понял, что Махмуд для сценического образа Хайяма выбрал традиционный путь: он хотел показать образ поэта-бунтаря. На самом деле, Хайям наряду с тем, что был поэтом, был также мировым ученым. Поэтому нужно было показать этот образ намного шире, выходя за существующие рамки. Я посоветовал Махмуду разделить читаемые рубаи на три части по содержанию. А также показать его вначале молодым, потом среднего возраста и, наконец, мудрым старцем. И, думаю, в такой интерпретации все было бы намного лучше, и Махмуд сделал бы заметное открытие в художественно-театральном плане. Но победило творческое самолюбие Махмуда.
На премьере в Москве, я сидел в первом ряду зала. И когда Махмуд прочел на русском:
«Назовут меня пьяным - воистину так!
Нечестивцем, смутьяном - воистину так!»
Закрыл на мгновение глаза, а когда начал вторую часть рубаи, открыл их, посмотрел мне в глаза и громко произнес:
«Я есть я. И болтайте себе, что хотите.
Я останусь Хайямом. Воистину так!»
Я понимал, что он хочет сказать, мы продолжали наш спор, который начали еще в Душанбе. Но я все равно остался в выигрыше, ведь я заново прочитал все доступные книги Хайяма…
Несмотря на то, что Вахидов не внял совета друга-философа, спектакль о Хайяме на сцене МХАТа прошел успешно.
Низом Нурджанов:
- В стенограмме обсуждения спектакля со стороны советских критиков несколько раз повторяется: «актер мирового масштаба». Мы, театроведы, называем такого типа актеров интеллектуальными. Таким был кумир Вахидова - Иннокентий Смоктуновский, перед чьим талантом он преклонялся. Вахидов возродил нашу древнюю классическую поэзию, заставил людей задуматься. Он из стихов сделал спектакль, искал действие внутри поэзии. Он основал театр Большой Мысли.
В своих дневниках об этом событии Вахидов пишет, что чувствовал себя неловко перед товарищами по актерскому цеху, что говорит о его невероятной скромности. У него было много замыслов: сделать моноспектакли по произведениям Пушкина и «Мцири» Лермонтова, об этом он рассказывает в своем дневнике. Он хотел выйти за пределы одной республики, одной страны, мечтал о мировых концертных залах.
…М. Вахидов получал уроки по арабской графике. Специально выучил газели Хафиза, чтобы читать их в арабских странах. Проверяя свое произношение, он выступил на одной встрече в институте востоковедения. И получил хорошую оценку.
- Он также учил английский в надежде, что когда-нибудь выступит на сцене в роли Гамлета. Ему как-то пришло из Москвы именное приглашение принять участие в днях Шекспира в Лондоне. И хотя в то время было туго с деньгами, мы их нашли на дорогу, - рассказывает его супруга.
Из Англии Вахидов вернулся воодушевленным: он смотрел игру на сцене великого Оливера Твиста, который исполнял главные роли в пьесах по Шекспиру.
… А когда актер был в Ленинграде - на съемках фильма «Звезда в ночи», где играл главную роль Ахмада Дониша вместе со знаменитой Галиной Вишневской в роли Патти, он специально покупал билеты на все спектакли, которые показывали в то время.
Дилрабо Саидмуродова:
- Махмуджон приходил со съемок, мы бежали на спектакли, между антрактами, он наспех перекусывал. Он пропускал каждый спектакль через себя. Часто признавался мне: «Когда же в наших театрах будут такие аншлаги? Когда наши актеры будут работать над собой, читать больше книг, расширять свое мировоззрение?»
В октябре 1977г. Вахидов подготовил и отправил необходимые документы в Москву – ему хотели присвоить звание Народного артиста СССР. Но не успели…

«Последняя гастроль»
ЭТО были Дни культуры Таджикистана в Ираке – ответный визит наших артистов, где Вахидову предстояло быть ведущим на концертах. Группой руководил Джамшед Каримов – работник Госплана, в составе находились Махфират Каримова – председатель Комитета дружбы и солидарности народов стран Азии и Африки в Таджикистане, артисты Лютфи Кабирова, Зебо Аминзода, Джурабек Муродов, Нукра Рахматова, Фируза Аюбджонова и группа музыкантов.
По рассказам очевидцев, первые дни выступлений, когда Махмуджон Вахидов читал стихи Хафиза, Руми и других классиков на арабском языке, вызвали настоящий фурор. Его поднимали на руки, скандируя: «Вахидов! Вахидов!». Артисты были в шоке: их никогда так не встречали, так громко не аплодировали…
…По словам супруги Махмуджона, он болел перед теми, последними гастролями своей жизни.
- Я просила отказаться от поездки в Ирак, но Махмуджон сказал, что уже готовы все документы. И сейчас перед глазами его светлая улыбка, когда он уходил из дома. Как оказалось, навсегда.
Он умер в ночь с 8 на 9 ноября 1977 года в багдадской гостинице. До сих пор обстоятельства смерти великого артиста остаются под завесой тайны.
Вспоминаетнародный артист СССР Джурабек Муродов:
- Я узнал о смерти Махмуджона на обратном пути, в самолете, потому что нам все время говорили, что он болен, находится в багдадской больнице. Мы были просто в неведении. Ходили слухи, что я имею отношение к его смерти. А его сопровождал зловещий рок. Мы занимались разным видом искусства – он актер, ведущий, я – певец. Поэтому между нами никогда не было никакого соперничества. И получил-то я «Народного СССР» 7 февраля 1979 года. Мы – Лоик, Махмуджон и я, даже дружили, так как были одногодками. Махмуджон читал стихи Лоика, а я исполнял песни на его слова. Эти слухи, хотите - не хотите, очень влияют на психику человека. Но все воздается по праву: те, кто клеветал на меня, получили по заслугам от Всевышнего.
Народной артистке республики Нукре Рахматовой больно вспоминать о той трагедии.
- Эта моя вечная боль – последствия шока, который я испытала в самолете, узнав, что отсутствующий на обратном пути Вахидов, летит вместе с нами, но в другом отсеке - «грузом 200».
Говорит супруга Д. Саидмуродова:
- Он обещал прилететь на мой день рождения – 14 ноября. Я так ждала его (плачет)…
- Не было предчувствия беды? Как Вы узнали о трагедии?
- Я пошла за покупками в магазин, окружающие на меня странно смотрели. Потом начались телефонные звонки: «Можно Вахидова?». А я: «Он в командировке, в Ираке». Бросали трубку. Потом первый секретарь ЦК КП республики Джаббор Расулов вызвал моего отца к себе, рассказал о случившемся, просил подготовить дочь. Отец позвонил и просил срочно приехать с детьми к ним домой. На улице, у нашего дома заметила Лоика, Каноата, Мухаммадиева, Икрами, которые, увидев меня, вдруг развернулись и ушли. Я удивилась, почему так много народу…? Больная мать, узнав о горе, не вытерпела и бросилась мне навстречу: «Держись, дочка!» Я упала в обморок...
Прощание с артистом и митинг проходили в фойе театра им. Лахути. На улицах стояли студенты, которые толпами сбегали с хлопка.
…Четыре года назад жена и сын Вахидова – Масрур создали культурно-благотворительный фонд им. М. Вахидова. Цель фонда – привлечь меценатов, готовых поддержать молодых, талантливых исполнителей.

Вместо послесловия
СОВЕТСКИЕ критики сравнивали Вахидова с великими актерами - Бестужевым и Качаловым, он был лично знаком с Чингизом Айтматовым и Расулом Гамзатовым, снимался с именитыми советскими кинозвездами. Как-то после выступления Вахидова в Дагестане, где он читал стихи Турсунзаде, Гамзатов спросил: «Мирзо, кто это?», Турсунзаде ответил: «Это – наша единица, таких людей не было, и нет...» Такой «единицей» – птицей высокого полета - запомнился нам народный артист республики, лауреат госпремии им. Рудаки, и еще многих международных наград, Великий и Неповторимый Артист Махмуджон Вахидов.


Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 21:53 (link)
НУРУЛЛО ХУВАЙДУЛЛОЕВ
НУРУЛЛО ХУВАЙДУЛЛОЕВ
Нурулло Хуайдуллоевро дар тамоми чумхури чун як тан аз барпокунандагони давлати мустакили Точикистон , аввлин додситони кулли чумхури, марди шучоъ ва нотарсу одил мешиносанд. Ин шахси бузург дар рузхои вазнинтарин ва хассостарини барои халки мо такдирсоз вазифаи масъулро ба ухда дошт ва то рузхои вопасини хаёташ барои сулху салох ва зиндагии осоиштаи мардуми мо мусоидат кард. У чанд сол нохияи моро дар Шурои олии онвакта вакили намуда, дар пешрафти корхои сохтмониву кишоварзи ва накуахволии мардуми нохияи мо кушишхо кардааст.
Нурулло Хувайдуллоев 24-уми августи соли 1992 дар шахри Душанбе кушта шуд, ва хукумати онвакта бе ин хам сустшуда бечонтар шуд. Додситон соати 7.50- и сахари хангоми ба кори давлити равон шудан бо хамрохии ронандааш катл гардид. Нахуст мошинаи хизматии уро боздошта хар дуро аз мошин ба берун кашола карданд. Сипас амр карданд, ки Нурулло Хувайдуллоев сари зону нишинад, ки чавоби рад гарифтанд ва ба зонуяш чанд тир равон карданд. Баъди ба замин афтиданаш уро тирборон карданд- аз часади Нурулло Хувайдуллоев чамъ 20 тир ёфт шуд. Бо чанд тири дигар ронандааш, ки мехост додситонро начот дихад, ба халокат расонида шуд.
Баъди вафоти Нурулло Хувайдуллоев президент Рахмон Набиев хамаги ду хафта- то 7-уми сентябр дар тахт нишаст.
Аз руи далелхои Додгохи олии чумхури котилони Нурулло Хувайдуллоев баъди чанд муддат дастгир шуданд, ки инхо Рахим Нуруллобеков ва Давлатбек Махмудов буданд. 26- уми ноябри 1993 ин хар ду котил ба хукми паррон сазовор дониста шуда, худи хамон руз ин амр ба ичро расонида шуд.
Сухбате, ки дар зер манзуратон мегардад, чанд руз кабл аз амали суикасд ба чони мардум Н. Хувайдуллоев сурат гирифта, онро журналист Тургун Дадабоев энчом додааст ва бори аввал нашр мешавад.

-Дар шароити бозсози руй додани дигаргунихои куллй, вокеахои ачиб, ходисахое, ки инсон дар шаби хобаш хам надидааст, имруз касеро ба хайрат намегузорад. Корпартоию гирдихамоихо ба назар галатй наменамояд. Дар даврони пешин ба хар як навигарй бо чашми хайрат менигаристем. Холо бошад, ин чиз бароямон холати оддй менамонд. Сохибистиклол шудани чумхуриамонро хуш пазируфтем. Давлати хакикатан дунявию хукукбунёд барпо намуда, дар шароити демократа зистан мехохем. Сарфи назар аз миллату мансубият баробархукук хисобидани одамон, дар асоси конун таъмин намудани хукук ва бехатарии онхо вазифаи чонии ходимони прокуратура, суд, милитсия аст, Нурулло Хувайдуллоевич! Фаъолинти Хизби коммунистии Точикистон муваккатан боз дошта шуд. Хамчунин хукукшиноси сохибтачриба ба ин амал чй гуна бахо медихад?

Аввало хаминро гуфтан зарур аст, ки тахти рохбарии ин хизб корхои нек бештар амалй карда шуданд. Бозсозй ва демократия хам туфайли хамин хизб ба вукуъ пайваст. Ба дин рохи васеъ дода шуд. Бояд икрор худ, ки баробари ба чо оварда-,("1 корхой назаррас ба камбудихо pox, дода шуд. Шархи он мушкил гузашт. На коммунистони каторй, балки онхое, ки дар эшелони боло буданд, хатогихои калон содир намуда, номи баланди хизбро паст намуданд. Онхое, ки муваккатан хокимиятро ба даст дароварданд, ба обруи хизб доги шустанашаванда гузоштанд. Ба онхо тамгаи ГКЧП-ро муносиб донистанд. Ва табиист, ки ин "кахрамонхо" бе чазо намемонанд. Аз хамин сабаб фаъолияти ХКИШ мувофики карори Шурой Олии СССР боз дошта шуд, ки он 29 август эълон гардида, 31 август дар васоити ахбори омма дарч шуда буд.

Дар чаласахои Шурой Олии Точикистон баъзе намояндахо бешармона хизби коммунистро гунахкор карда истодаанд. Боз кихо? Онхое, ки нони хамин хизбро хурда, бо шарофати он мансабхои баландро сохиб шуда, як вактхо барои курсй мушт ба сандуки сина зада, "ман коммунистам!" гуфта билети хизбро пеша мекарданд. Ва холо бо дахони пур онро бадном карда истодаанд. Ин кабил "коммунистони дуруя вобастабатагйир ёфтани авзои сиёсии кишвар пустинашонро иваз мекунанд. Пеш аз талаб кардани чизе кулохро аз cap гирифта, дурусттар фикр намекунанд. Чунки бинобар сохибистиклол шудани чумхурй то рузи манъи фаъолияти ХКИШ аз сафи он баромада мустакил шудани Хизби коммунисти Точикистонро ба хотир намеоранд ва ёдовар шудан хам намехоханд. Наход хамин чизро сарфахм нараванд? Ман фикр мекунам, ки барои манъи фаъолияти он асосе нест.

Дар асоси талаби баъзе намояндахо фаъолияти Хизби коммунисти Точикистон ба муддати ду мох боздошташуда ба дари идорахои комитетхои хизбии нохия, шахр ва вилоятхо кулф заданд Диккататонро ба як чиз чалб намуданиям. Дируз котиби якуми кумитаи хизбии нохияи Дангара Адолат Рахмонова ба ман занг зада гуфт, ки бинои кумитаи хизбро бастанд. Хол он, ки дар он бино ба гайр аз кумитаи хизбй идорахои се-чор ташкилотхои дигар чрйгиранд. Хамрохи ходимони кумитаи хизбй кормандони ин ташкилотхоро хам дар куча гузоштаанд.

Ин рафтори номатлуби ашхоси мутасаддй баёнгари он аст, ки худ конунро дуруст намедонанд. Агар чунин намебуд, танхо хучрахои ба кумитаи хизб дахлдоштаро мебастанду бас.

Манъи фаъолияти Хизбикоммунисти Точикистон ба мухлати ду мох, ба хама маълум аст. Дар ин муддат мо фаъолияти онро пура ва амик, тафтиш намуда, дар ГКЧП иштирок доштан ё надоштанашро муайян месозем.

Агар дар хакикат дар ГКЧП иштирок намуданаш исбот шавад, фикрамонро баён карда, хулосаамонро оиди бархам додани хизб бароварда, корро барои баррасй намудан ба Суди Олии Точикистон мегузаронем. Агар Хизби коммунисти Точикистон дар ГКЧП иштирок накарда бошад, дар он холат ба Шурой Оли маълум мекунем. Холо ин корро омухта истодаем.

-Имруз дар чумхурй бисерхизбй ба вучуд омадааст. Аз чумла

Хизби демократй, чамъияти "Растохез" фаъолият карда истодаанд. Хизби нахзати ислом фаъолияти хешро oгоз карданист. Умуман, оиди намояндагони дин ва ояндаи хамин хизбхо чй гуфтанихо доред?

-Ман чонибдори бисёр хизбиям. Ва ба он максад, ки ин хизбхо дар рохи ободии кишвари азизамон ва халки он хизмат кунанд, одамонро бо обру ва мехнаташон ба рохи нек хидоят карда тавонанд. Хар гуна хизбе, ки тибки конун амал кардан маромаш аст, албатта, эхтироми умумро сазовор мешавад. Агар ба гурухбозй, махалгарой, миллатгарой рох, дихад, хеч, гох, пойдор нахохад монд. Ва хох, нохох, дучори нафрати халк, мегардад.

Бо ташаббуси харакату хизбхои фавкуззикр дар майдони "Озодй"-и пойтахти гирдихамой ташкил карда шуд. Иштирокдорони он якчанд руз аст, ки: "озодй, демократия, нест бод Хизби коммунисти Точикистон, парламент ба истеъфо барояд!" ва хамин кабил талабхоро ба миён гузошта, аз номи халк, сухан мегуянд. Ва бо алфози кабех, ба иззати нафси одамон мерасанд. Охир, ин эхтиром накардани конун аст-ку! Фаромуш набояд кард, ки дар хамагуна холат аз меъёр баромадан лозим нест.

Аксарияти гирдихамомадагон сокинони нохияхо мебошанд. Бештарашон падархондхоеанд, ки тачрибаи бойи хаёт-ро омухта ва ба таври дигар гуем, ин муйсафедони нуронй гармию сардй, гуруснагиро бо чашмонихуд дидаанд. Магар хуб нест, ки онхо фарзандонашонро насихат карда, рохи дурусти хаётрр нишон диханд ва давлати пирй ронда, шукргузорй кунанд? Рахми кас меояд, ки онхо ба суханони баъзе ашхос гуш дода, рузхои борони руи рохи мумфарш нишаста, бехуда азоб мекашанд.

Максад аз ин гуфтахоям хамин аст, ки ман бо чор-панч нафар иштирокчиёни гирдихамоии синну солашон табаррук хамсухбат шуда пурсидам, оё онхо аз давлат нафака мегиранд, оё дар махаллаашон масчид хаст ва касе барои тоату ибодат карданашон халал намерасонад? Дар чавоб шукр гуфтанашонро шунидам. Вакте мазмуни: "озодй", "демократия", "нест бод Хизби коммунисти Точикистон!"-ро пурсон шудам, онхо китф дар хам кашиданд ва гуфтанд, ки инро ба онхо ёд додаанд.

Ба замми ин хар руз бо гушти чорво хурокхои гуногун тайёр мекарданд, Онхое, ки якчанд руз дар гирдихамой иштирок карда ба кор набаромаданд, оё конуни мехнатро вайро накарданд? Чунин нафарон ба худашон ва ба давлат хисорати зиёде ворид сохтанд. Сокинони пойтахт аз вокеахои феврали дилгир шуда, фарзандонашонро хафтахо ба мактаб нафиристоданд. -Хамон рузхо дар донишгоххо имконияти пурра дарс гузаштан набуд. Кишоварзони навохии атрофи Душанбешахр ба бозорхои пойтахт овардани меваю сабзавот ва дигар махсулотхоро катъ карданд. Дар натича нархи як килограмм сабзй ба чор сум расид. Хатто як руз ба бозори "Баракат" сабзй наоварданд. Шахрвандони мансуб ба миллати рус, махсусан, мутахассисони сохибтачриба аз такрор ёфтани вокеахои феврали, аз такдири минбаъдаи ахли хонадонашон дар чунин вазъият ба харос афтода, чумхуриро тарк намуда истодаанд. Ана, манфиати кутохандешихо ва аз номи дин бехуда суха гуфтанхон.

Нурулло Хувайдуллоев дар химояи хакикат якрав буд. Уро харидану тарсонидан имкон надошт. Барои хамин хам дар чумхурй хамчун инсони хоксору халолкор, росткавлу поквичдон ва принсипнок, хукукшиноси сохибтачриба, насуру кавиирода, дилсузи Ватан мешинохтанду эхтиромашро ба но меоварданд. Хислатхои начибу ибратбахш ва танхо аз руи конун фаъолият карданаш боне шуда буд, ки номаш вирди забонхо гардад ва рох, ба дилхо ёбад. Аз рузи аввали орози фаъолияти касбй дар Прокуратураи генералии Точикистон то лахзаи ба таври фочиавй халок шуданаш нисбати ашхоси чиноятпеша ва торочкунандагони моликияти чамъиятй, вайронкунандагони конун муборизаи беамон бурд.

-Нурулло Хувайдуллоевич! Дар чаласаи охирини Шурой Олии Чумхурии Точикистон дар хакки Раиси комичроияи шахри Душанбе М.Икромов суханони зиёде гуфта шуд. Шахсан худи шумо хам гап зада будед. Дар сухбати мизи мудаввари баъдй аз чй бошад, ки фикрхо дигар шуданд?

-Дар хакикат дар чаласа оиди аз чояш гирифтани мучассамаи В.И.Ленин байни намояндахои халк, афкори чиддй ба амал омад. Мучассамаро эхтиёткорона гирифтан мумкин буд. Тавре, ки дар бисер чойхо чунин амал карданд. Аммо дар мо ин амал бараке ба 40 оварда шуд. Афтонидани мучассама ин муносибати ба инсонхо хос нест. Агар суханхои намояндахои халкро дар ёд дошта бошед, намояндаи Конибодом Юсуфчон Ахмадов чунин гуфта буд: "касби асосии Раиси комичроияи пойтахт «М.Икромов мухандиси сохтмон аст. Аммо натавонист, ки хайкали Ленинро аз чояш тавре гиронад бе шикастан».

Дар ин бора дилсузона сухан гуфтани Юсуфчон Ахмадов, албатта, бесабаб набуд. Хамон вакт чунин муносибати хунукназарона ба хама аламовар буд. Ман хам дар чаласа ичозат пурсида, ба саросемагй рох, додани Раиси шахрро баён карда афзудам, ки бо намояндахои Шурой шахрй маслихат карда ин амалро анчом додан мумкин буд. Лекин риояи конун фаромуш шуд! Ман хеч гох, аз гуфтахоям руй наметобам.

Ногуфта намонад, ки нисбати онхое, ки зери парчами демократия дар афтонидани мучассама иштирок кардаанд, парвандахои чиной огоз намудаем.

Онхо катьи назар аз кй буданашон дар назди конун чавоб хоханд гуфт. Нияти катъ кардани парвандахои чиноиро надорам!

-Бори нахуст дар чумхурй маьракаи бо речи раъйпурсии умумихалкй интихоб кардани Президент торафт наздик шуда истодааст! Тавре маълум аст, довталабони ин мансаб зиёданд. Албатта, байни онхо ба амал омадани садди рохи якдигар шудан. фиреб доданхо, вайрон кардани конун аз эхтимол дур нест. Дар ин холат мавкеи прокуратура чи тавр мешавад.

Хар шасе, ки худро ба мансаби Президенти Точикистон муносиб медонад, номзадиашро пешниход карда метавонад. Сарфи назар аз чанд нафар будани онхо, конун ба номзадхп инро ичозат медихад. Фарзандони сазовори Ватан аз хизб ва харакатхои сиёсиашон номзадхои арзандаро пешбарй карда метавонанд. Номзадхо хангоми вохурихо интихобкунандагонро бо барномаи худ шинос карда, дар хусуси ба халку кишвар минбаъд чй тавр хизмат карданашон сухан мегуянд. Халк, ба онхо бахр медихад. Хар як шахси номзадиаш ба кайд гирифташуда танхо мувофики конун амал мекунад. Дашном додани хамдигар, тухмат кардан тибки конун манъ аст. Онхоеро, ки бо максади бештар ба даст овардани овозхо кушиш намуда, хона ба хона мегарданд, дар холати ошкор шудани ин хол фавран аз чониби хавзахои интихоботи огохонида, амали номатлуб пешгири карда мешавад. Дар ин бабат прокуратура доимо гушу хуш шуда меистад ва риояи катъии конунро таъмин менамояд. Умуман, ба фикри ман, Президенти кишвар бояд шахси окилудоно, чонибдори некуахволии халк, дорой тачрибаи бои хаётй бошад.


-Магар гирдихамоии охирии конунй буд? Чаро намоишчиён истеъфои Шуморо талаб карданд?

-Саволи бачо. Намоишчиён ба фаъолияти намояндахои халк халал расониданд. Хамин холат ва тезу тунд шудани вазъиятро ба хисоб гирифта, рузи дуюми гирдихамой вазъияти фавкулодда эълон карда шуда буд.

Ба ин нигох, накарда, гирдихамоиро давом доданд. Фармонро ба эътибор нагирифтанд. Ин маьнои конуншиканиро дорад.

-Дар вокеъ, намоишчиён ба истеъфо баромаданамро талаб карданд. Аммо бисерин онхо хатто намедонанд, ки Прокуратураи кишварро аз кадом руз инчониб рохбарй мекунам. Ба пиндори ман, истеъфоямро талаб кардани намоишчиён маънои онро дорад, ки ду-се нафар хамин чизро ёд додаанд. Дар "ин мансаб танхо мохи чахорум аст, ки фаъолият мекунам, на зиёд. Ман чй баде кардаам, ки бо тамоми овоз истеъфо доданамро талаб мекунанд. Шахсиятамро халки азизам донад, хамин кофист! Максадам химояи конун, хизмати содикона ба халку Ватан аст, на чизи дигар! Бояд гуям, ки рухафтода нашудаам! Баркияхои аз нохияхо расидаистода кувваю гайратамро афзун менамоянд. Масалан, аз нохияхои Дангара Сафар Вохидов, Панч Амир Хиёбеков, хамчунин аз чониби Шурой кишоварзони хамин нохия баркияхо расиданд. Дар онхо аз чумла чунии гуфтахо сабт шуда: «мардум Шуморо дастгирй мекунанд, кори асосиатонро, ки хифзи конуният аст, давом дихед.

-Нурулло Хувайдуллоевич, барои ичрои корхои хайр ба Шумо омад мехохем!
Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 21:55 (link)
ИБРОХИМ УСМОНОВ


Справка: Иброхим Усмонов родился в кишлаке Понгоз Аштского района Ленинабадской (ныне Согдийской) области. Окончил факультет журналистики Таджикского Государственного Университета и аспирантуру Московского Государственного Университета. Доктор исторических наук, профессор. Работал корреспондентом газеты «Точикистони Совети», преподавал в ТГНУ, был советником Кабульского университета (Афганистан), деканом факультетов таджикского языка и литературы, журналистики и перевода ТГНУ, 1-м заместителем председателя Государственного Комитета по телевидению и радиовещанию Таджикистана. В 1994 - председатель Государственного Комитета по телевидению и радиовещанию РТ. В 1995-96 - Государственный советник президента РТ по науке и социальным вопросам. В феврале 1995-2000 - народный депутат Маджлиси Оли, председатель Комитета по международным делам, межнациональным отношениям и культуре. Одновременно, в июле 1997-2000 - председатель Подкомиссии по политическим вопросам Комиссии по национальному примирению. В 2000-2001 - депутат Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли РТ, председатель комитета Маджлиси намояндагон по науке, образованию, культуре и молодежной политике. С декабря 2001 по 6 января 2004 - Государственный советник президента РТ по социальному развитию и связям с общественностью. С 6 января 2004 года по 2006 годы - первый заместитель министра культуры РТ. Член Союза журналистов с 1974. Член Правления Международной Ассоциации журналистов с 1993.








Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 21:58 (link)
МУЛЛО АБДУРАХИМ
МУЧИЗАИ АШТ | Чоп | 20.07.2009 11:20 Аз маркази нохияи Ашт ша&храки Шайдон рохи дехаи Понгозро пеш гирифтем. Рости гап, манзарахои табиати ин гушаи зебоманзари диёри азизамон маро дар хар сари кадам мафтуну шефтаи худ мекард. Мехостам, ки хар лахза мошинро аз у харакат боз дораму аз тамошои сангу куху маргзору чашмасорони ин мавзеи бихиштосо лаззат бубарам, чашму ақлу дилу ҳушро ғизои руҳи бидиҳам. Дар ҳар як мижа задан ба хаёлам шоҳкории Наққоши азалро он чо медидам. Куҳҳои бовиқору ҳавои мулоиму обҳои ширини ин хитаи зебо бори як чаҳон маъниро бо худ мекашиданд. Табиати ин чо гуё бо забони безабони мегуфтандам, ки акнун фаҳмидӣ, ки чаро дар байни мардуми ин диёр афроди барӯманду донишманданду соҳибкирому соҳибназар чӣ қадар зиёданд. Моту мабҳути табиати фусункор будам, ки овозе ба гӯшам расид: «Расидем, ин аст масчиди «Нури имон!». Чун ба тарафи ишора намудаи раҳбаладам домулло Қурбонали нигоҳ кардам қариб буд, ки фаромуш кунам дар кучоям. Лаҳзае гумон кардам, ки дар яке аз зеботарин куча ва ё растаҳои Самарқанд ва ё Бухороям. Худоё, Туи Қодиру Тавоно! Он чиро ки ман дар яке аз гушаҳои дурдасттарини куҳистон дидам чуз муъчизаи Илоҳи чизе дигаре наметавон гуфт. Муъчизае, ки бандаҳояшро барои офаридани он ҳидоят намудааст. Оё баъди дидани чунин манзара ман метавонистам бо нафаре, ки ин масчид бо ибтикору талош ва кушишҳои у бунёд шудааст, суҳбат накунам? Домулло Абдураҳими Аштиро ман бори аввал дар байни муҳочирони точики муқими Афғонистон дар соли 1993 дида будам. у шояд ягона олими баландпояи исломи буд, ки миёни муҳочирон аз мардуми шарифи шимоли кишварамон намояндаги мекард. Хизматҳоеро, ки у дар он чо карда буд, то ба имрӯз мардуми ба ватанбаргашта, ки умдатан аз ҷануби кишвар буданд, ба некӣ ёд мекунанд. Аз ҷабру зулме, ки дар он ҷо ноодилона болои ӯ раво дидаанд, низ гоҳ-гоҳе сухан мегӯянд. Вале инҳо қиссаҳоеанд, ки нақлашонро барои вақти дигар мегузорем. Имрӯз мехоҳем аз ин марди шариф бипурсем, ки чӣ гуна муяссараш шуд, ки чунин кори бузургу таърихиро анҷом бидиҳад. -Нахуст аз ӯ суол мекунам, ки аз кай боз дар дил орзуи бунёди чунин як масҷидро мепарваридааст? - Ман орзуи дар ҳамин деҳаи зодгоҳам сохтани масҷидро ҳанӯз аз соли 1992 мепарваридам. Вале ба сабабҳои маълум он солҳо нияти мо ҷомаи амал пӯшида натавонист. Солҳо гузаштанд. Сулҳу салоҳ шуд. Боз дар сар ҳавои бунёди масҷид омад. Ҳамин мавзеъро аз ҳукумат мо соли 1998 гирифтем ба нияти сохтани масҷид. Масоҳаташ шасту ҳафт сотих мебошад. Ҳамон сол мо тарҳашро кашидем. Оғоз ба гузоштани таҳкурсиаш кардем. Вале сел омад ва корҳои анҷомдодаи моро барбод дод. Баъдан аз соли 2000 ба таври ҷиддӣ ба сохтмони масҷид шурӯъ кардем. Санги аввали сохтмони ин масҷидро бедилшиноси маъруфи тоҷик, шогирди Қорӣ Муҳаммадҷони маъруф ба тахаллуси Ҳиндустони мавлавӣ Абдулҳай ҳамон вақт гузошта буданд. Баъди ду соли оғози сохтмон устод Муҳаммадшарифи Ҳимматзода омаданд. Қабати аввалро сохта будем. Онҳо вусъати сохтмонро диданду «Мошааллоҳ» гуфтанду дуо доданд. Баъди он ки деворҳои қабати дуввумро низ бардошта будем, устоди бузургвор Сайид Абдуллоҳи Нурӣ раҳматуллоҳи алайҳ, ки ба тӯйи хонадоршавии Шокирҷон ном фарзанди Ҳоҷӣ Ҳусейнбой омада буданд, ба қабати дуввуми ин масҷид баромаданд. Эшони Маҳмудҷон писари эшони Тӯраҷон раҳматуллоҳи алайҳ аз устод хоҳиш карданд, ки дар ҳаққи ин банда як дуо кунанд. Устоди бузургвор гуфтанд, ки аз мо нафарҳои зиёд 40 ҳазору 100 ҳазор доллар масҷид месозем гӯён пул гирифтанд. Вале мутаассифона, на ҳамаи онҳо аз ӯҳдаи сохтани масҷид баромаданд. Домулло Абдураҳими Аштӣ аз мо фақат дуо гирифт ва бинед, ки бо ин дуоҳо то куҷо пешрафт кардааст. Ва устоди бузургвор боз даст ба сӯйи осмон бардоштанду аз самими дил дуо карданд. Ҳамин буд, ки 20 августи соли 2008 ин масҷиди бошукӯҳ расман ифтитоҳ шуд. Дар маросими ифтитоҳи он устод Ҳоҷӣ Акбари Тӯраҷонзода- узви Маҷлиси Миллии МОТ, Муҳиддин Кабирӣ-раиси ҲНИТ ва вакили мардумӣ дар Маҷлиси Намояндагони МОТ, муфтӣ Амонуллоҳ Неъматзода раҳбари Маркази Исломии Тоҷикистон, ва барои ман хеле муҳим ва хурсандиовар ин буд, ки дар ин маросим устоди аввалини ман шайх ва қорӣ Ҳакимҷони Марғелонӣ, ки 106 сол доранду Худоро шукр, ки ҳанӯз дар қайди ҳаёт ҳастанд, ширкат карданд. Ҷамъ қариб ҳашт ҳазор намозхон дар маросими ифтитоҳи масҷид ширкат варзиданд. Ду рӯз баъди ифтитоҳи масҷид дар намози ҷумъаи аввалин эшони Нуриддинҷон ҳузур доштанд. Панҷ моҳ боз дар минтақаи мо он шабу рӯз ягон қатра борон наборида буд. Мардум ҳама дар орзуйи борон буданд. Ҳазрати эшони Нуриддинҷон хутбаи якумро хонда буданд, ки борон ба боридан сар кард. Бовар мекунед, борон дар ҳудуди яккилометрии атрофи масҷид чунон борид, ки ҳама кӯҳу даман сероб шуд. Ин қудрати Худовандиро дида мардуми намозхон дар дохили масҷид аз шодӣ ашк мерехтанд. - Оё метавонед бигӯед, ки барои сохтмони ин масҷид чӣ қадар маблағ сарф шудааст ва онро Шумо аз куҷо дарёфт кардааед? -Як нафар аз бойҳои Арабистони Саъудӣ бо номи амир Машъал ибни Муҳаммад ибни Оли Саъуд ҳангоми дар Арабистони Саъудӣ буданам ба мо ваъда карда буд, ки то як миллион доллар барои сохтмони масҷид пул медиҳад. Аз мо хоҳиш карда буд, ки замин бигирем ва омодагии аввалияро бубинем. Мо замин гирифтем. Тайёриҳои дигарро низ дидем ва билохира ба назди ӯ рафтем. Вале мутаассифона, то ба имрӯз ӯ як риёл ҳам ҷудо накардааст. Лекин бо кӯмаки собиқ бухориҳову кӯлобиҳову хуҷандиҳои муқими Арабистони Саъудӣ маблағи зиёдеро мо ҷамъ овардем. Аз ягон ташкилоти расмӣ на аз «Иғоса», на аз «Робитаи олами ислом», на аз дигар созмонҳои хайрия пул нагирифтаем. Барои дарёфти маблағ мо инчунин сафарҳои зиёде доштам ба Амороти Муттаҳидаи Араб, Уммон, Туркия ва аз онҷо ба Русия сафар мекардем. Дар Русия бародарони аштие, ки дар Набережные Челны, Ижевск, Перм ва Дмитровоград буданд, ба мо кӯмаки моливу пулӣ мекарданд. Шурӯъ карда аз 10 доллар то 20 ҳазор, 50 ҳазор доллар кӯмак мекарданд. Дар сохтмони ин масҷид то имрӯз 800 ҳазор доллар маблағ сарф шудааст. Алҳамдуллилоҳ рӯзҳои ҷумъа то 3 ҳазор намозхон ҷамъ меояд. Порсол сафи таробеҳхонон то 400 нафар расид. Имрӯзҳо, ки ҷавонон ба шаҳрҳои Русия барои кор рафтанд, сафи намозхонон камтар шудааст. - Оё дар ин масҷид ба толибилмон низ дарс дода мешавад? -Алҳамдуллиллоҳ, сохтмони масҷид ба поён расид, вале мо нияти сохтмони як мадрасаеро дорем, ки дар он 20 нафар таҳсили илм карда, улуми исломиро аз худ намоянд. Мадраса чаҳорсола бояд бошад. Дар умум 80 толибилм дар он таҳсил хоҳад кард. Барои 80 нафар мо ҷойи хоб, хурду хӯрок таҳия хоҳем кард. Дар ин мадраса ҳам таълимоти дунявӣ хоҳанд гирифт ва ҳам ухравӣ. Мақсади асосӣ аз таълими ин толибон ин аст, ки ба ҷомеъа хизмати дуруст кунанд. Ғайр аз он мо нияти неки дигар , яъне сохтани як шифохонаеро дорем, ки бинои он 40 метр дарозӣ дошта бараш 10 метр хоҳад буд. Дарои 24 кат хоҳад буд. Аллакай 100 ҳазор хишти онро таҳия кардем. Овардани хиштро низ аз ҳафтаи оянда шурӯъ хоҳем кард. -Масолеҳи сохтмонии масҷидро аз куҷо овардед, чӣ гуна таҳия кардед? - Чӯби сақфи масҷидро пурра аз Русия овардем, аз вилояти Свердловск.Масолеҳи дигар, аз қабили бетону симу арматур ин ҳамаро аз Тоҷикистони худамон пайдо кардем. Тибқи нақша зербинои масҷид тақрибан 3 метру 60 сантиметр чуқур бояд мешуд. Вале дар ибтидои сохтмон баъзе аз ашхосе, ки намехостанд масҷид сохта шавад, ҳаргуна овозаҳои бадномкунанда паҳн карданд ва мо баъдан бештар ба он аҳамият додем, ки қисмати берунии он баландтару зеботар шавад ва алҳамдуллиллоҳ ба мақсади ниҳоии хеш расидем. Як чизро бояд бигӯям, ки ин мӯҷизаи Илоҳӣ, ман онро чизи дигар гуфта наметавонам, тӯҳфаи Худовандӣ барои он 70 соли зери султаи шӯравӣ ранҷ кашидани диндорони соҳибиззатамон дар ин кишвари азизамон мебошад. Худованд подоши ҳамон сабру тоқатҳо ва ранҷу азиятҳо ҳамин мӯъҷизаи хешро ба мо ҳадя кард. Аз сӯйи дигар мову шумо замоне дар ҳиҷрат дар Афғонистон будем. Сарвари кишварамон Эмомалӣ Раҳмон мардонавор, нотарсона ба он ҷо рафтанд ва даст ба дасти устод Сайид Абдуллоҳи Нурӣ дода дар кишвар сулҳу оштиро барқарор карданд. Агар истиқлолият намебуд, агар дар Ватани мо сулҳу амният тантана намекард, сохтани чунин як масҷиди боҳашамат дар як деҳаи дурдасти кӯҳистонӣ аз имкон берун буд. Вақте, ки Созишномаи умумии сулҳу оштӣ дар Маскав ба имзо расид, ман дар Арабистони Саъудӣ будам, ба ҳайси намояндаи муҳоҷирини тоҷик дар он ҷо. Росташро бигӯям ман дигар ба Тоҷикистон баргаштанӣ набудам. Вале устодон марҳум Сайид Абдуллоҳи Нурӣ, Ҳоҷӣ Акбари Тӯраҷонзода, Муҳаммадшарифи Ҳимматзода исрор карданд, ки ба Тоҷикистон баргардам. Онҳо ҳарсе тақрибан як гапро гуфтанд: «Абдураҳим, мард он касест, ки баъди сулҳу салоҳ ба Ватан баргардаду барои ободиву рушди он камари ҳиммат бубандад». Баъди ин суханони бузургон дар Хонаи Худо, дар назди Асвадул Асҷад аз Худои бузург хоҳони бозгашти сарбаландона ба Ватан шудаму талабгори сохтани ҳамон масҷиде, ки як вақтҳо дар орзуи бунёдаш будам. Инак ҳазорон бор шукри Парвардигори худро мекунам, ки маро ба мақсадам расонд. Деҳаи мо 26 ҳазор аҳолӣ дорад. Мардум дар 28 масҷиди панҷвақта намозҳои худро мегузоранд. Ин натиҷаи ҳамон сулҳи устод Нуриву Эмомалӣ Раҳмон мебошад. Устодро Худо раҳмат кунад, қабрашонро пурнур кунад ин аст самараи ҳидояти ӯ. Мо аз муфтии ҷумҳурӣ мӯҳтарам Амонуллоҳ низ хеле миннатдор ҳастем. Ба хусус аз Раиси Ҷумҳур Эмомалӣ Раҳмон ман хеле миннатдор ҳастам. Алҳамдуллилоҳ, дар ягон ҷо касе садди роҳи мо нашудааст. На дар аэропорт, на дар гумрук ва на дар дигар ҷо. Ман фикр мекунам, ки азбаски фаъолияти ман шаффоф буд ва ҳама медонистанд, ки ман барои худам ин корро намекунам, касе садди роҳи ман намешуд. Ман зани дуввум нагирифтам, барои худам мошин нахаридам, барои худам хона накардам. Ман танҳо барои ризои Худо ин корро кардам. Инро ҳама медонистанд. Шояд барои ҳамин ҳам касе садди фаъолияти ман то ба ҳамин рӯз нашудааст. Вале бунёди ин масҷидро агар касе танҳо саҳми ман донад, албатта хато мекунад. Ман пеш аз ҳама аз Худо ва аз ҳамдеҳагони худ миннатдорам. Аз рӯзи оғози кор то ба рӯзи ифтитоҳи масҷид мардуми деҳаи мо 151 бор ба ҳашар баромадаанд. Дар ҳар як рӯзи ҳашар аз 120 нафар то 300 нафар одам ҷамъ мешуд ва ба кор бо дили гарм машғул мешуданд. Бояд бигӯям, ки ҳамон рӯзе, ки ҳашар эълон мекардем, мардум худашон пул ҷамъ мекарданд, гӯфанд мехариданд, мекуштанд, шӯрбо мекарданд. Ҳашар не, як сайр мешуд. Ҳашари 151-ум се рӯз қабл аз ифтитоҳи масҷид баргузор гардид. Дар ин ҳашар 480 нафар зан омад. Дар байни онҳо муаллимаҳо, духтурон, мураббияҳо ва дигарон буданд, ки бо ҳиҷоби шаръӣ омада дар тоза кардани масҷид, дару тирезаи он саҳм гирифтанд. Аз ин кор фикр мекунам, ки натанҳо худи мардумро хуш меомад, балки арвоҳи гузаштагон низ шод гардиданд. - Хоҳиш мекунам дар бораи зиндагиномаи худ чанд сухан бигӯед? - Ман соли 1958 дар деҳаи Понғози ноҳияи Ашт таваллуд шудаам. Мактаби миёнаи ба номи Одинамуҳаммади Маъданро дар ҳамин ҷо хатм кардам. Дар синни наврасӣ орзу доштам , ки мисли амакам Артисти хизматнишондодаи республика Неъматҷон Дӯстматов ҳунарманди синамо шавам. Соли 1974 аз тарафи мактаб моро барои ягона кардани ниҳолҳои пахта ба минтақаи пахтакории ноҳия бурданд. Дар он ҷо ман ба беморие гирифтор шудам, ки дигар аз забон, яъне аз гуфтор мондам. Ҳатто муддате дастонам низ аз кор монданд. Модари бузургворам маро ба куҷоҳое, ки набурд. Ахиран чил бор маро чилёсин кунонданд. Ба қудрати Илоҳӣ ман боз шифо ёфтам. Дар ҳамон давра билети комсомолии хешро сӯхтам. Баъди билети комсомолиро сӯхтан маро девона гуфта қариб, ки роҳии шифохонаи касалиҳои рӯҳӣ бикунад. Ба ҳар ҳол соли 1975 мактаби миёнаро хатм карда бо ҳамроҳии падару модарам ба Тошканд, ба назди муфтии Раёсати мусулмонҳои Осиёи Миёна Зиёвуддинхон рафтам. Хоҳиши волидайнам ин буд, ки дар яке аз донишкадаҳои расмӣ илмҳои мусулмониро аз худ кунам. Зиёвуддинхон маро хуфия ба Марғелон ба назди Ҳакимҷон қорӣ, ки феълан 106 сола ҳаёт ҳастанд, фиристоданд. Ман дар назди он кас таълими динӣ мегирифтам. Рости гапро гӯям, ман ягон олиму донишманди бузург нашудам. Баръакс соли 1985 дар Намангон аз сӯйи мақомоти қудратӣ ҳабс шудам. Се сол дар яке аз маҳбасхонаҳои шаҳри Навоӣ зиндонӣ будам. Алҳамдуллилоҳ, ки дар он ҷо низ вақти худро зоеъ накардам. Сиву ҳафт нафарро таълими илм додам, намозхон кардам. Азҷумла ду нафарашон рус буданд. Яке аз онҳо Сергей ном дошт, ки номашро Сироҷиддин мондам ва дигараш Борис ном дошт, ки Баҳриддинаш ном кардем. Дасти онҳоро ҳалол низ кардем. Соли 1989 ман аз ҳабс озод шуда ба ноҳия баргаштам. Аз тарафи ҳукумати вилоят ҳамон сол маро дар масҷиди марказии ноҳия масҷиди Шайдон, ки аслан Шаҳидон аст, имом хатиб таъин карданд. Масҷид дар ҳолати ногувор қарор дошт. Бо ҳамроҳии мардуми шарифи ҳамон маҳалла ба обод кардани масҷид шурӯъ кардем. Худо раҳмат кунад Нуруллоҳ Ҳувайдуллоев Прокурори генералии Тоҷикистонро, ки депутати Шӯрои Олӣ буданд, тибқи накази мо барои обод кардани масҷид кӯшишҳо ба харҷ медоданд. Дар якҷоягӣ корҳои хуберо анҷом додем. Вале мутаассифона, бо тақдири Илоҳӣ он касҳо марҳум шуданд. Вазъият хароб шуд. Гилему анҷоми масҷидро як иддаъ бебеасарон оташ сар доданд. Мехостанд дар ҳамон қатор моро низ тӯъмаи оташ кунанд. Мо фирор кардем. Аввал ба Тошканд рафтем, аз он ҷо ба Самарқанд, сипас ба Душанбе. Вазъият дар Душанбе ҳам ноором шуд. Баъдан ба Афғонистон фирор кардам. Дар он ҷо ба ҳайси муҳоҷир ду сол дар байни муҳоҷирини тоҷики муқими Афғонистон будам. Шумо худатон шоҳид, ки ду сол барои ин муҳоҷирин хизмат кардем. Сездаҳ вилояти Афғонистонро аз наздик тамошо кардам. Бо тамоми роҳбарон ва қумандонҳои вақти Афғонистон шину хез доштам. Ихтилофҳои зиедеро низ дидем. Шумо медонед, ки дар зиндони Ризвон 12 рӯз маҳбас будам. Бисёр лату кӯб карданд. То ҳатто маро ба об афтода ғарқ шуда мурд гуфта ахбор ҳам доданд. Худо раҳмат кунад устод Нуриро! Мардонавор рафта маро аз ҳамон машқгоҳи Ризвон гирифта овард. Ва ман Покистон рафтам. Ният доштам, ки аз Покистон ба Қазоқистон биравам. Худамро аз ҳамон ихтилофҳову низоъҳо дур бисозам. Дар Покистон устод Тӯраҷонзода машварат доданд, ки ба Арабистони Саъудӣ ба зиёрати хонаи Худо биравам. «Ту зеби хонаи Худо дорӣ, бирав дар ҳамон ҷо тавофу зиёрат бикун ва доимо дар дуои хайри мо муҳоҷирони дур аз Ватан бош. Ин аст ҷиҳоди ту! Ин маслиҳати устод Тӯраҷонзодаро гирифтам ва равонаи Хонаи Худо шудам. Ду солу шаш моҳ дар Арабистони Саъудӣ будам. Аз ин як солу ду моҳ дар Маккаи Мукаррама ва як солу чор моҳ дар Мадинаи мунаввара будам. Ҳам ибодат кардам ва ҳам таълим гирифтам. Баъд аз он ки Созишномаи умумии истиқрори сулҳу оштӣ моҳи июни соли 1997 дар Маскав ба имзо расид Раиси ҷумҳур бо як гурӯҳ аз намояндагони ҳукумат ба нишонаи шукронаи сулҳ дар Ватани азизамон ба Арабистони Саъудӣ рафта аввал дар Маккаи Мукаррама ҳаҷи умра карданд, сипас ба зиёрати марқади Пайғамбари Акрам (С) ба Мадинаи Мунаввара рафтанд. Нағз дар ёдам мондааст, ки рӯзи чаҳоршанбе буд. Ман ҳам ҳамон лаҳзаҳо дар ҳарам будам. Раиси ҷумҳур дар ҳарам гӯшаеро нишон доданд ва пурсиданд, ки инро чӣ мегӯянд.Намозхоне ҷавоб доданд, ки ин меҳроби масҷид аст, ки Расули Акрам дар он намоз мехонданд. Ман дар қафо ба ин суолу ҷавоб гӯш мекардам. Раиси ҷумҳур гуфтанд, ки ман мехоҳам, ки дар меҳроби Пайғамбар намоз хонаму дар ҳаққи миллати азияткашидаам пеши Худо дуо кунам. Рости гап, ин суханҳоро шунида дар дили ман муҳаббати Ватан ҷӯш зад. Фикр кардам, ки суханони Раиси ҷумҳур ин худ як фоли нек аст. Панздаҳ рӯз баъди ин воқеъа устод Тӯраҷонзода, устод Ҳимматзода ва билохира устод Нурӣ ҳама ба дунболи якдигар занг зада маро ба Ватан даъват карданд. Гуфтанд «домулло Абдураҳим шумо ҳам яке аз пешвоёни мардуми шимол ҳастед, биёед ба Ватан, онро обод кунед». Ҳамон вақт қабл аз ба Ватан баргаштан дар тавофи охирини Каъбатуллоҳ пеши Худои бузург зора кардам, ки Худоё, аввало аз ман муҳаббати молу чиз хонаву дарро бигир, ба ҷойи он ба ман тавоноиву фурсат бидеҳ, ки дар деҳаи худ аввал масҷиде бино бисозам, дуввум мадрасае ва саввум шифохонае. Шукри Парвардигори бузург, ки орзуҳоям ба тадриҷ ҷомаи амал пӯшида истодаанд. Шукри Худо, ки чор фарзанд дорам. Духтарам дар Арабистони Саъудӣ толибилм ҳаст. Се писарам ҳофизи Қуръони азимушшаън мебошанд. Писари хурдиамро мумкин дар телевизион дида бошед, Муҳаммад Айюби 12-сола. Қории Қуръони маҷид. Дар телевизион ӯро бисёр нишон медиҳанд. Фарзанди калониам дар ҳамин масҷид дар намози панҷвақта имом аст. Фарзанди дуюмам, ки дар арафаи хонадор карданаш ҳастем, низ ҳофизи Қуръон аст ва дар мадрасаи мутавасситаи Шайдон дарс мехонад. Орзуи ман акнун ин аст, ки Илоҳо дар Тоҷикистон сулҳу салоҳ бошаду мо мардумеро, ки ба арақхӯриву нашъамандиву ба зиногарӣ, дуздиву рибохӯрӣ машғуланд, ҳамонҳоро ба роҳи дуруст даъват намоем. Ба кори хайр далолат кунем. Ман ба оилаи эшони Тӯраҷон як ихлоси бепоён дорам. Зеро бисёр беморҳоро дидаам, ки ба ин хонадон рафта шифо ёфтаанд. Ман дар назар дорам арақхӯр рафта чанд муддат баъд тарки арақхӯрӣ кардааст, зиногар низ ҳамчунин. Ман орзу дорам, ки Худованд ба ман низ чунин як хусусиятҳои неки инсониро арзонӣ бидиҳад, ки барои мардуми худ нафърасон бошам. Сипас панҷ соли охири умрамро мехоҳам бо чилланишинӣ гузаронам. Орзуи ман ба ин ҳукумат ин ҳаст, ки сулҳе, ки ба вуқӯъ пайваст, онро ҳифз кунад. Зеро ҳамин сулҳ миллатро аз нобудшавӣ, аз парокандашавӣ наҷот дод. Воқеаҳои Фаластинро аз телевизион мебинам дилам месӯзад. Алҳамдуллилоҳ, ки Тоҷикистон бисёртар бо саъйю кӯшиши ду бузургмарди хеш устод Сайид Абдуллоҳи Нурӣ ва Эмомалӣ Раҳмон ба суботу оромӣ расид. Ана ҳамин масҷид ҳам натиҷаи ҳамин сулҳ аст. Агар мо ин сулҳро ҳифз кунему таҳким бахшем ману шумо боз ҳам ободтар мешавем, Ватани мо боз ҳам ободтар мешавад.



Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 22:01 (link)
ФАРРУХ РУЗИМАТОВ


Рузиматов, Фаррух Садуллаевич
[править]
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Фарух Садуллаевич Рузиматов (р. 1963 ) — российский артист балета, всемирно известный танцовщик, выпускник Академии русского балета им. Агриппины Вагановой (класс Геннадия Селюцкого).

Фарух Рузиматов исполнил ведущие партии практически во всех балетах классического репертуара, с 1981 по 2007 год выступал в труппе Мариинского театра, сотрудничал с труппой American Ballet Theatre как приглашенный солист в 1990—1991 годах. По признанию международной балетной критики Фарух Рузиматов — один из самых выдающихся артистов танцевального искусства нашего времени, специалисты отмечали в его работах как безупречную технику, так и драматическую составляющую созданных им образов.

В 2006 году создал Фонд «Возрождение танцевального искусства» (www.ruzimatov.ru) для реализации российских и международных проектов в области классического балета, сохранения классического и современного наследия балетного театра.

С 2007 по 2009 год Фарух Рузиматов — художественный руководитель балета Михайловского театра. За время работы Фаруха Рузиматова в этой должности труппа подготовила семь новых постановок, успешно выступила в Лондоне, Венеции, Токио и других городах Японии. Театр был номинирован на высшую британскую премию в области танцевального искусства — National Dance Awards.Содержание [убрать]
1 Карьера и награды
2 Репертуар
3 Примечания
4 Ссылки

[править]
Карьера и награды
С 1981 года в труппе Мариинского театра.
Солист с 1986 года.
Заслуженный артист России (1995).
Лауреат Международного конкурса артистов балета (Варна, 1983).
Лауреат премии «Балтика» (1998).
Народный артист России (2000)[1]
Президент Фонда Фаруха Рузиматова «Возрождение танцевального искусства» (с 2006 года)
Художественный руководитель балета Михайловского театра (с 2007 по 2009 год)


/Артист балета/
Западная пресса изощряется в придумывании комплиментов премьеру Мариинского театра. В Британии его называют «танцующим леопардом», в Америке – «золотым танцовщиком века», в Японии – scene animal. И русские журналы поют ему все новые и новые дифирамбы – то за то, что он первым из наших танцовщиков решился исполнить партию Григория Распутина в балете Георгия Ковтуна, то за танго с Валентиной Матвиенко на новогоднем приеме губернатора в Таврическом дворце. Но Фарух словно не замечает шумихи вокруг своего имени: он редко дает интервью, не любит красоваться перед фотообъективами и водить за собой толпы поклонников, как иные звезды. «Когда меня спрашивают об известности, я всегда вспоминаю золотые слова Рудольфа Нуреева. Он говорил, что слава балетного танцора не сопоставима со славой актера или поп-певца. Нас узнают только в том квартале, где расположен театр, и слава Богу». Все реверансы прессы для Фаруха перевешивает фраза его знакомого, который сказал как-то, что его дочь во время любого выступления не может усидеть на месте, шалит и балуется, но когда на сцену выходит Фарух, она буквально застывает и смотрит его выступление на одном дыхании: «Это самое приятное, что я слышал о себе». О своей романтической внешности, которая завораживает поклонников и поклонниц, Фарух также говорит скупо и тут же переводит разговор на тему красоты в балете: гармония танца, совершенство движений – вот для него высшая красота. Анастасия Волочкова, которая часто называет Рузиматова одним из своих любимых партнеров, уверена: «Фарух – это мужчина удивительной красоты. Такое открытое лицо и спокойная доброжелательная улыбка, как у него, могут принадлежать только благородному человеку».
Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 22:04 (link)
ТОХИРИ АБДУЧАББОР
Тохир Абдуджаббор скончался

23.04.2009 12:43

Автор: Тилав РАСУЛЗОДА, Asia-Plus

21 апреля ушел из жизни учредитель одного из первых неформальных народных движений Таджикистана "Растохез" ("Возрождение"), автор альтернативного варианта декларации независимости Таджикистана, кандидат экономических наук Тохир АБДУДЖАББОР.




Т. АБДУДЖАББОР страдал от опухоли мозга и последние четыре месяца жил в своем доме в Худжанде. Последние пять дней он перестал даже разговаривать, и был отправлен в родное село Ашт Аштского района, где и скончался. Его похороны состоялись во вторник в 16.00.

…Болезнь подкралась неожиданно. Накануне празднования Нового года у Тохира Абдуджаббора появились боли в области горла. Голос стал хриплым и тихим. Врачи порекомендовали выехать за границу на лечение. Друзья решили, что надо ехать в Иран. Помогли деньгами, поскольку у Т. Абдуджаббора таких средств не было. Скинулись, кто сколько мог. В Иране его сопровождала дочь - Гулсанам. Курс лечения продолжался 22 дня. Операцию иранские врачи делать не стали, посчитав ее рискованной, учитывая состояние и возраст больного. В этом году ему исполнилось 63 года.

Его привезли домой, в город Худжанд. Врачи назначили новый курс лечения. Госпитализировали уже в местную больницу.

- Все-таки мы замешкались с госпитализацией Устода, - сокрушался его лечащий врач, профессор Бахтиёр Ахмедов.

Интервью с ним мы делали за несколько дней до смерти Т. Абдуджаббора.

Почти четыре месяца рядом с ним находился и другой его друг - писатель и журналист Наджмиддин Шохинбод. Он делал все возможное для облегчения боли своего наставника. Бегал за медсестрами, и врачами искал лекарства.

Время от времени к нему приезжали коллеги и журналисты из Душанбе, передавали деньги, собранные друзьями.



ДОСЬЕ «АП»:

УЧЕНЫЙ-экономист Тохир Абдуджаббор в конце 80-х становится одним из первых официальных оппозиционеров власти. Одним из первых неформальных движений становится и созданное им движение с непривычным тогда названием "Растохез". На волне популярности в 90-м он становится депутатом парламента Таджикистана. Выступления Т. Абдуджаббора в Верховном Совете часто вызывали острое недовольство коммунистического большинства. Но время не раз подтверждало его правоту. Например, еще в марте 1991-го он предлагал реформировать СССР, но предложение было встречено в штыки. Он же был автором альтернативного варианта Декларации о независимости страны.

В 1993 году Т. Абдуджаббор иммигрировал в Иран, в 1996 году переехал в Кыргызстан, где преподавал в Международном гуманитарном университете, а позже работал в Академии госслужбы. В 2006 году он вернулся на Родину. Занимался в основном преподавательской деятельностью, сотрудничал с рядом СМИ. В последнее время он работал на кафедре экономики Таджикского института инновационной технологии и коммуникации.

Медиа-группа "Азия-Плюс" имело честь сотрудничать с Т. АБДУДЖАББОРОМ. Выражаем искренние соболезнования его родным, близким и друзьям.


Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 22:07 (link)
БАХРИДДИН КАМОЛИДДИНОВ


ЧАНД НИГОХИ АНДЕШАМАНДОНАИ «НИГОХ» БА ЗАБОНИ МОДАРИ

«Нигох» №29 19.07.07. Бахриддин Камолиддинов, мудири кафедраи услубшиноси ва тахрири адабии ДДМТ, доктори илмхои филология, профессор

Кабл аз омузиши забон ва услуби хикояхои Хаким Карим хостам он силсилаи маколаву суханронихоеро, ки дар атрофи бахси забони точики охири солхои бистуми асри гузашта дар сахифахои рузномаву мачаллахои хамонвакта чоп шуда буданд, мутолиа кунам.. Аммо дарёфт кардани хамаи он мавод муяссар намегардид. Хушбахтона, дар Китобхонаи давлати Ленинград ба номи Салтиков Щедрин як мачмуаи илми ба дастам афтод, ки он аз тарафи мухаккики маъруф Рахим Хошим мураттаю гардида, дар он хамаи макола ва суханронихои олимону адибон дар се анчумани илмии точикон гирд оварда шуда буданд. Шодмони маро хадду канор набуд. Бисёр мехостам, ки он мачмуа бори дигар ба пурраги нашр карда шавад, то хонандагони чавони имрузаи мо онро мутолиа намуда, огох гарданд, ки дар бораи мардуми точик, забону адабиёти вай шаркшиносони машхур, олимону зиёиёни хамовактаи точик чи акида доштаанд, такдири забони модарии моро чи тарз халлу фасл кардан мехостаанд. Хафтаномаи «Нигох» чанде аз он маколахоро дар сахифахои худ чой дода, хамин эхтиёчотро як дарача конеъ гардонидааст.

Ба максади пурратар кардани он маълумот доир бахси забони адабии точик лозим донистам ки мазмуни як мактуби устод Айниро аз як китоби академик Мухаммадчон Шакурй ихтисоран накл намоям:

«Нуричашмй Камол!

Мактуби 12 морт навиштаат расид. Баробари мактуб бондурул хам расид, ки (дар он) «Алмуъчам». девони Носири Хусрав бо «Сафарнома» ва асари устод Вертеле буд. Эхтимол, ту таърихи термини «форс-точик»-ро надонй. Вакте ки ман «Намунаи адабиёт»-ро навишта баровардам, хама шаркшиносхо ба ман мукобил баромаданд ва онхо забони адабй доштани халку точикро инкор карданд ва хама гузаштагони моро, харчанд дар Мовароуннахр расида бошанд, ба манупулиёи(монополияи ё инхисори) Эрон додан хостанд. Ин, аз як тараф, ба хакикати таърих мухолиф бошад, аз тарафи дигар, ба сиёсат мухолиф буд, чунки дар хамон вактхо таксими худуди миллатхои Осиёи Миёна шуда, точикон хам ба сифати як миллати мустакил шинохта шуда буданд Аз ин хатой шаркшиносон понтуркистхо истифода бурда будани точикхоро дар Осиёи Миёна инкор карданд ва «Точикон узбаконеанд, ки бо таъсири эрониён забони худро гум кардаанд» гуфтанд.

Ин чанчол то солхои 1928-1930 руз то руз шиддат карда давом намуд. Дар соли 1929 дар Тошканд кунфуронси ба алифбои лотинй гузаштани точикон барпо шуд. Як кисми шаркшиносон гуфтзнд, ки: «Точикон хастанд, аммо забони адабй надоранд. Ин забони адабие, ки дар вай шоирони гузашта ва хозираи Осиёи Миёна шеър мегуянд, азони Эрон аст. Дар он вакт бисер шурида мунозира кардем, аммо онхо аз кавли худ нагаштанд.

Баъд аз он дар соли 1930 дар Самарканд кунфуронс шуд, аммо дар пешгохи золи мачлис ба хати Налии (равшани) настаълик, «Точикон забони адабии хазорсола доранд ва то имруз давом намуда омада, баъд аз ин хам ба сифати забони адабии саветии точик давом хоханд кард» навишта мондем,

Ин масъала дар ин мачлис хам хол нашуд, яъне мухолифон даъвои моро кабул накарданд. Баъд аз он, дар хамон сол дар Истолинобод кунфуронсе барпо шуд. Дар он чо ман ба пруфисур Андриюф даст ба гиребон шуда чанг кардам (дар ин чанчолхо лидир танхо ман будам ва баъзе касон факат ба хотирхохии ман ба ман ёрй медоданд).

Баъд аз ин мунозирахо шаркшиносон, аз чумла Бертепс ва Булдируф, розй шуданд, ки адабиёти точикро аз асри XV-XVI мелодй ин чониб дар худуди Мовароуннахр кабул намоянд. Аммо шоирони гузаштаро тамоман ба Эрон додан хостанд.

Мо ба ин суханхои бемантик гуш накарда кори худро давом додем: Рудакй, Фирдавсй, Буалй Сино, Хофиз ва дигаронро азони худ гуфта навишта баромадан гирифтем. Ман дар охири мукаддимаи «Саъдй» (китоби «Шайх Муслихиддин Саъдии Шерозй») исбот кардам, ки Саъдй худашро точик гуфтааст. Аммо махз ба хотири оммаи шаркшиносон ман шоиронеро, ки дар Эрон ва Хуросон руйидаанд, «шоири форс - точик» гуфта унвон додам...»

Аз ин суханони устод Айнй аён аст, ки забони адабии точик дар рохи тулонии инкишофи худ чй гуна махрумиятхоро аз cap гузаронида, дар мархалахои охирин, хатто дар замони шуравй хам бо чунин бахсу мунозирахои мугризонаи як зумра олимон ва нихоят бо саъю кушиш ва муборизаи оштинопазири чанд тан аз фарзандони дилсузи миллати точик ва забони точики ба худ рохкушодааст.

Мунозираи илмии Садриддин Айнй («Забони точики», «Чавоби ман») ва Абдулвохиди Мунзим («Дар бораи забони адабии точики») касро ба чунин андеша водор мекунад, ки дар атрофи масъалаи муносибати забони адабии точик бо забони матбуоти хамонрузаи Эрон мухокимахо чандон холисона ва вокеъбинона сурат нагирифта будаанд. Ба ин шояд «рухияи инкилобии хоси он замона» хам бе таъсир намонда бошад.
Фаромарз Назмиддинов      18-03-2010 22:13 (link)
МУАТТАРА ЧУРАЕВА


Чураева Муаттара Рустамовна 4 июни соли 1975 дар оилаи зиёй таваллуд шудааст. Хатмкардаи мактаби миёнаи раками 60 – и шахри Душанбе ва факултаи филологияи Донишгохи давлатии Точикистон.

Соли 2000 – ум у мудири шуъбаи наттокони Телевизиони Точикистон таъин шуд. Инчунин баъдк анчоми факултаи молия ва карзи Донишгохи Давлатии Миллии Точикистон соли 2003 ихтисоси иктисодчиро гирифтааст. Зиёда аз 12 сол наттоки барномаи иттилоотии «АХБОР» ба забонхои точикӣ ва русй, барандаи намоишхои телевизиони «СУБХ» буд.

Дар худи хамон сол сазовори Чоизаи Кумитаи кор бо чавонони назди Хукумати Чумхурии Точикистон гардидааст. Соли 2003 уро барои китоби «Чилои ситорахои телевизион» ба гирифтани Чоизаи Иттифоки журналистони Точикистон ба номи Абулкосим Лохутй лоик донистанд.

Солхои 2004 – 2005 сармухаррири идораи эчодии «Субхи Точикистон» буд. Хамин сол мачаллаи «Чахоннамо» – ро таъсис дод, ки чанд шумораи он бо сифати аъло ба табъ расид ва дастраси хонандагон гашт. Оиладор ва сохиби ду фарзанд аст.

- Оё Шумо мешунавед, ки чойи Муаттара дар телевизион холӣ аст?

- Касе аз рохбарони зинахои гуногуни Шабакаи аввали ТВТ нагуфтааст, ки дар фазои иттилоотии телевизион чои Муаттара холӣ аст. Ва ман ин лутфу мархаматро интизор хам нестам. Вале даххо, садхо тамошобинони оддӣ дар шахру нохияхо, пойтахт, гоххо дар бозору куча мепурсанд, ки чӣ шуд? Кучо рафтед? Кай ба кор мебароед? Харчанд, кариб чор сол мешавад, ки ман сахнаи телевизионро тарк гуфтаам. Ва аз он одамони оддии синну солашон гуногун миннатпазирам, ки хануз хам наттокихои маро ёд доранду хурмат мекунанд, баъзеашон хатто ғам мехуранд. Аз дигар чониб маколи русӣ хаст, ки чои мукаддас холӣ намемонад. Албатта, аз ин нигох хама кормандони болаёкати телевизионро аз кор озод ва ба чояшон аз куча одамони тасодуфиро низ оварда монанд хам, кор пеш меравад, андак бехтар ё андак сусттар. Лекин гап дар сари кохиш ёфтани мухтаво, назокати санъати телевизион меравад.

- Имруз аз назари Шумо макоми зан дар чомеа дар кадом поя карор гирифтааст?

- Дар киёс бо солхои пешин, хоса баъди амру дастури Президенти Чумхурии Точикистон оид ба баланд бардоштани кадру манзалати зан дар хаёти чамъиятӣ, хамчунин фарохам омадани квотаи имтиёзноки президентӣ бобати чалби духтарон ба мактабхои олӣ хеле дигаргунихои мусбату умедбахш ба назар мерасанд. Мулокоти Сарвари давлатро, ки бо намояндагони занони чумхурӣ ба хукми анъана даромадааст, падидаи басо гуворо ва ибратомез мешуморам.

- Омузишу тахкики таърихи телевизион ва инъикоси адабиёт дар оинаи нилгуни точик чй натичахо дод? «Чахоннамо» – и Муаттара кучо шуд?

- Танхо тахияву чопи китоби «Чилои ситорахои телевизион» муяссар гардид, ки он як изхори мехру мухаббат ба устодони ин соха, як пораи хоси телевизиону гузаштаи хафтранги он, зумрае аз идомагарони он анъанахои начиб аст. Дигар чанд нияту орзуву корхоям парешону нимкола руи рох монданд, чун замоне аз одаму олам дилсард гаштам. Аз чумла, «Чахоннамо», ки хамчун мачаллаи рангаву камназир аз нигохи ороишу сифати мухтаво ва ифодагари хусну бурду бохти шабакахои телевизионӣ, фазои иттилоотӣ хамагӣ панч нусха чоп шуду халос ва ба мисоли тифли навзод умри яксола хам надида ноком гардид… Ва гоххо онро пеши назар меораму танхо афсус мехурам. Ки медонад, шояд андаке ба худ ояму боз ба он икдоми хеш ру меорам. Кори хайр дери надорад.

- Дар чодаи наттоки киро метавонед харифи худ хисобед?

- Хеч касро. Шахсан худам хам ба нафаре хариф нестам. Телевизион майдони варзиш не, наттоком ё барандахо варзишгар нестанд, ки мусобика ороянд. Зеро телевизион санъат, аниктараш санъати хосаест. Вале ракобати софу беғубори эчодӣ табиист, ки дар фаъолияти хар кас бояд вучуд дошта бошад. Вагарна кор он кадар маъниву ширинӣ ва чаззобияти солим надорад ва гумон аст, ки самарахои назарраси дилхох дихад. Солхои фаъолият аз руи насихати киблаго хам, ки забоншиноси маъруф буданд, дар симои пешиниён, ки аксар сохибтачриба ва сохибмактабанд аз мадди назар, бадбахтона ба канор афтодаанд, устодони касби нодирро бубинам. Аз такдир шукргузорам, ки дар чехраву рафтору фаъолияти эчодии Имомалӣ Тохиров, Мусаллама Мухторова, Мунаввара Усмонова, Санавбар Рахимзода, Георгий Мазуровский (рухаш шод бод), Абдулахад Мирзоахадов, Мунира Рахимова хеле сифатхои некро мушохида карда тавонистаму нозукихои санъати телевизионро омухтам. Ва имруз хам агар гоххо ду – чор оем ё занг занем, хушхол мешавем.

- Шумо дар маъракаи интихоботи вакилони мардумии соли 2005 аз кӣ озурда шудед ва ё шояд бозй нохакона буд?

- Аз хеч кас. Аниктараш аз худам, ки фирефта шудам. Вале дуруст зикр намудед: «Бозӣ!» Аз хусуси он журналистон борхо навиштанд ва холо хам ёдовар мешаванд. Нисбати он ки боадолатона ё боинсофона буд ё на, дигар чизе намегуям. Он чӣ ки аён аст, хочат ба баён нест, хаволаи хамаашонро кайхо ба Худо супоридаам, хар суолро посухест, хар амалро, хох зишту нохак, хох савобангез, подошест.

- Солхои ахир ба чӣ кори чидди машғул будед?

- Бо тарбияю таълими фарзандонам, ки холо дар мактаби баӣналхалкӣ мехонанд. Солхои 1993 – 2005 саропо ба мухити пурчозибаи телевизион мубтало будам. На шаб мегуфтам, на руз, на гушнаву на ташна. Нигохубини ду писари хурдсоламро пурра бар ухдаи модари мехрубонам вогузошта будам. То бад нагуӣ, нек намеомадааст. Аз телевизион, ки дур афтодам, пай бурдам, ки бачахоям наврас шудаанд: яъне айни тахсилу донишомузӣ фаро расидааст. Хушбахтона, харду хубу аъло мехонанд, ба забонхои точикй, русӣ, англисӣ озодона харф мезананд. Умеду орзуям хамин аст, ки онхоро солиму солех ба воя расонам, то дар чомеа рохй хосй хешро пайдо бикунанд.

- Шумо оё тасаввур карда метавонед, ки Муаттарабону Чураева боз ба телевизион бармегардад?

- Солхо гузаштанд, эхсоси дард бартараф шуд. Аввалан хатто интизори мекашидам, ки шояд аклашон расаду лутфу мехрубонй зохир намуда даъват кунанд. Вале хайхот! Баъдтар дидам, ки умр баркосо мегузарад, борхо мурочиат кардам, ки акаллан ба сифати мухаррир маро ба кор гиранд. Пайваста ваъда медоданд, ки андак сабр намо, ана мачлиси чамъбастии хукумат гузарад, ана рухсатиям ба охир расад, хамин ки баъди табобат баргаштам…

Аммо дар сухбати ру ба руву ошкоро дарёфтам, ки бехуда мушт ба девор мекуфтаам, фахмидам, ки хамаи дархо ба руям бастаанд. Ва аз ин ниятам, яъне баргаштан ба ТВТ ё ТВ Сафина дасту дил шустам. Аслан ин гуна муносибати ачоиб хам як навъ имтихон аст имтихони шинохти инсонхо, кадри одам… Ва ин хангоми дар чахорсуи зиндагӣ хайрон мондан басо хуш аст, ки инсонхои кадрдон дасти ёрй дароз мекунанду ба такдири одам таваччух зохир менамоянд. Ва маро бо умеди хамкорихои самарабахш рохбари телевизиони чамъиятии СМТ – Симои мустакили Точикистон Зиннатулло Исмоилов ба кор даъват кард. Баъди андак мулохиза ман бо хурсандӣ даъвати он касро пазируфтам ва гумонам рузхои наздик дар барномахои иттилоотии СМТ, ки падидаи тозаест дар фазои телевизионии чумхурӣ чун баранда бо тамошобинон ру ба ру мешавам.

Сухбати Мавзунаи Мухаммадали
Фаридун Назмиддинов      21-03-2010 09:17 (link)
АБДУЛЛО КАХХОР
17 сентября 1907 года на улице Сари Бозор в селе Ашт Аштского района Северного Таджикистана в семье кузнеца Каххара Джалилова родился сын, которого назвали Абдулла. Детство Абдуллы прошло в родном селе. Были нелегкие времена начала двадцатого века. С наступлением весны все мужчины разъехались из села на заработки.

Отец Абдуллы, кузнец усто (мастер) Каххар уходил на сезонные работы в села, расположенные в окрестностях Коканда. Его мать Рохат с двумя дочерьми и сыном оставалась в Аште. Она была грамотной женщиной, и не только воспитывала своих троих детей, но и учила их.

Когда Абдулле исполнилось семь лет, Рохат-хола испекла фатир (по-узбекски «патыр»), любимую лепешку таджиков, и, взяв сына, отправилась к знаменитому и мудрому человеку - учителю Окилы. Но Абдулле посчастливилось учиться у Окилы всего три месяца. Весною 1914 года Каххар решил забрать семью с собой – он не любил, когда жена и дети находились вдали от него, это его тревожило. Другого транспорта, кроме арбы, ишака или лодки, у него не было, и каждый раз, приезжая к семье, Каххару приходилось разбираться то с разбойниками, то с ворами и бандитами.

Каххар-кузнец взял семью и отправился в село Кудаш вблизи Коканда. Через несколько лет они переехали в село Бувайда, а затем – в село Аккурган. Но где бы ни жили Каххар-кузнец и его дети, везде их любили и уважали. Семью кузнеца почитали за трудолюбие, честность, щедрость, хорошее воспитание и гостеприимство. Все члены семьи, в том числе молодой Абдулла, помогали отцу: чистили дукони охангари (кузню), молотили уголь, точили выкованные кетмени, серпы, топоры и ножи.

Сам Абдулла учился в новообразованной школе, где давали образование по методу джадидов. Хотя обучение здесь шло на тюркском языке, Абдулле это не помешало. Он успешно освоил весь учебный курс.

В семье Каххара хорошо знали таджикско-персидскую литературу, и часто отец и дети рассказывали соседям об истории народов Средней Азии. Например, рассказывали об Абдурахмоне Джами и его ученике Алишере Навои, которого впоследствии назвали основоположником узбекской литературы.


Могила А.Каххара на Чагатайском кладбище в Ташкенте

В 1920 году, когда Абдулле было 13 лет, семья Каххара-кузнеца переселилась в город Коканд, один из крупнейших административных центров Центральной Азии. Прекратило свое существование Кокандское ханство, возглавляемое амиром Худоярханом. Абдулла пошел в школу, Каххар-кузнец ушел в революцию.

Через год Абдулло Каххар поступил в Кокандский педагогический техникум, а в 1926 году – в Самаркандский Университет, который закончил в 1929 году. Потом Абдулла вернулся в город и занялся журналистикой, сотрудничая с редакцией газеты «Янги Фаргона». Через год поступил на восточный факультет Среднеазиатского Университета в Ташкенте.

Учеба в вузе навечно связала судьбу писателя Абдуллы Каххара с Ташкентом, центром центральноазиатской цивилизации. В этом прекрасном городе Абдулла Каххар прожил оставшиеся тридцать восемь лет своей жизни. Именно здесь он создал такие свои известные произведения, как «Огни Кошчинара», «Воры», «Гранат», «Прозренне слепых», «Неудача Бакы-Мирзы», «Джанфиган», «Пучало», «Золотая звезда», «Асрор бобо», «Синий конверт», «Кроватка», «Картина», «Националисты», «Женщина, которая не попробовала кишмиша», «Два сапога — пара», «Откровение», «Годы», «Старый Асраркул», «Тысяча одна жизнь», «Большевики», «Мираж», «Птичка-невеличка».

Именно в Ташкенте Абдулла Каххар нашел свою жену - таджичку Кибриёхон Каххарову. Они прожили вместе четверть века, и работали вместе – Кибриехонум переводила повести и рассказы мужа на таджикский язык. Произведения Каххара были изданы как в Таджикистане, так и в Узбекистане. О своей любви и уважении к мужу Кибриехонум Каххарова написала книгу «Четверть века вместе», фрагменты из которой были опубликованы в таджикоязычной газете «Овози Узбекистон». К слову сказать, Кибриехонум и Абдулла Каххаровы вместе переводили на узбекский язык произведения Антона Чехова и Льва Толстого.

В 1968 году Абдулла Каххар умер в одной из московских клиник. Похоронили его в Ташкенте.

Таджикские корни узбекского писателя

Как упоминает Кибриёхон Каххарова в своей книге, Абдулла Каххар прекрасно владел таджикским языком и хорошо знал таджико-персидскую литературу. Он дружил с Садриддином Айни, Джалолом Икрами, Рахимом Джалил, Мирзо Турсун-заде – они переписывались, бывали друг у друга в гостях.

Абдулла Каххар очень любил свое родное таджикское село Ашт. В 1953 году они с женой посетили его родные места, несколько дней погостили у своих друзей и родных. Абдулла мечтал восстановить разрушенный отцовский дом и приезжать туда каждый год, дышать родным воздухом, смотреть на знакомые с детства пейзажи. Дом Каххара стоит рядом с сельской речкой. Дерево, посаженное Абдуллой и его отцом, до сих пор приносит плоды.

Говорят,что перед смертью Каххар часто возвращался мыслями в родное село. Умирая в московской больнице, он просил родных: «Дайте мне воды из речки родного Ашта»

В своих произведениях Абдулла Каххар часто описывал родное село, жизнь своих односельчан. «Детские годы мои прошли в кишлаках Ферганской долины, - писал Каххар. – И когда в середине тридцатых годов я вспомнил свое детство, оно мне показалось беспорядочным и странным сном... У меня таких воспоминаний было множество. Чаще они всплывали на поверхность, но были и такие, что долгое время оставались где-то в глубине сознания. И остались бы там, если бы не Антон Павлович Чехов. Тридцать лет тому назад мне в руки попало двадцатидвухтомное собрание сочинений Чехова. Я прочитал эти книги буквально за несколько дней. Произошло что-то удивительное, словно автор великолепных рассказов, мой глубокоуважаемый учитель дал мне свои очки. «Надень их и оглянись на прошлое своего народа», — сказал он... Так проснулись в моем сознании картины детства, и прошлая жизнь еще полнее предстала перед глазами. Может, потому и родились в середине тридцатых годов полные горя и печали мои рассказы: «Вор», «Больная», «Националисты», «Городской парк».

Позже Абдуллу Каххара так и называли – «узбекский Чехов».

Абдулла Каххар был талантливым писателем, драматургом, переводчиком и оставил яркий след в узбекской литературе. Он был удостоен высоких награда Узбекистана, и это не может не радовать тех, кто его знал, или слышал о нем, или читал его произведения.

Однако на родине Каххара, в Таджикистане, пока не видно работы по увековечению памяти великого мастера. Может, чиновники высокого ранга до сих пор считают, что Каххар родился в Коканде и родители его были узбеки…

Аштские кузнецы Коканда и Ташкента

По словам почти девяностолетнего Болтакузи Мадумарова, одного из друзей детства Абдуллы Каххара, в начале двадцатого века город Коканд был одним из крупнейших торговых центров Ферганской долины. Сюда отовсюду съезжались ремесленники. Их товар сначала появился на рынках Коканда, а потом расходился по всей Центральной Азии. Поэтому здесь в конце двадцатых годов был создан Союз кузнецов «Таджиковоз» («Голос таджика»), членами которого было более ста человек – выходцев из села Ашт Аштского района. Руководил Союзом Ахмадали Шералиев.

После участия в Великой Отечественной войне Шералиев вернулся в родное село Ашт и занялся педагогической деятельностью. Кузнецы жили в кварталах Хиштлик Масчид («Кирпичный мечет»), «Хишткупрук» («Кирпичный мост»), «Маслозавод». Уже более ста лет в Коканде живут династии мастеров-кузнецов, братья усто Хамзали, и усто Мамадали, усто Ахмадали, усто Тошмат, усто Ахмад, усто Сангинбойи сандонсоз, усто Мусулмонкул, усто Кичкинбой, усто Мели, усто Рузибой Тухсанов, усто Мухиддин, усто Хамзали, усто Хамза, усто Мингбой, усто Хаким, усто Кушмат, усто Зиёмиддин, усто Хомиджон, усто Абдрурахмон, усто Марозик, усто Абдумурсал, усто Абдукарим, усто Ахмаджон, усто Абдувохид, усто Абдукаххор (отец Абдуллы Каххара), усто Абдугаффор.

Коканд для аштских кузнецов был своего рода трамплином для проникновения в более крупные города и даже в другие страны. Более того, именно в этом городе все аштские кузнецы ежегодно встречаются, приезжая со всех концов мира. Усто Темирбой приехал из города Чорджуй Туркменистана, усто Сангинбой - из Андижана, усто Исломкул Шохаскаров - из Ташкента.

Вторым городом, который аштские кузнецы считают родным, стал Ташкент.

Здесь более двухсот лет проживают из поколения в поколение кузнечные династии. Мастера Шохаскар приехали сюда еще в начале XIX века и обосновались в квартале Эскигузар города Ташкента. Здесь у мастера родился его сын усто Исломкул. Исломкул Шохаскаров воспитывал пятерых детей, и все его дети пользуются большим авторитетом среди ташкентцев. Сестра Исломкула - Асрабону - в конце двадцатых годов ХХ века вместе с мужем-кузнецом Малла эмигрировала в Афганистан. Сначала они жили в Кабуле. Потом переселились в Иран. После второй мировой войны судьба забросила семью Малла-кузнеца в Турцию. В 1947 году Малла-кузнец скончался. В конце 1950-х годов Асрабону Шохаскарова вместе со своими детьми эмигрировала в Германию, и они жили в Бонне.

В 1975 году Асрабону Шохаскарова, дочь и вдова кузнеца, посетила родное село Ашт Согдийской области Таджикистана.

В конце 1920-х годов в городе Ташкенте был создан Союз кузнецов, учредителем которого являлся Магзумджон Охонджонов, работавший кузнецом в районах Курама, Охангарон, Овлик города Ташкента. Магзум Охонджонов был активным участником ташкентской революции 1917-1918 годов, в 1920 году был членом Центрального Исполнительного Комитета Туркестана. Под его руководством в 1926 году был учрежден Аштский район. Магзумджон Охонджонов был первым председателем аштского райкома.

Активистами Союза кузнецов являлись Акрам Полвон Аскаров, известный по прозвищу Акрам-купец, Исломкул Шохаскаров. Отец Акрама-купца Аскар-кузнец переселился из Ашта в Ташкент в начале XIX века. Акрам-купец был первым селекционером американского сорта хлопчатника в Центральной Азии. Аристократия Ташкента и Туркестанского генерал-губернаторства оказывала ему высокое почтение, он даже стал георгиевским кавалером.

В Центральной Азии нет такого места, где бы не работали аштские кузнецы. Волей судьбы они оказывались в Индии, в Саудовской Аравии, в Афганистане, Иране, России, Польше, Германии, Турции. Всем, кому доводилось с ними встречаться, подтверждают , что они до сих пор сохраняют аштский диалект таджикского языка. Изучать их судьбы есть задача историков, этнографов - и журналистов.

Однако, к сожалению, нужно отметить, что новое поколение таджикских кузнецов, родившихся в отдельных городах и районах Узбекистана, не знают родного языка. Большинство из них оказались среди тюркоязычного населения – и сами заговорили по-узбекски. Многие таджикские кузнецы женились на узбечках, или выдавали сестер и дочерей за узбеков. Ассимиляция шла полным ходом.

Абдулла Каххар, выбрав Ташкент местом постоянного проживания, был уверен: он – не единственный таджик в этом городе, и прежде всего, он имел в виду аштских кузнецов.

Увековечить память Каххара

- Знания биографии и изучение литературного наследия таких личностей, как Абдулла Каххар, прежде всего, нужны для укрепления вековой дружбы двух народов Центральной Азии, а также для воспитания подрастающего поколения в духе толерантности, взаимного уважения, патриотизма, и интернационализма, - говорит специалист по истории Аштского района Маъсум Мухаммадраджаб. – Известно, что в развитие литературы и искусства, науки, образования и здравоохранения Республики Узбекистан большой вклад внесли писатели Садриддин Айни, Хамза Хакимзаде Ниязи, академик Кори Ниязи, академик Мухтор Ашрафи, кинорежиссер, Герой социалистического труда Камил Ярматов, народный артист СССР Шукур Бурханов и тысяча других исторических личностей. Все они были представителями таджикской нации.

В настоящее время группа творческой интеллигенции: ученые, профессора, журналисты, педагоги и врачи Северного Таджикистана - намерены обратиться с письмом в адрес правительства Республики Таджикистан с ходатайством об увековечивании памяти великого писателя, сатирика, переводчика Абдулла Каххара, равно принадлежавшего двум соседним народам.

- Мы гордимся, что являемся земляками Абдуллы Каххара, - говорит журналист и историк Сулаймонкул Азимов. – Тот факт, что он написал свои шедевры на узбекском языке, нас только радует. Ведь билингвизм для представителей наших народов является нормальным явлением. Мы знаем, что в Центральной Азии было немало поэтов и писателей, которые творили на двух языках: таджикском и узбекском - Алишер Навои (Фони), Нодирабегим (Макнуна), Садриддин Айни…
Фаридун Назмиддинов      26-03-2010 18:03 (link)
ДОКТОРИ ИЛМИ ФИЛОЛОГИЯ СУЛТОН ВОХИДОВ



Султон Вохидов(10.01.1937-29.11.1992, дехаи Понгози нохияи Ашт), аз оилаи дехкон. Баъди хатми мактаби миёнаи №4 ба номи Маъдани зодгохаш (1955) солхои 1955-59 дар факултети таъриху филологияи Институти давлатии педагогии Ленинобод (ихтисоси «Забон ва адабиёти точик») мехонад. Солхои 1959-61 дар мактабхои миёна ва хаштсолаи нохияи Чиргатолу дехаи Понгози нохияи Ашт аз фанни забон ва адабиёти точик дарс медихад. Солхои 1961-64 дар шуъбаи рузонаи аспирантураи назди кафедраи таърихи адабиёти классикии точики Университети давлатии Точикистон тахсил карда, пас аз хатми он як сол дар сектори робитахои адабии Институти забон ва адабиёти ба номи Рудаки хамчун лаборанти калон, солхои 1965-1992 дар кафедраи таърихи адабиёти классикии точики Университети давлатии Точикистон дар вазифахои муаллими калон, дотсент ва профессор фаъолият менамояд. Солхои 1982-84 барои анчом додани рисолаи докториаш у ходими калони илми таъин мешавад.
Омузиши робитахои адабии байни халкхои хамсоя яке аз масоили басо душвору мураккаб бошад хам, у тадкики ин сохаи адабиётшиносии точику узбекро ба ухда мегирад ва тахти рохбарии олими маъруф, Ходими хизматнишондодаи илми Точикистон, профессор Шарифчон Хусейнзода дар мавзуи «Хамсат-ул-мутахайирин»-и Алишери Навои ва накши он дар омузиши робитахои адабии халкхои точику узбек дар асри XV» рисолаи номзади дифоъ менамояд (1966).
У доир ба ин мавзуъ зиёда аз 20 маколаи илми, илмию оммави ва тахти унвони «Равобити адабии халкхои точик ва узбек дар асри XV» (Д., «Ирфон», 1974) монография таълиф кардааст. С.Вохидов минбаъд хам тадкикоташро давом медихад ва солхои 1982-1987 дар мавзуи «Лубоб-ул-албоб»-и Мухаммад Авфи ва инкишофи жанри тазкира дар адабиёти форсу точик» рисолаи доктори навишта (1989), дар ин муддат оид ба мавзуи мазкур 25 маколаи илми ба табъ мерасонад, дар конференсияхои илми доир ба масъалахои филологияи точик, проблемахои таъриху методологияи адабиётшиноси ва танкиди адаби, матншиноси, хонишхои солонаи чумхурияви бахшида ба Рудаки конференсияхою семинархои донишгохи 20 маъруза мехонад.
Тамоми мушохида ва чамъбасту хулосахои пажухиши чандинсолаашро дар монографияи «Хаёт ва фаъолияти адабии Мухаммад Авфи» (Д., «Дониш», 1989) ба ахли илму хонандагон ва дустдорони адабиётамон пешкаш менамояд, ки ба он донишмандону мутахассисони маъруфи адабиёти классикии точик ва накди адаби бахои баланд медиханд.
Мухаккик С.Вохидов солхои бисёр ба чустучу ва омузиши адибони асрхои XVIII ва XIX-и нохияи Ашт машгул гардида, намунахои нави шеърхои Маъдан ва девони ашъори шоири номаълуми асри XIX Мухаммадшокири Гарибии Аштиро пайдо менамояд ва дар бораи хаёту фаъолияти адабии шоир тавассути маколахои «Сухане чанд оид ба девони ашъори шоир Гариби» (рузномаи «Шухрати Ашт», 22.12.1990), «Гарибии Ашти» (м. «Илм ва хаёт», № 9, 1991, с. 19-30) маълумот дода, ба хонандагон аз газалиёти у 8 намуна пешкаш менамояд.
Ба С.Вохидов хонандагон, шунавандагону бинандагони Точикистону точикзабонони чумхурихои хамсоя хамчун публисисти хакикатчую хакикатгуй ва дилсузи мардуми захматкаш тавассути маколахои пурарзиш, суханхояш ба воситаи радиои чумхурияви ва барандаи доимии барномаи машхури тарбиявию ахлокии телевизиони точик «Бахс ва андеша» (1980-1987), ки мохе як маротиба намоиш дода мешуд, чун донандаи хуби забони шевою адабиёти баландсанъати точик, урфу одат ва хаёту захмати мардуми шахру дехот, омузгори хушгуфтор, ботамкин ва дурандеш, дилсузи ахли мехнат эътикоди зиёд доштанд.
Доктори илмхои филологи, профессор С.Вохидов дорандаи нишонхои «Аълочии маорифи халки Точикистон» ва «Барои муваффакиятхои аъло дар кори мактаби олии СССР» мебошад.
Устоди арчманди хазорхо муаллимон, мутахассисон ва олимони сохаи филологияи Шарк С.Вохидов дар айни авчи камолоти эчоди баъди бемории вазнин дар зодгохаш аз олам мегузарад, лекин ному кору осори илмию адабии ин омузгори фозил, инсони покдилу покният, дилсофу содики халку Ватан дар дили хамкорону хамкасбон ва шогирдони кадрдонаш абадист. Хислатхои ибратбахш ва корхои начиби у дар ёддоштхои онхо «Султони сухан» (Д., 1997), аз чумла порчаи зерини шеъри олим ва шоири хушбаён Эргаш Шоев самимонаю дилсузона ва софдилона тасвир шудаанд:
Ба мардият, аё Султони Вохид,
Хама дар зиндагони хастем шохид,
На хар олим одам буд дар олам,
Ту олим будию хам чони одам.
Хамеша дар хама давру замонхо,
Бимонад номи ту вирди забонхо.


Фаридун Назмиддинов      29-03-2010 20:53 (link)
Re: ОДАМОНИ МАШХУРИ НОХИЯИ АШТ: АШУРБОЙ ИМОМОВ



Ашурбой Имомов родился 1 марта 1939 года в кишлаке Пангаз, А штского района. Выпускник юридического факультета Таджикского государственного университета (ТГУ). Кандидат юридических наук, доцент. С 1970 года старший преподаватель, затем доцент Таджикского государственного университета, с 1986 по 1990 годы - заместитель декана юридического факультета ТГУ. С 1990 по 1992 годы - заместитель председателя, председатель Комитета конституционного надзора Республики Таджикистан, с 1994 года по настоящее время - заведующий кафедрой ТГУ. С 1997 года - одновременно ректор Свободного университета имени Исмоили Сомони. В качестве эксперта, а затем и полномочного представителя Таджикистана, в 1990-1991 годах участвовал в подготовке проекта обновленного Договора об образовании Союза Суверенных Государств. С 1994 года является участником межтаджикского диалога, проходящего в рамках Дортмундской конференции, один из составителей сборника официальных документов межтаджикского диалога. Участник многих международных семинаров и конференций по проблемам конституции, статуса личности, конфликтологии. С 1994 года - почетный гражданин штата Небраска и города Линкольн (США). Опубликовал более 150 научных и научно-популярных статей по проблемам демократии, суверенитета народа и государства, правового статуса личности, ее прав, свобод и обязанностей, избирательной системы и избирательного права, представительной системы, урегулирования межтаджикского конфликта. Автор ряда книг: "Личность: права и обязанности". Душанбе, 1984; "Права, сободы и основные обязанности человека и гражданина". Душанбе, 1997; "Конституционное право Республики Таджикистан" (учебник для юридических вузов). Душанбе, 1997 и др



Фаридун Назмиддинов      29-03-2010 20:55 (link)
Re: ОДАМОНИ МАШХУРИ НОХИЯИ АШТ: НАРЗУЛЛО КОДИРОВ




Нарзулло Кодиров- номзади илмхои педагоги, муаллифи китобхои дарсии математики барои мактабхои тахсилоти хамагони, тарчумони якчанд китобхои дарсиву илми ва аълочии маорифи халки СССР аст. Солиени дароз дар факултаи математика ва информатикаи Донишгохи Миллии Давлатии Точикистон аз фанни математика дарс гуфтааст. Баъдан ба зодгохаш баргашта дар мактаби тахсилоти хамагонии ба номи Маздан ва гиназияи ба номи Султон Вохидов омузгори кардааст. Соли 2007 ба таври фочиабор халок шудааст.









Бахорали НОКИЛ      02-04-2010 13:32 (link)
НУКРИДДИНИ МАХКАПУР- БАИДРОКТАРИН ЗОДАИ ПАНГОЗ
Бахорали НОКИЛ
==================================================
Ба дусти азизам, Нукриддини Махкапур, ки амсолаш доно ва донишмандро
дар Пангоз надидаам, бо камоли эхтиром ин шеърро мебахшам.

ЗИРАИ ПАЛУ ЗИРАКИ ПАНГОЗ
(Ба Нукриддини Махкампур)


Дар талли идрокат битофт
Райхони чаннатбуи фазл
Илме,ки меарзад ба лоф
Фикре,ки месозад хавас.

Исёни хуни илму роз
Бар калби ту дорад зиён
Чун сели сои Панчгоз
Аз хад агар гардад калон

Аз Суча то гашти Саро
Мислат китобошик кам аст.
Лоиксифат дар хоки мо
Мислат каси лоик кам аст.

Дар чашми дунёбини ту
Дунё сарои дониш аст.
Бошад бароят зиштру
Оне,ки бе фикри хуш аст.

Дар лафзи ширини ту аст,
Маънои ширинии умр.
Дар гашти фарзини ту аст,
Андешаи фардои бурд.

Чун Буали аз чор су,
Чусти ту чизи бехтарин.
Бо бехтарин аз орзу
Гашти азизу бехтарин.

Харчанд кард озу ниёз
Гохо бузургонро пареш
Аммо бузургон сарфароз
Аз бори пуштории хеш.

Зеро,ки онхо бахри худ
Асло накохонанд чон
Дар рохи хизмат бахри мулк
Ёбанд умри човидон.

Аз сои пуршуру магал,
Умрат шафоат ёфтаст.
Аз шабнами райхони пал,
Байтат тароват ёфтаст.

Бар бахти модар бахт бин,
Бар чашми ёрон ранг рез.
Аз косаи сар, Нукриддин
Бар мо маи фарханг рез.

...Палхои Пунгаз беназир,
Бо зирахои дилпазир.
Бо зиракон чун Нукриддин
Нокил, бако дорад замин.

Фаридун Назмиддинов      10-04-2010 20:27 (link)
Re: ОДАМОНИ МАШХУРИ НОХИЯИ АШТ: Шомат Хайдаров

Мигранты в Пермском крае: Таджикский ученый, занимаясь торговлей, продолжает писать и издавать свои научные труды

А.Черных (Пермь)

Шомат Хайдаров. Фото "ИА Фергана.Ру"
В последние несколько лет, занимаясь изучением миграционных и этнокультурных процессов таджикского сообщества в Прикамье, нам многократно приходилось встречаться с таджиками-мигрантами, работающими на стройках и рынках Перми и Пермского края. Ведь без общения с людьми почти невозможно полноценное этнологическое исследование, а за всеми процессами миграции, социальной и культурной адаптации, сохранения этнической культуры народа стоят конкретные люди – со своими судьбами, размышлениями относительно прошлого, настоящего и будущего своего народа. На конкретных примерах и судьбах несколько сложнее и глубже раскрываются многие этносоциальные и этнокультурные процессы.


Нам приходилось встречаться с учителями и врачами, строителями и специалистами в области сельского хозяйства, представителями многих других профессий. Во время опросов пермские таджики отмечали, что есть у них и свой ученый. Он живет в Кунгуре, торгует на рынке фруктами, иногда приезжает в Пермь. Этим ученым оказался Шомат Хайдаров, кандидат филологических наук, в прошлом – научный сотрудник Института языка и литературы Академии наук Таджикистана. О нем говорили многие, что и создало впечатление о его высоком научном авторитете в таджикском сообществе.

Мое знакомство с Ш.Хайдаровым состоялось в январе 2006 года за чашкой чая в одном из кафе. Тогда мы и узнали историю Шомата Хайдарова. С одной стороны, обычную - таких «своих» историй немало мы слышали и от других мигрантов. Но лично меня история коллеги-ученого, волею судеб оказавшегося вдалеке от родины и своих научных интересов, очень «задела».

- Родился я в Аштском районе Согдийской области, - рассказывает Ш.Хайдаров. - Кандидат филологических наук, до приезда в Россию я работал в Институте языка и литературы Академии наук Таджикистана. Когда распался Советский Союз, я оставил свою работу в Академии наук, приехал в Россию, где и начал торговать. Мы стали привозить сухофрукты и свежие фрукты в разные города. Я начал заниматься такой работой с 94-го, побывал и в Нижнем Новгороде, в Уфе, Челябинске, Свердловской области, Тюмени, затем приехал в Пермь.

Наши предки торговали сухофруктами во всех городах бывшего СССР, в послевоенные годы мой отец также возил сухофрукты из Аштского района. Когда нам тяжело стало, вспомнили об этом, и в какие города он ездил, где и как его принимали. Здесь, в Перми, чуть раньше меня торговлей начал заниматься мой брат. Сначала он привозил и продавал на рынке пух, потом перешел на сухофрукты. И я за ними тоже сюда приехал. Мы ездили по разным городам, развозили товар по Пермской области, начиная с Перми до Кизела: Кунгур, Лысьва, Чусовой, Гремячинск, Губаха, Кизел. Вот так распродавали один «КамАЗ». Потом на Кунгурском рынке стал работать мой сын, купил киоск, поработал один год, затем я его сменил. Поработаю два года, потом он продолжит. Сейчас я оформил документы на частное предпринимательство, принял на работу дочку и зятя. Они живут в городе Добрянка, тоже в Пермской области. А когда сам получу российский паспорт, может быть, найду работу по специальности, чтобы продолжать заниматься наукой. Потому что она меня очень интересует.

Жена и еще двое младших детей остались в Таджикистане, в Аштском районе. Там я дом строил, и вся семья там живёт, переехали в начале 1990-х годов. Жена не хочет сюда приезжать, не хочет. «Всё, - говорит, - хватит далеко от родителей, от родственников жить, я в Душанбе больше тридцати лет прожила». Вот и переехали из Душанбе на родину.

Когда в Таджикистане начинается сезон работы, из России все возвращаются: абрикосы собирать, за огородом ухаживать. Летом поеду на родину, на три месяца. Я каждый раз так делаю: поживу несколько месяцев здесь, потом месяца два-три - на родине. Сейчас у меня есть вид на жительство. Но я уже приготовил документы, чтобы получить российское гражданство. Сказали, ждать надо в течение шести месяцев, - заключил Ш.Хайдаров.

После первой встречи последовали и другие. Во время полевой работы в г.Кунгуре мы наблюдали Шомата за работой на продуктовом рынке. Побеседовали и о торговле, других занятиях таджиков в Кунгуре. Оказалось, занятие торговлей способствует активному сохранению и воспроизведению комплекса культурных традиций, связанных с покупкой и продажей товара: «Такая примета есть: когда первый товар продаешь, у своего первого в этот день покупателя берешь деньги и по каждому товару ими проводишь, чтобы торговля хорошо шла. А еще есть примета, что в торговле нельзя обманывать. Если обманешь - потеряешь много. Только Бог знает, сколько ты потеряешь. Мой отец так говорил: всегда на торговле точно работай, не обманывай. Но если кому-то больше взвесишь, чем надо, скажешь, что, мол, я вам подарил вот столько, чтобы он знал. И специально побольше даешь - на 20-30 граммов, а говоришь «вот, 15 граммов вам в подарок». Мне мама, когда товар в Пермь отправляли, всегда туда складывала пчелиные соты, ячейки маленькие-маленькие. Кусочек положит, чтобы торговля хорошо шла, чтобы побыстрее товар распродать. Это символично. Вот так делают».

Занятия торговлей, в первую очередь, торговлей сухофруктами, в целом, характерны для выходцев из Аштского района Таджикистана: «Часть фруктов привозим с родины. Частные предприниматели регулярно организуют вагон. И я могу, например, две-три тонны отдать им дома, а здесь, в России, затем их получить, - рассказывает Ш.Хайдаров. - Приедут, позвонят сообщить, что товар привезли, еду получать. В основном везут сухофрукты. А орехи - миндаль, орешки, фисташки, финики, кедровые, - такие вещи ребята из Москвы привозят.

Сюда, в Россию, приезжают зарабатывать трудоспособные люди, мужчины в основном. Мать, жена, дети остаются на родине, - продолжает Шомат. - В основном, занимаемся строительством и торговлей. Но есть те, кто врачами, учителями работают, но таких мало. У меня здесь, в России, и родственники торговлей занимаются. В Нижнем Новгороде живет старший брат, тоже кандидат исторических наук, на родине в университете преподавал. А здесь торговлей занимается. Двое младших братьев работают в Перми. Почти весь народ в России, кто постоянно, кто на лето приезжает. У вас хорошо работать: день длинный, ночь короткая».

Научная работа

Несмотря на все бытовые стороны жизни ученого наука по-прежнему остается одним из его главных занятий. Шомат Хайдаров продолжает писать книги, собирает материал и осмысляет особенности антропонимики иранских народов. Как-то он пошутил о своих занятиях наукой в Кунгуре: «У вас зимой хорошо - темнеет рано, холодно, благодать для ученого, вечером можно много наукой заниматься, читать, писать». Уже в Перми ученым были подготовлены и выпущены в пермских издательствах книги: в 2002 году – «Пажухиши лакабхои мардуми нохияи Ашт» («Исследование прозвищ жителей Ашта»), которая посвящена исследованию современных прозвищ жителей Аштского района Республики Таджикистан - родины ученого. Вторая книга Ш. Хайдарова – «Маколахои номшинсой» («Статьи по антропонимии», Пермь, 2001) включила 24 статьи ученого по антропонимике иранских народов. Среди них и те, что написаны на русском языке, например – «Динамика женской антропонимии таджиков в 1921—1980 гг.», «Лингвогеографическое изучение дифференциальных признаков женских и мужских имен таджиков Ферганской долины», «Иранизмы в системе антропонимии тюркоязычных народов Поволжья», «Актуальные проблемы исследования антропонимии таджиков Узбекистана», «Антропонимия узбеков — жителей Северного Таджикистана». Одним из существенных изданий, подготовка которого была завершена в Перми, стал именник иранских народов «Номвожахо: Кариб 38000 номхои халкхои эронизабон» («Именник: Около 38000 имен ираноязычных народов». Пермь, Форвард-С, 2003). Материал для этой книги собирался в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане. Имена извлекались из исторических, литературных, документальных, как опубликованных, так и архивных1. Данная работа получила высокую оценку в Таджикистане, в периодической печати республики было опубликовано несколько отзывов на книгу2.

Одна из последних на данный момент работ ученого - книга «Следы арийской цивилизации в Прикамье (Историко-сравнительное изучение проблемы)». Подготовка и выход книги именно в 2006 году не случаен: этот год по инициативе президента Таджикистана Эмомали Рахмонова был назван Годом арийской цивилизации. Главной задачей исследования авторов книги было «выявить следы арийской цивилизации в Прикамье, общие родственные черты у ариев и народов, населяющих Пермский край в древности и сейчас, и показать, что история их взаимоотношений имеет глубочайшие корни». Авторами предложены гипотезы о том, что ряд топонимов Прикамья (Кунгур, Аспа, Ирень и другие) имеют иранское происхождение». Выход подготовленной таджикским ученым книги о древних и современных связях таджиков и Пермского края имеет большое значение для таджикской диаспоры Прикамья в целом. Осмысление истории Пермского края в контексте взаимодействия с культурой ираноязычных народов, предпринятое проживающим ныне в Кунгуре Ш.Хайдаровым совместно с журналистом В.Одеговым, в подготовленной книге стало одним из показателей процессов начала формирования пермского регионального пласта этнокультурной идентичности таджиков, рефлексии таджикской интеллигенции по поводу современных этнокультурных процессов.

В честь Года арийской цивилизации Ш.Хайдаровым подготовлено еще несколько научных работ, которые ожидают публикации. К примеру, работа «Из истории изучения антропонимии ираноязычных народов», указатель «Ономастика ираноязычных народов: Библиографический указатель литературы с конца XIX в. до 2006 года». К юбилею древнего города Куляб, который в 2006 году отмечает свое 2700-летие, Ш.Хайдаров подготовил к изданию «Частотный словарь антропонимии таджиков Хатлонской области». Однако главный труд, над которым исследователь работает уже несколько лет, это «Толковый словарь личных имен ираноязычных народов», составляющий 1500 страниц. Работа над ним также уже завершается и, надеемся, в скором времени и он будет издан.

Несколько публикаций подготовлено Ш. Хайдаровым и для местной прессы3. Несмотря на то, что Шомат Хайдаров работает в Кунгуре, он сохраняет научные связи с родиной. Его статьи печатаются в прессе Таджикистана, в научных сборниках.

Как и большая часть мигрантов, ежегодно в конце осени-начале зимы он возвращается на родину, а затем вновь приезжает в Кунгур. Во время поездок на родину Хайдаров успевает собрать новый материал, поработать в библиотеках, пообщаться с таджикскими коллегами. В аэропорт Шомат Хайдаров всегда отправляется с большими и тяжелыми сумками, в которых лежат книги: по пути в Таджикистан - те, что были изданы в Перми, а отправляясь в Пермский край – те, что понадобятся ему для дальнейшей работы. И по понедельникам, когда на рынках выходной, Шомата Хайдарова можно увидеть в пермской областной библиотеке.

Даже перечень того, что подготовлено и издано Ш.Хайдаровым в Пермском крае, удивляет, ведь и его основное занятие здесь – торговля - требует немало усилий, а наука сегодня стала для ученого лишь хобби. Что ж, именно в таких ситуациях зачастую и проверяется верность своему призванию.

* * *

При подготовке статьи использовались материалы интервью с Ш.Хайдаровым, а также книги: Хайдаров Ш., Одегов В. «Следы арийской цивилизации в Прикамье (Историко-сравнительное изучение проблемы)», Пермь, 2006.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1Хайдаров Ш., Одегов В. Следы арийской цивилизации в Прикамье (Историко-сравнительное изучение проблемы). Пермь, 2006.

2 «Шухрати Ашт», 9.08.2003; «Сугд» — 13.08.2003; «Хакикати» Ленинобод» — 29.11.2003.

3 Хайдаров Ш. «Здравствуйте! Меня зовут Январь…» // Искра (г. Кунгур), 30.12.2004; Он же. «Что в имени твоем?» // Искра, 30.12.2004.


Фаридун Назмиддинов      15-04-2010 08:29 (link)
Re: ОДАМОНИ МАШХУРИ НОХИЯИ АШТ: ХОЛИДАИ КОДИР



Холидаи Кодир яке аз рузноманигорони шинохтаи точик аст. У соли 1966 дар дехаи Ашт таваллуд шуда ва овони бачагиву наврасияш дар он чо гузаштааст. Баъди хатми мактаби деха тахсилашро дар ДДМТ, риштаи рузноманигори идома додааст. Холидаи Кодир холо корманди радиои Озоди буда, дар маколахои хеш масъалахои дардноки чомеаро ба миён мегузорад. Инак яке аз навиштахои у дар поён оварда мешавад, дар он хаёти имрузаи занону кудакони Точикистон инъикос ёфтааст:

Фарзандоне, ки падарашонро намешиносанд

Ҳангомаи шашсола, сокини як деҳаи дурдасти Тоҷикистон ҳар рӯз мунтазири бозгашти падараш мебошад. Модари Ҳангома гуфтааст, ки шояд ҳамин рӯзҳо падараш монанди ҳазорҳо муҳоҷири тоҷики муқими Русия барои зимистонгузаронӣ ба ватан баргардад. Ҳангома, ки дар тӯли ҳаёташ ҳамагӣ як дафъа аз дидори падар ҳаловат бурдааст, мегӯяд: "Падарам дар Русия аст. Ман ӯро ду сол боз надидаам. Ӯ ба ман ҳар чӯ меорад: курта, попӯшӣ... "
Вақте падари Ҳангома ба хона баргашта буд, дар давоми як ҳафта Ҳангома аз модараш мепурсид, ки ин мард кисту кай аз хонаи мо меравад?.....
Мавҷигул модари Ҳангома он рӯзҳоро ба ёд меорад: "Ҳозир ӯ падарашро ёд мекунад. Ҳангома бародари шавҳарамро падар меномад. Падарашро фаромӯш кардааст. Тариқи телефон бо ӯ сӯҳбат мекунад, вале намедонад, ки падараш кист?"
Оилаи Мавҷигул танҳо нест. Имрӯз дар Тоҷикистон ҳазорҳо хонавода аз дидори шавҳар, падар ва писар маҳрум мебошанд ва зоҳиран ба ин зудиҳо вазъ тағйир намеёбад. Солона то як миллион мардони тоҷикистонӣ барои кор ба Русия ва Қазоқистон мераванд. Аксари муҳоҷирони корӣ соле як бор аз Тоҷикистон зиёрат мекунанд, вале баъзеҳо аслан аз хонаву Ватан канда мешаванд.
Мавҷигул мегӯяд, ки баҳору тобистон дар деҳаи онҳо тамоми мардони ҷавону миёнасол ба муҳоҷирати корӣ мераванд. Мардуми солхӯрда вазъи феълиро бо солҳои Ҷанги бузурги ватанӣ шабоҳат медиҳанд, ки он замон тамоми мардон ба ҷанг бо фашизм сафарбар шуда буданд. Хуллас, имрӯз занони тоҷик пешбурди рӯзгор: ғуну чини ҳосил, тармими манзил ва ҳатто ҳезумкаширо дар ӯҳда доранд.
Хонуми 35-сола бо номи Сурайё, ки дар шаҳри Хуҷанд иқомат дорад, мегӯяд, шавҳараш Мурод аслан муҳандис мебошад, вале маоши ночизи Тоҷикистон ӯро водор кард, ки хонаву дарро тарк намуда, роҳи Русияро пеш гирад. Сурайё меафзояд: "Фарзандони ман мегӯянд, ки барои онҳо падар лозим нест. Онҳо фикр мекунанд, ки аз дасти ман ҳама кор меояд. "
Фарзанди Сурайё, ки Амир ном дорад, ба ғазаб омадааст, ки падараш дар рӯзи таваллуд ва ҷашни соли нав ба онҳо ҳамроҳӣ накард.
Музаффар Олимов, раиси маркази ҷомеашиносӣ дар шаҳри Душанбе ҳушдор медиҳад, ки як насли комили кӯдакони тоҷик бидуни ширкати падарон ба воя мерасад. Ба гуфти Олимов, кӯдаконе, ки дар чунин ҳол ба балоғат мерасанд, дар бораи оилаву издивоҷ фикри ғалат хоҳанд дошт.
Ба ҳар ҳол, ҳамсӯҳбатҳоямон Мавҷигулу Сурайё хушҳоланд, ки шавҳар доранд. Теъдоди зиёди хонумҳои тоҷик тан додаанд, ки шавҳаре пайдо нахоҳанд кард. Онҳо ба ҳамсари дуюму сеюми мардони оиладор табдил меёбанд. Аммо Ҳангомаи хурдсол чашм ба истгоҳи автобус ниҳода мунтазири падар аст.
Фаромарз Назмиддинов      22-04-2010 18:34 (link)
Re: ОДАМОНИ МАШХУРИ НОХИЯИ АШТ: Туйчи Эрйигитов


Биография

Туйчи Эрджигитов родился 10 ноября 1921 года в кишлаке Булок Туркестанской АССР (ныне Аштского района Согдийской области Таджикистана).

Получив начальное образование, работал чабаном и рабочим на строительстве Большого Ферганского канала.

Участие в Великой Отечественной войне

Туйчи Эрджигитов был призван в РККА в декабре 1941 года. На фронт попал в июне 1942 года

Во время боя 5 октября 1943 года районе деревни Смердыня Тосненского района Ленинградской области красноармеец Туйчи Эрджигитов, закрыв собой амбразуру дзота, позволил своей роте наступать. Воодушевленные подвигом Туйчи Эрджигитова, сослуживцы, поднявшись в атаку, ворвались в траншею гитлеровцев.

Туйчи Эрджигитов похоронен в братской могиле в городе Любань Ленинградской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом геройство и мужество красноармейцу Туйчи Эрджигитову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Фаромарз Назмиддинов      28-05-2010 16:04 (link)
АБДУКАХХОР ТУРСУНОВ

"СПРАВКА О НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДОКТОРА ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОРА
ТУРСУНОВА АБДУКАХХОРА АБДУСАМАДОВИЧА

Турсунов Абдукаххор Абдусамадович - родился в 1960 году в селе Пангаз Аштского района Согдийской области, таджик, по специальности «инженер-механик». После окончания в 1982 году Автомобильно-дорожного факультета Таджикского политехнического института по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство» по распределению был оставлен на работу в институте в должности стажера-преподавателя. После успешной сдачи вступительных экзаменов по рекомендации кафедры «Техническая эксплуатация автомобилей» он поступает в аспирантуру Таджикского политехнического института.
В 1986г. закончил специальный факультет Московского автомобильно-дорожного института (государственного технического университета) по перспективным направлениям науки и техники по специальности «Надежность машин» получив второе высшее образование.
В 1990г. защитил кандидатскую диссертацию в Ташкентском автомобильно-дорожном институте на тему «Управление надежностью тормозных систем автомобилей (на примере автомобилей КамАЗ в условиях Таджикской ССР)».
После окончания аспирантуры А.А. Турсунов последовательно и плодотворно работает в должностях научного сотрудника, ассистента, старшего преподавателя и доцента на кафедре «Техническая эксплуатация автомобилей» («Автомобильное хозяйство», «Эксплуатация транспортных средств»).
Решением Государственного комитета Российской Федерации по высшему образованию от 20 мая 1993 года №165-Д А.А. Турсунову присвоено ученое звание доцента.
В 2003 году защищает докторскую диссертацию во Владимирском государственном университете на тему «Управления работоспособностью автомобилей в горных условиях эксплуатации». Решением Высшей аттестационной комиссией Российской Федерации от 16 января 2004 года № 2д/5 ему присуждена ученая степень доктора технических наук.
После защиты докторской диссертации по настоящее время работает в должности заведующего кафедрой «Эксплуатация транспортных средств». С 1996 г. по 2008г. являлся деканом Автомобильно-дорожного факультета Таджикского технического университета. С 2008г. по н.в. проректор ТТУ по научной работе.
Является автором более 200 научных работ. Возглавляет научную школу «Повышение эксплуатационной надежности и разработка методологии адаптационных свойств автомобилей в горных условиях». Под его руководством на кафедре «Эксплуатация транспортных средств» выполняется значительный объем фундаментальных и прикладных научных исследований.
Его аспирант Абдуллоев М.А. защитил в 2004 году диссертацию на тему «Влияние термодинамических характеристик параметров горной среды на энергетические показатели автомобильных двигателей» и ему решением ВАК России присуждена ученая степень кандидат технических наук. Его ученик Давлатшоев Р.А. защитил в 2007г. диссертацию на тему «Разработка требований к тормозным системам автомобилей в горных условиях эксплуатации» в диссертационный совет Владимирского государственного университета.
Его ученики успешно сочетают проведения научных исследований по актуальным проблемам автодорожного комплекса страны с учебной работой в различных Вузах Таджикистана: в Таджикском техническом университете Ниёзов О.С. на тему «Влияние негативного воздействия запыленности воздуха на надежность автомобильных двигателей в условиях высокогорья и жаркого климата», в Худжандском филиале ТТУ Башиков И.Т. на тему «Управление работоспособностью машин по содержанию дорог в горных условиях эксплуатации» и Махмудова Ф.М. на тему «Экономические методы управления работоспособностью автомобилей в горных условиях эксплуатации», в Таджикском государственном университете права, бизнеса и политики Лутфуллоев М.Д. на тему «Методы и модели решения задач автотранспортной логистической системы с использованием новых информационных технологий».
В результате проведенных научных исследований: установлены закономерности изменения параметров среды функционирования системы Водитель-Дорога-Среда (ВАДС) в горных условиях эксплуатации; создана система корректирования нормативов технической эксплуатации, адекватно учитывающая специфику экстремальных горных условий; разработаны требования к автомобилям горной модификации и др.
Научные и практические результаты исследования реализованы в системе Министерства транспорта РТ; Чкаловском автобусном заводе (совместное российско-таджикское предприятие «Худжанд - ЗиЛ») при освоении выпуска новых моделей автобусов «ЧАЗ-322312» и «ЧАЗ-4214»; ПК “Рохсоз” Хукумата г. Душанбе; Министерстве охраны природы РТ при формировании «Программы снижения экологического влияния автомобильного транспорта на окружающую среду РТ»; УГАИ МВД РТ при анализе и экспертизе ДТП, связанных с процессом торможения; Союзе автомобилистов РТ в процессе подготовки водителей; в учебном процессе Таджикских технических и аграрных университетах используются: учебное пособие «Надежность автомобилей в горных условиях» (10 п.л.), допущенное НТС Министерства транспорта РТ для обучения студентов автодорожных вузов РТ; результаты исследования, включенные в учебник: Техническая эксплуатация автомобилей / Под ред. Е. С. Кузнецова. М.: Наука, 2001. - 535с. для студентов вузов Российской Федерации (РФ), обучающихся по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство».


Результаты исследования А.А. Турсунова и его учеников обсуждались и получили достойную оценку на научно–практических конференциях Таджикского технического университета в 1985 – 2005 гг.; на ХХХХУ (1987 г.) и ХХХХУI (1988 г.) научно–исследовательских конференциях МАДИ (ТУ), г. Москва; на ХУII научно- технической конференции ТАДИ, Ташкент, 1989; на научно-практической конференции Таджикского аграрного университета (1996); на Международной конференции “Проблемы развития автотранспорта и транзитных коммуникаций в Центрально-Азиатском регионе”, Ташкент, 1996; на Международном симпозиуме “ Рациональное использование и охрана природных ресурсов горных территорий”, Душанбе, 1997; на республиканской научно-практической конференции, Душанбе, 1998; на международной научно-практической конференции, Душанбе, 1998; на Международном семинаре « Наука о полимерах на пороге ХХI века », Ташкент, 1999; на Международной конференции «Горные регионы Центральной Азии. Проблемы устойчивого развития», Душанбе, 1999; на Международных научно-практических конференциях: «Современные проблемы транспортного строительства, автомобилизации и высокоинтеллектуальные научно-педагогические технологии» (г. Омск, 15 ноября 2000г.); «Автотранспортный комплекс. Проблемы и перспективы развития» (г. Москва, 11 декабря 2000г.); "Проблемы транспорта Дальнего Востока" (г. Владивосток, 2 - 6 октября 2001г.); "Проблемы эксплуатации транспортных систем в суровых условиях" (г. Тюмень, 23 ноября 2001г.); «Актуальные проблемы управления качеством производства и эксплуатации автотранспортных средств» (г. Владимир, 15-17 мая 2002г.); «Проблемы качества и эксплуатации автотранспортных средств» (г. Пенза, 21-23 мая 2002г.) и на 60-й научно-методической и научно-исследовательской конференции МАДИ (ГТУ) «Проблемы технической эксплуатации и автосервиса подвижного состава автомобильного транспорта» (г. Москва, 28 января – 6 февраля 2002г.); «Фундаментальные и прикладные проблемы совершенствования поршневых двигателей» (г. Владимир, 27 – 29 мая 2003г.); Межвузовская научно-практическая конференция Таджикского технического университета «Достижения в области металлургии и машиностроения Республики Таджикистан» – Душанбе, 14-15 мая 2004 г.; Межвузовская профессорско-преподавательская конференция ТТУ «Роль молодежи в развитии науки» - Душанбе, 24 апреля 2004 г.; Международная научно-техническая конференция «Проблемы качества и эксплуатации АТС» - г. Пенза, Россия, 22-24 мая 2004 г.; Международной научно-практической конференции «Перспективы развития науки и образования в ХХI веке» - г. Душанбе, 24-25 ноября 2004 г.; Международная научно-техническая конференция: «Качество. Инновации. Наука. Образование (КИНО)» (г. Омск, 16-17 ноября 2005г.); «Фундаментальные и прикладные проблемы совершенствования поршневых двигателей» (г. Владимир, 27 – 29 мая 2005г.); Международная научно-практическая конференция (Налогово-правовой институт, г. Душанбе, 24 ноября 2005г.) и др.
Результаты исследования опубликованы в центральных научных журналах страны и за рубежом, в материалах научно-практических международных конференциях городов Москвы, Пензы, Владивостока, Владимира, Магнитогорска, Тюмени, Красноярска, Кыргызской Республики, Узбекистана, Азербайджана, Грузии, Молдовы и др.
Профессор А.А. Турсунов выполняет большой объем учебно-методической работы. Им опубликовано 2 монографии и 6 учебных пособий, опубликованных по рекомендациям Научно-технического совета Министерство транспорта РТ, Министерство образования РТ и Центрального методического совета ТТУ и используемых Вузами автомобильно-дорожного профиля при подготовке специалистов в области технической эксплуатации транспортных систем.
С 2003 г. до 2009 г. работал в должности заведующего кафедрой «Эксплуатация транспортных средств» ТТУ. С 1996 г. по 2008г. являлся деканом Автомобильно-дорожного факультета Таджикского технического университета. С 2008 г. по настоящее время является проректором ТТУ по научной работе.
Под его руководством и при непосредственном участии в соответствии с новыми образовательными стандартами подготовлены рабочие учебные планы специальностей факультета. Он член Ученого и Методического советов университета. Является председателями научно-исследовательской комиссии ЦМС ТТУ, членом Научно-технического совета Министерства транспорта и коммуникации РТ. Турсунов А.А. - член комиссий Правительства Республики Таджикистан по присуждению премии А. Сино в области науки и техники и по определению приоритетных направлений исследования в республике.
Турсунов А.А. является инициатором создания, на базе Автомобильно-дорожного факультета Таджикского технического университета им. академика М.С. Осими, Таджикского центра Международной Ассоциации Автомобильного и Дорожного Образования (МААДО), зарегистрированный Министерством юстиции Республики Таджикистан как международной общественной организации. Будучи председателем Таджикского центра МААДО, регулярно участвует в работе заседаний УМО Вузов России в области транспортных машин и транспортно-технологических комплексов и представителей Вузов – членов МААДО (г. Ташкент, 1996; г. Москва, 2000; г. Омск, 2000, 2005).
Весом вклад А.А. Турсунова в деле укрепления дружбы и взаимовыгодного сотрудничества с ведущими Вузами СНГ. По его инициативе заключены договора о сотрудничестве Таджикского технического университета с Московским автомобильно-дорожным институтом (государственным техническим университетом), Украинским транспортным университетом, Сибирской автомобильно-дорожной академией (СибАДИ), Владимирским государственным университетом и Ташкентским автомобильно-дорожным институтом.
А.А. Турсунов активно ведет подготовку научных кадров через аспирантуру и соискательство. Он является членом Диссертационного совета К 737.007.02 при Таджикском техническом университете имени академика М.С. Осими по специальности 01.04.14 – «Теплофизика и теоретическая теплотехника».
Решением Национальных аттестационных комиссий Кыргызской Республики и Республики Узбекистан привлекается в качестве официального оппонента и члена Диссертационного совета на защите диссертационной работы на соискание доктора технических наук по специальности 05.22.10 «Эксплуатация автомобильного транспорта».
Систематически повышает свою научно-педагогическую квалификацию в ведущих Вузах СНГ (ТАДИ – г. Ташкент, 1990 г., МАДИ (ГТУ) – г. Москва, 2000 г., ВлГУ – г. Владимир, 2002 г.).
Регулярно выступает в республиканских средствах массовой информации о насущных проблемах образования в высших учебных заведениях (Чор дарачаи фарогирии дониш (четыре уровня усвоения знания) Еженед. "Омузгор" № 47 от 20.11.1991г.; Таъмини хамбастагии фанхо - гарави муваффакият (Обеспечение межпредметной связи - залог успеха) Ж."Маърифат", Душанбе,1992, №6 с.45-48.; Многоуровневая система подготовки кадров для автомобильно-дорожного комплекса Республики Таджикистан Материалы межвузовской конференции «Роль молодежи в развитии науки», Душанбе, 2004. –С.18-19; Применение активных методов обучения в учебном процессе Материалы региональной научно- практ. конф. «Образование: стратегия перемен», Душанбе, 2000г., с. 106-108 и т.д.).
За заслуги в области разработки методологии адаптационных свойств автотранспортных средств в горных условиях эксплуатации А.А. Турсунов избран член - корреспондентом Инженерной академии Республики Таджикистан. За плодотворную работу в вузе А.А. Турсунов награжден Почетной грамотой Министерство образования Республики Таджикистан. Он «Отличник образования Таджикистана» и «Почетный транспортник Таджикистана».

Область научных интересов:
Разработка методологических основ повышения эксплуатационной надежности и адаптационных свойств АТС в горных условиях.

Основные работы:
1. Надежность автомобилей в горных условиях. Рекомендовано НТС МТДХ РТ и ЦМС ТТУ. Душанбе: Маориф, 1999г. – 141с..
2. Управления работоспособностью автомобилей в горных условиях эксплуатации. Монография. Рекомендована НТС МТ РТ. Душанбе: Маориф ва фарханг, 2003г. – 356с.
3. Ноосферотехногенное развитие цивилизации. Монография. Душанбе: ТТУ, 2008. 88 с.
4. Оптимизация транспортного обслуживания высокотехнологичных производств. Монография. Душанбе: ТТУ, 2010. 228 с.
5. Влияние термодинамических параметров горной среды на выходные показатели автотракторных двигателей внутреннего сгорания. Монография. Душанбе: ТТУ, 2010. 122 с.
6. Повышение тормозных свойств автотранспортных средств. Монография. Душанбе: ТТУ, 2010. 248 с.
Фаромарз Назмиддинов      28-05-2010 16:10 (link)
НУРУЛЛО ХУВАЙДУЛЛОЕВ
ПАМЯТЬ
Его не смогли поставить на колени!
24 августа 1992 года в Душанбе был убит генеральный прокурор республики Нурулло Хувайдуллоев. Сегодня, спустя 13 лет, обстоятельства одного из самых громких убийств в новейшей истории Таджикистана до сих пор не ясны…

"Если моя смерть принесет республике спокойствие, я готов умереть"
ЧТОБЫ понять причины и мотивы убийства прокурора, необходимо вернуться назад, вспомнить события, предшествовавшие тому трагическому дню.
Все начиналось в далеком 1991 году. Ровно за полтора года до смерти - 22 февраля 91-го года Нурулло Хувайдуллоев из трех кандидатов, представленных на сессии Верховного Совета, среди которых были Сафарали Кенджаев и Тухтамурод Почамуллоев, был избран Генеральным прокурором страны. Острая борьба за власть нарастала, борьба между "старой гвардией", партийно-хозяйственной номенклатурой и коалицией оппозиционных партий и движений, среди которых были Партия исламского возрождения, Демократическая партия Таджикистана, народное движение "Ростохез" и общество "Лали Бадахшон". Бурные эмоции выплескивались на улицы – на душанбинских площадях начинались митинги.
Неугодный для многих новых лидеров Генеральный прокурор постоянно подвергался нападкам, ему угрожали, требовали уйти. "Мы пристрелим тебя как врага народа!", - эту фразу на протяжении своей недолгой работы на должности Генпрокурора Н. Хувайдуллоев слышал практически каждый день. Но на все выпады своих врагов он отвечал: "Если моя смерть принесет республике спокойствие, я готов умереть". Впервые эту знаменитую фразу он произнес в прямом эфире государственного телевидения. Тогда он полчаса отвечал на телефонные звонки простых таджикистанцев и вопросы журналистов.
- Я прекрасно помню этот день, - говорит один из близких друзей прокурора Сироджиддин Мухамедов. - Здание телестудии было в руках оппозиции. Прокурора сопровождало около 150 людей, его соратников. Мы заранее подготовили пути отхода из телестудии. Я уверен, что многие помнят то знаменитое интервью Нурулло, но никто не знает в какой обстановке оно транслировалось. Студия была переполнена вооруженными людьми, как с нашей стороны, так и со стороны оппозиции. Перед эфиром я дал Хувайдуллоеву две таблетки элениума. Он был импульсивным человеком, все это знали, поэтому журналисты, многие из которых были на стороне оппозиции, пытались вывести его из себя своими резкими вопросами. Но он достойно выдержал их напор, корректно отвечал на все вопросы, говорил за всю республику…
Именно после того интервью Нурулло Хувайдуллоева узнала вся страна. Тогда он укрепил свою репутацию, как справедливого человека, непреклонного законника. И заработал новых врагов. Теперь его постоянно сопровождали трое телохранителей. Помимо этого каждое утро Сироджиддин и еще пара верных друзей прокурора лично привозили его на работу, а вечером отвозили домой.
- Нам приходилось часто менять машины. В целях безопасности прокурор жил то в своей квартире, то у друзей, - говорит Сироджиддин. - У нас было несколько карабинов, у Хувайдуллоева был пистолет, но он редко брал его с собой, не любил. Мы понимали, что его собираются убить. В то время его неоднократно звал к себе лидер Народного фронта Сангак Сафаров. Предлагал бросить должность и бороться с врагами нации вместе. Но у Хувайдуллоева был всегда один ответ: "Я честен перед народом, мне бояться нечего".

Паралич власти
5 МАЯ 1992 года указом президента Рахмона Набиева в республике было объявлено чрезвычайное положение, предусматривавшее запрет на проведение митингов. В столице ввели комендантский час. Однако вооруженным силам оппозиции удалось захватить телевидение. Телеэфир страны заполнился резкими заявлениями оппозиционных лидеров, объявивших, что они выступают за слом прокоммунистического режима. В этот же день командующий президентской гвардии заявил о переходе на сторону оппозиции. Оппозиционеры захватили аэропорт, железнодорожный вокзал… Наступил паралич власти.
Оппозиция выдвинула требования: формирование коалиционного правительства, отставка некоторых чиновников, в частности, председателя Верховного Совета Сафарали Кенджаева и Генерального прокурора Нурулло Хувайдуллоева.

Последнее предупреждение
СИТУАЦИЯ накалялась. 10 мая митинговавшие на площади Шахидон под защитой захваченного БТРа с оружием двинулись к зданию Комитета национальной безопасности, в котором якобы находился президент. На подходе к Комитету колонна была остановлена яростным огнем чекистов. Среди нападавших появились убитые и раненые. Командир 201-й российской дивизии полковник В. Заболотный, в соответствии с решением офицерского собрания, дал приказ бронегруппе из пяти танков, трех БМП и одного БТР прикрыть подступы к зданию КНБ, дому, в котором жили семьи работников Комитета.
В это же время, президент Набиев по телефону срочно вызвал к себе Хувайдуллоева. Прорвавшись сквозь блокпосты и толпы ожесточенных людей, машина прокурора въехала во двор Комитета. По воспоминаниям одного из друзей прокурора, кто тогда все время находился рядом с ним, Аслиддина Гафурова (имя изменено), Хувайдуллоев пробыл у президента более двух часов. Все это время Набиев пытался дозвониться в Москву – Ельцину. "Он не смог его найти, - говорит Гафуров, - был растерян. – Президент предупредил Хувайдуллоева, чтобы тот немедленно покинул столицу". "На тебя устроена облава, - сказал он, - нас хотят убить, но меня не тронут, побояться, а тебя обязательно убьют. Уезжай из Душанбе…".
Вечером того же дня прокурор покинул столицу. Ночь он переждал в Регаре у своего знакомого. 11 мая утром Аслиддин отвез Нурулло в Ленинабад. Там его уже ждала семья, которую несколькими днями раньше вывезли друзья прокурора…

Провокация
В ЭТО время в оппозиционной таджикской печати началась травля Генерального прокурора. Его обвиняли, в частности, в том, что он неправомерно имеет охрану. "Публично об этом несколько раз заявлял министр МВД Мамадаез Навжуванов, - говорит Ибрагим Усманов, бывший декан факультета таджикской филологии Национального университета, автор книги "Год Набиева". – Он говорил о том, что у Генпрокурора необходимо отобрать охрану на всех сессиях и на заседании Президиума Верховного Совета".
В один из летних дней к Хувайдуллоеву на работу приехал один из лидеров оппозиции, глава Духовного управления мусульман Таджикистана Ходжи Акбар Тураджонзода. О чем конкретно они говорили в тот день неизвестно. Близкие прокурора не исключают, что именно тогда Тураджонзода дал личные гарантии безопасности, если тот откажется от вооруженной охраны. Готовя этот материал, мы попытались связаться с А. Тураджонзода, однако, как сообщил по телефону нам его помощник Хабиб Рабиев, "никакие комментарии Ходжи Акбар давать не будет"...
"Чего боится Генеральный прокурор республики? Своего народа? Если ему положена охрана, значит ею надо обеспечить всех известных людей!". В печати против Хувайдуллоева ловко использовали его же настоятельные требования соблюдать законность и пресекать расползание оружия среди населения республики. Мол, пусть Генпрокурор, сам подаст пример. Так или иначе, но кампания, развязанная против Генпрокурора в прессе, дала плоды. За две недели до убийства, он был лишен личной охраны. Покушение готовилось задолго до 24 августа, но в тот день, когда была снята охрана, Хувайдуллоеву "подписали" окончательный приговор.

"Они никогда не успокоятся"
23 АВГУСТА, за день до смерти, Нурулло Хувайдуллоев был в гостях у своего друга Сироджиддина. Они сидели допоздна, пили водку, говорили о планах, вспоминали друзей.
- Вы знаете, ведь на самом деле тогда его бросили многие друзья, - вспоминает Сироджиддин. - Нас было всего несколько человек, тех, кто последние месяцы его жизни постоянно находились рядом. Мы понимали, что, скорее всего, тоже умрем, но мы не смогли бы его бросить. Он это понимал, ценил. И даже в тот день, когда я видел его в последний раз, сказал: "Сироджиддин, все, что ты сделал для меня, пусть Бог вернет тебе вдвойне". Тогда я даже не мог подумать, что вижу его в последний раз...
В полночь прокурор вызвал машину.
- Он не захотел ехать домой, - вспоминает Аслиддин, который был в тот вечер за рулем. Сказал, чтобы я отвез его к штабу оппозиции "Начоти Ватан". Мы доехали до нынешнего здания Минобороны, где тогда расположился штаб. Остановились в нескольких метрах от входа. Было темно, поэтому нас никто не видел. Стояли минут пятнадцать. Все это время прокурор молчал, потом резко произнес: "Они никогда не успокоятся!", и попросил меня поворачивать домой...
Он не знал, что именно в эту минуту решалась его судьба. По словам старшего следователя по особым делам Генпрокуратуры республики Баходура Раджабова, 23 августа поздно вечером 11 членов оппозиции во главе с руководителем штаба Саидмуродом Курбоновым утвердили, вынесенный ранее приговор. "Прокурор слишком настырен, и его надо убирать…", - решили они.

В прокурора выпустили 20 пуль
ИЗ уголовного дела по факту убийства Н. Хувайдуллоева:
"24 августа в 7.50 напротив дома 159 по ул. Низоми (бывшая Ломоносова) были убиты народный депутат, генеральный прокурор республики Нурулло Хувайдуллоев и его водитель Довуд Мусоев…".
Несмотря на то, что дело об убийстве прокурора уже закрыто, обстоятельства его смерти и гибели Довуда до сих пор не ясны. Официальные данные прокуратуры разнятся с показаниями участников трагедии. Мы будем говорить от имени друзей прокурора, которым рассказала об этом дне его вдова - Рано Хувайдуллаева.
Каждое утро прокурор ехал на работу по одному и тому же маршруту. Сначала он довозил на работу, в училище для инвалидов свою жену, потом уже ехал в прокуратуру. В день убийства рядом с ним был лишь вооруженный пистолетом водитель. Это был один из редких случаев, когда прокурора не сопровождали в дороге друзья. Убийцы, видимо, об этом знали. При подъезде к училищу служебную "Волгу" Генпрокурора обогнала синяя "пятерка". Взвизгнув тормозами, она встала поперек дороги. Еще два автомобиля перекрыли путь машине сзади. Все произошло буквально в считанные минуты. Из семерки вышел мужчина. Быстрым шагом он шел к автомобилю прокурора. Сам Нурулло Хувайдуллоев в этот момент стал опускать оконное стекло. Он вытащил руку и потребовал объяснение от уже подошедшего незнакомца. Не говоря ни слова, убийца резко дернул руку прокурора вниз, тут же сломав ее. Хувайдуллоев вышел из машины. "Беги, спасай свою жизнь!", - крикнул он Довуду. Но водитель начал стрелять по колесам пятерки. "Я думаю, он прекрасно понимал, что не уйдет живым, и поэтому хотел, чтобы хоть по оставшейся машине милиция смогла найти их убийц", - говорит Аслиддин.
В этот момент, наставив автомат на прокурора, его убийца требовал: "Встать на колени! Встать на колени, сволочь!". Хувайдуллоев на колени не встал. Тогда убийца прострелил ему ноги. Рано видела все. Она сидела в машине и не могла сдвинуться с места. Один из боевиков схватив ее одной рукой за волосы и сжав другой горло, вытащил женщину из машины: "Смотри, сука, как твоего мужа убивать будут".
Нурулло Хувайдуллоев упал, а его убийца продолжал в него стрелять. Автоматная очередь остановила сердце и верного Довуда. Последнюю, двадцатую пулю в прокурора убийцы пустили, уже убегая с места преступления. Она предназначалась его жене, которая, плача, кинулась на тело мужа. Пуля, не задев ее, раздробила кисть прокурора.

Убит для устрашения народа
ЧЕРЕЗ несколько минут на место трагедии прибыли сотрудники МВД, КНБ и Генпрокуратуры.
- Когда я узнал, что Хувайдуллаева убили, то понял, что это начало войны, теперь ее не избежать, - вспоминает бывший в то время начальником ГАИ города Мирзобек Каримов. – Хозяев машины, убийц, я узнал сразу. Номера не было, его мы нашли позже в бардачке автомобиля, но на самой машине остались следы, отпечатки номерного знака. Заметить невооруженным взглядом цифры было невозможно, я увидел их через лупу. Машина принадлежала Душанбинскому мелькомбинату...
На место трагедии приехала и скорая помощь.
- Я взял на руки Нурулло, отнес его в машину и мы поехали в Кара-боло, - вспоминает Сироджиддин. - В морг вошел только я. Там были молоденькие девочки, они раздели его и посадили в кресло. Я видел, как они вытаскивали из моего друга пули, видел его изуродованное пулей лицо… Я никого не впускал в подвал, не хотел, чтобы кто-то видел его в таком виде.
А снаружи, у входа в морг в этот момент развернулась настоящая "война". Сюда прибыли телевизионщики, с ними были вооруженные люди. По словам Сироджиддина, они требовали показать им труп: "Пусть люди видят, что сделали с их прокурором. Пусть знают, что если смогли убить их Закон, то им вообще некуда соваться". "Журналисты" не скрывали своих намерений, они прямым текстом говорили, что им нужна эта "картинка" для устрашения народа.
- Я благодарен одному человеку, который тогда помог не пропустить этих людей, - говорит Сироджиддин. - Я не помню его имя, но знаю, что сейчас он работает прокурором Пархарского района. Он тогда встал перед дверью, где находился Нурулло и сказал, что раз родственник, имея в виду меня, не разрешает видеть погибшего, то никто не пройдет. Он выстрелил в воздух и добавил: "Кто подойдет ближе, расстреляю"...
"25 августа в 15 часов гроб с телом трагически скончавшегося Нурулло Хувайдуллоева был установлен в фойе Верховного Совета Республики Таджикистан. Сюда пришли прощаться с покойным руководители республики, работники правоохранительных органов, представители трудовых коллективов. У гроба покойного - многочисленные венки". – ("Народная газета", №16, 25 августа 1992 г.).
В тот же день вертолетом Нурулло Хувайдуллоева отвезли в родной кишлак Пангаз Аштского района и по мусульманскому обычаю похоронили до захода солнца...

По материалам уголовного дела
ДЕЛО по ст. 63 ч.3 "Террористический акт" возбудил исполняющий обязанности Генпрокурора страны Тухтамурод Почамуллоев. В ходе предварительного следствия было установлено, что убийство было совершено Рахимбеком Нуруллобековым и Давлатбеком Махмудовым. Найти обоих исполнителей было нетрудно - они оставили документы, удостоверяющие их личность в машине на месте преступления. Они были задержаны. Обвинительное заключение было утверждено, и 27 июля 1993 дело отправлено в Верховный суд. 26 ноября 1993 приговором судебной коллегии по уголовным делам ВС оба они были признаны виновными и приговорены к высшей мере наказания – смертной казни через расстрел. Приговор был исполнен в 1994 году.
В отношении еще нескольких лиц по факту убийства Генерального прокурора было предъявлено обвинение, и они были объявлены в розыск. Но в связи с тем, что они погибли, часть уголовного дела в отношении их была прекращена. Так, 28 мая 1993 года часть материала в отношении М. Махмадалиева, А. Ризоева, С. Курбонова, А. Джамикова и 18 июня в отношении Дж. Аминова была производством прекращена.
Итак, исполнители убийства были наказаны. А кто же заказчики убийства?
- Заказчиком, по признательным показаниям Р. Нуруллобекова и Д. Махмудова был руководитель штаба "Начоти Ватан" Саидмурод Курбонов, - говорит следователь Генпрокуратуры Баходур Раджабов. - Он собрал вокруг себя дерзких, способных пойти на все, людей. Но он не был осужден, потому что умер раньше.
- Называли ли осужденные во время допросов еще какие-нибудь имена возможных заказчиков?
- Нет.
- Во время сбора информации по делу я столкнулась с некоторыми несоответствиями. Скажите, машина убийц осталась на месте преступления, потому что у нее были прострелены шины?
- Нет, водитель вообще не стрелял, наоборот он просил убийц, чтобы они не убивали его.
- А его жена, говорит об обратном...
- Нет, это не так.
- Почему же убийцы оставили машину и свои документы в ней?
- Потому что она ворованная, а документы они просто забыли…
Более подробную информацию о том, как шло расследование, нам получить не удалось. Бывший следователь прокуратуры Клич Курбанов, возглавлявший следствие по этому делу, в телефонном разговоре сообщил нам: "Это дело закрыто, я об убийстве ничего говорить не буду". Знакомые Н. Хувайдуллоева, работающие в настоящее время в Генпрокуратуре, по непонятным причинам также отказались говорить об обстоятельствах гибели прокурора.

Хувайдуллоев был препятствием на пути оппозиции к власти
УБИЙСТВО Генпрокурора вызвало бурную реакцию по всей республике. В кишлаке Пангаз Аштского района, на родине погибшего прокурора и в Кулябе прошли массовые митинги, на которых резко осуждалось "правительство национального примирения". В Пангазе были закрыты практически все мечети, сожжено имущество и прекращена деятельность духовенства.
Было много боли, гнева и красивых слов, но суть осталась одна – Нурулло Хувайдуллоев был последним препятствием на пути оппозиции к власти.
После гибели прокурора страны Набиев просидел в президентском кресле лишь две недели - до 7 сентября. В этот день боевики оппозиции захватили его в Душанбинском аэропорту при попытке вылететь в Худжанд и силой заставили его подписать заявление об отставке.

Герой нации
В ЦЕНТРЕ поселка Пангаз, в одном из колхозов Аштского района и в Кангурте стоят бюсты Нурулло Хувайдуллоева. Раньше о жизни, трудовой и общественной деятельности Хувайдуллоева много писали в газетах и журналах, был даже снят документальный фильм "Я не боюсь", ему посвящали стихи. А сейчас на месте гибели прокурора и его водителя в Душанбе стоят две одинокие дощечки, напоминающие о той далекой трагедии. Маленькая бетонная оградка вокруг них практически развалилась. 24 августа, в день годовщины смерти Генерального прокурора мы приехали сюда возложить цветы...
Такие люди как Нурулло Хувайдуллоев - это совесть нации, ее богатство и гордость. Они даруются свыше, чтобы народ мог услышать и увидеть тот единственно правильный путь, по которому ему следует идти к процветанию и свободе. Мы не уберегли Нурулло Уруновича, не смогли по достоинству оценить его при жизни, и воздаем должное только теперь, когда потеряли. Мне могут возразить: гражданская война унесла жизни многих славных сынов Таджикистана, стоит ли так скорбеть по одному из них, даже такому, как Нурулло Хувайдуллаев? Отвечу: быть оплаканными достойны многие, но остаться в памяти народа, в истории - единицы! И то, что спустя тринадцать лет после гибели Нурулло Уруновича в Таджикистане и за его пределами тысячи людей продолжают с теплотой и болью вспоминать о нем - еще раз подтверждает правоту этих слов.
Ольга ТУТУБАЛИНА,
Asia-Plus

ПОСЛЕ убийства Генерального прокурора республики Н. Хувайдуллоева "лидеры блока объединенных демократических сил: Партия исламского возрождения, Демократическая партия Таджикистана, народное движение "Ростохез" и общество "Лали Бадахшон", потребовали от правоохранительных органов тщательного и объективного расследования".
"Вечерний Душанбе" №165, 25 августа 1992 г.

Обращение работников прокуратуры:
"…Мы, работники прокуратуры, друзья, соратники и сослуживцы Нурулло Хувайдуллоева горестно переживаем, что не смогли уберечь от смерти этого славного и смелого человека, хотя знали, что враги нации давно жаждали его крови. Мы даем слово народу республики, что не сойдем с пути, выбранном нашим товарищем, до конца дней будем стоять на страже справедливости, правды и законности. Клянемся кровью погибшего борца за правду и справедливость, национального героя, дорогого Нурулло Хувайдуллаева!".
"Народная газета" №161, 26 августа 1992 г.
Фаромарз Назмиддинов      28-05-2010 16:15 (link)
ТОХИРИ АБДУЧАББОР
Тоҳири Абдуҷаббор: лаҳзаҳое аз як абадият

13.04.2009 11:13

Муаллиф: «СССР» №15 09.04.09. Комил БЕКЗОДА

Равшанфикрон дар ҳар ҷомеае ду сарнавишт доранд: Агар инқилоби фарҳангиашон ғалаба кунад, онҳо ба мақоми доҳӣ ва пайғамбар мерасанд. Чуноне ки Иқбол (1877-1938) ва Муҳандос (1869-1948) ғолиб омаданд. Ҳинд озод шуд. Ва Покистон ҳам мустақил. Агар инқилобашон шикаст хӯрад, сарнавишташон гумномӣ ва бадномӣ хоҳад буд.


Ангезаи навиштан ҳам ин шуд, ки устодро дар ТВ, дар ҳоли беморӣ ва дардмандй дидам. Чанд рӯз баъд, рӯзноманиго-ри чнрадаст Раҳматкарими Давлат мақолаи ҷононе дар рӯзномаи "Мнллат" ба нашр расонид, ки аз хаёти устод қисса менард. Хондам ва мутаассир шудам. Омили сеюм ин аст, ки дар вақти хозир имконият ба аёдаташ рафтан надорам. Хостам, ки ба воситан ин мақоланома ин шахсияти озода ва ворастаи миллатро зиёрат кунам...

Мо якдигарро аз наздик кам мешиносем: Сӯҳбатҳои мо ҳамеша тасодуфй ва сарирохӣ буд вале аз нигоштахои якдигар бохабар будем. Устод роҳбари ҳаракати мардумии "Растохез" буд, ки рӯ ба сӯи 6 млн тоҷин дошт. Ман рохбари мақфили фалсафии "Ҷаҳони андеша" будам, ки ҳамагӣ 6 узви фаьол дошту бас, Ман хеҷ гох узви "Растохез" набудам. Устод Тоҳир ҳам боре дар маҳфили "Қаҳони андеша" ширкат накарда буд. Ҳаққи маънавие, ки дар навиштани ин мақола дорам, ин аст, ки устод равшанфикри миллат асту ман муқаққиқи ҷараённ равшанфикрии муосир дар қаламрави Тоҷикистон. Ин ҳуқуқро барои ман ҳамаи конститутсияҳои навишта ва нонавиштаи миллй ва байналмилалй кафолат медиҳанд... Мехостам ин мавод ҳарчи зудтар чоп шавад, ки устодро аз фикру андешаи беморй ва дардмандӣ ба дур нигаҳ дорад. Қамин аст ҳадафи аввалу охири ин нома-мақолаи аёдатй...



ЛАҲЗАИ ЯКУМ

Бозсозӣ буд. Дар толори марказии Академияи Илмҳои Тоҷикистон (АИТ) баҳс аз забон мерафт. Толор дар табақаи дуюм аст. Толори китобхонаи Академия, ба номи Индира Гандӣ, дар табақаи якум. Дидам, ки одами бисёре ҷамъ омадааст, зуд ба китобхона шитофтам, ки адабиётро бисупорам ва ба толори маҷлисгоҳ бар гардам. Дар ҳамин ҳангом устод Тоҳирро дидам, ки дар назди китобхона сигор мекашид... Саросемагии маро дида, пурсид: оғо, чӣ шуда? Бо шӯхӣ гуфтам: гурӯҳе аз мардум ҷамъ омада, забони тоҷикиро ба додгоҳ кашиданианд. Хандид ва гуфт: Аҷиб рӯзгоре... То аз китобхона баромадам, ки ӯ рафта буд. Ба табақаи дувум баромадам. Устод дар қатори чаҳорум аз пеш нишаста. Гуфтугӯҳо хеле ошуфта ва парешон буданд... Маркази мавзӯъ забон буд.

Як нафар зани ҷавони ғайритоҷик ба ҳама луқма мепартофт ва мегуфт, ки ин корҳои беҳуда (масъалаи забон) ба кӣ даркоранд. Сухани касеро гӯш намекард. Устод барои танзими баҳс ва ба сари эътидол овардани аҳли маҷлис чанд ҷумлаи зебое бо забони тоҷикӣ гуфт. Он зан дониста ва ё надониста, эътироз мекард ва ба раванди баҳс халал мерасонд. Чанд бор байни устод ва он зан муҷодалаи забонй анҷом гирифт. Чанд рӯз баъд ҳамон зан дар як рӯзномаи русизабон таассуроти худро аз ин мулоқот баён намуда, гуфтаҳои устод Тоҳирро ба таври ғалат накл карда буд. Устод ҳам дар ҷавоб мақолае бо забони русӣ навишта, ба редаксияи ҳамон рӯзнома супорид, аммо онро чоп накарданд. Хеле асабй шуд... Дӯстонаш аз идораи "Садои Шарқ" маслиҳат доданд, ки ҳамон мақолаи русиро ба шакли муфассалтар бо забони тоҷикӣ нависанд. Навишт. Супорид. Чоп шуд. Хеле муфассал ва пурмӯҳтаво буд. Хаёл мекунам, ки аз ҳамон замон устод Тоҳир ба таври расмӣ ва фаъол ба ҳаракати равшанфикрии кишвараш пайваст. Ва ҳоло хам ин фаъолият давом дорад.

ЛАҲЗАИ ДУЮМ

Сухан дар бораи маҳфили "Диалог" меравад. Маҷлисгоҳи ин маҳфил дар қисмати шарқии шаҳри Душанбе (9 км-ДДОК) қарор дорад. Роҳбари он устод Муҳиддин Кабирӣ аст. Боре ба яке аз роҳбарони маҳфил ба шӯхӣ гуфтам: Устод кордонӣ ва зиракӣ муборак. Дар байни ин ҳама калимаҳои зебои тоҷикӣ, арабӣ ва истилоҳоти фарҳангии ҳазорсолаи исломӣ шумо калимаи урупоии "диалог"-ро интихоб намудед? Хандид ва гуфт: Ана, дидед, мо ҳам "современний" шудагӣ...

Дар он нишасте, ки устод Тоҳири Абдуҷаббор ҳузур дошт, сухан дар боби ислом ва миллат мерафт. Аз рӯи мушоҳидаҳои шахсии худам касе таҳаммули шунидани сухани дигареро надошт. Ҳар кас дар пайи далеле буд, то сухангӯи пешинаро рад кунад. Устод Кабирӣ гоҳ-гоҳе бо лутфи хосе, ки доранд, ҳозиринро ба сабру таҳаммул даъват мекард. Ман дар рӯ ба рӯи устод Тоҳир қарор доштам. Чизе намегуфт. Чун ҳайкал ором, бо салобат, вале бо туғёни ботинӣ хомӯш менишаст... Бисёр гӯш кард. Таҳаммул намуд. Ҳамаи назокатҳои як меҳмони даъватшударо ба иҷро расонд... Ахиран раиси маҳфил аз ӯ хоҳиш кард, ки агар чизе гуфтанӣ бошанд, марҳамат, ҳама гӯш мекунанд. Лаҳзаи мушкиле барои ҳамаи мо фаро расид. Чун ҳар касе бо тарзи худ тахмин мезад, ки устод Тоҳир чӣ хоҳад гуфт? Дар чӣ мавзӯе? Устод дар ҳолате, ки дар лаб табассум дошт, дар дил мегирист. Бо оромӣ ба ҳама арзи сипос кард. Икдоми "Диалог"-ро мусбат ва зарурӣ хонд. Ва дар ҳолате, ки номи касеро ба забон намегирифт, ба саволҳо ва андешаҳои онҳо ҷавоб мегуфт. Аввалин иборааш ин буд: "Бародарон, таърих ба мо омухта, ки аз ҳар падида ва ҳодисае ибрат бигирем. Чунин ба назар мерасад, ки мо аз ҳаводиси наздиктарини кишвар ва миллати худ дар-се набардоштаем. Ҳоли моро бегонагон хубтар медонанд. Ин қолати ғайримантиқӣ аст. То ба кай чун Аҳмади порина боқӣ мемонем?"

Дар давоми сухан ин ҳама мушкилотро бо далелҳои гузашта ва ҳозираи таърихӣ ва ҷомеашиносӣ исбот кард. Касе чизе намегуфт. Ҷавобе надоштанд. Гӯё устод бо худаш гап мезад. Таҳлилҳояш бисёр ҷолиб ва навоварона буд. Мутаассифона ман сабти онҳоро надорам ва шояд маҳфили "Диалог" дошта бошад...

ЛАҲЗАМ СЕЮМ

Аввалҳои бозсозӣ буд. Ҳама ба чизе умедвор... Ҳама ва ҳар касе ба тарзи худ дар талош буд... Аз ҷумла, фарҳангиён низ. Дӯсти шоирам Нафасбеки Раҳмонии Ишкошимӣ, ки баъд дар роҳи бозгашт аз Эрон дар Баҳораки Афғонистон бо дасти Ризвон ба қатл расид, китоби "Хатти саввум"-ро барои хондан ба орият дод. Нашри соли 1973, дар ҳаҷми 888 саҳифа. Муаллифаш равоншиноси муосири Эрон, доктор Носируддини Соҳибуззамонй буд. Дар назди бинои Институти Шарқшиносӣ бо ҷамъе аз дӯстон сӯҳбат доштем. Аз "Хатти саввум" ёд кардам (Ин китоб ба зиндагӣ ва осори Шамси Табрезӣ (1186-1248) бахшида шудааст). Устод Тоҳир бадоҳатан пораеро, ки маҳз ба "Хатти саввум" (муаммои сарбаста) будани шахсияти хеш (шахсияти Шамс) бахшида шудаст, айнан иқтибос кард... Моҳама тааҷҷуб кардем. Чун ин китоб дар Тоҷикистон дастраси касе набуд. Устод аз ин ҳоли мо илҳом гирифта, бо овозе мутантан пораи дигареро аз ёд хонд, Ин пораро:

"Бо фақеҳӣ розӣ машав. Гӯ бештар ва зиёдтар мехоҳи... Аз суфигарию орифӣ ҳам бештар. Ҳар чӣ пешат ояд, аз он зиёдтар ва бештарро талаб кун. Туро аз қидам (абадият)-и олам чӣ? Ту абадияти хешро маълум кун, ки ту қадимӣ (ҷовидонй ҳастӣ), ё ҳодис (офарида, мувакқатӣ ва миранда)? Ин қадар умр, ки туро ҳаст дар тафаҳҳуси таҳлилу ҷустуҷӯи ҳоли худ харҷ кун, дар чуну чарои абадият ва ҷовидонагии олам чӣ харҷ мекунӣ? Шинохти Худо амиқаст! Эй аҳмақ, амиқтуйӣ! Агар амиқе (ва абадияте) ҳаст, туйӣ!.,"

Мисли он буд, ки мо устод Тоҳирро аз нав кашф мекардем. Офарин гуфтем. Чизе нагуфт. Танҳо як табассуми истеҳзоомез ба сӯямон карду гуфт: Хуб, китобе ҷолиб ва хонданӣаст...

Ин ҳодиса дар солҳои 80-уми асри XX иттифоқ афтод. Мо ҳоло дар даҳаи аввали асри XXI қарор дорем. То имрӯз аз фарҳангиёни мо касе номи ин китобро ба забон наёвардааст.

ШАМСИ ТАБРЕЗӢ ВД ТОҚИРИ АБДУҶАББОР

Ман аз ҷавонй ва дараҷаи таҳсилоти донишгоҳи Устод чизи мушаххасе намедонам. Танҳо бо худ тахмин мекунам, ки шояд ғурури Шамс барои Тоҳир дарси ибрате шуда бошад. Чаро ки баъдҳо дар шеваи зиндагии амалиаш низ шабоҳатҳое ба зиндагии Шамс мушоҳида намудам. Ин шабоҳатҳо: ғурури саркаш, қотеъият, ҷасорат, устуворӣ ва шарофати инсонӣ дар ҳадди хеле боло... Ва болотар аз боло буд. Дар замони Шамси Табрезӣ, ки ҳокимияти сиёсӣ дар дасти туркон буд, бархӯрди тамаддунҳо байни тамаддуни сомй (арабӣ) ва ориёй (эронӣ) дар сатҳи ирфон ва тасаввуф давом дошт. Мавлоно Ҷалолуддини Балхӣ (1207-1273) то мулоқот бо Шамси Тарбезӣ (1186-1248) паӣрави Ибни Арабӣ (ваф.1240) ва Шайх Аҳмади Ҷоми (Жандапил) (1050-1142) буд. Ин ду ориф вахдати вуҷудӣ буданд ва ҳарду аз нажоди араб. Мавлавӣ ва Шамс ориёӣ ва эронитабор буданд. Аз ирфони шуҳудӣ дифоъ мекарданд. Ирфони шуҳудӣ, яъне таъкид бар истиқлолияти фитрӣ ва доимии Инсон дар баробари Худо. Аммо ирфони сомӣ истиклоли шахсиятро дар назди Худо инкор мекард. Ва ҳар дуро (Худо ва Инсонро) яке мепиндошт. Ин тавҳиди монистии мутлақ аз нигоҳи имрӯз инсонро ба сӯи бунбаст мекашонад. Аз озодӣ ва талошҳои инсон мехоҳад, Ҳамаи ин фаъолиятҳоро танҳо ва танҳо ба Худо нисбат медиҳад. Аммо дар пораи боло зикршуда Шамс бар истиқлоли том ва тамоми Инсон таъкид мекунад...

Устод Тоҳир ҳам ба истиқлоли МИЛЛАТ таъкид мекунад, на ба мақоми дин ва сиёсат. Дар ин ҷода устод Тоҳир дар хатти Шамс ва Мавлоно равона аст; хатти истиклоли шахс, инсон, миллат ва фарҳанги ниёгон.

Ин ки менависам, як хотира аст. Баҳси илмӣ нест. Таҳқиқ нест. Ёде аз дӯст аст... Аз як дӯсти дерошно... Дӯсте, ки аз як бародари биологӣ арзишмандтар аст... Чун ҳамфикр аст... Ҳамнаво аст... Ҳамсафар аст. Ба касоне, ки Устодро хуб мешиносанд ва баҳси илмӣ навиштанианд, шояд таваҷҷӯҳ ба мавзӯъҳои зерин нишонрастар бошад: Устод Тоҳир ҳамчун равшанфикр, озодандеш, файласуф, донишманди илми иқтисод, сиёсатмадор, адиб, фарҳангу ватанпараст, миллатдӯст, гуманист, андешаманд...

ЛАҲЗАИ ЧОРУМ

Равшанфикрон дар ҳар ҷомеае ду сарнавишт доранд: Агар инқилоби фарҳангиашон ғалаба кунад, онҳо ба мақоми доҳӣ ва пайғамбар мерасанд. Чуноне ки Иқбол (1877-1938) ва Муҳандос (1869-1948) ғолиб омаданд. Ҳинд озод шуд. Ва Покистон ҳам мустақил. Агар инқилобашон шикаст хӯрад, сарнавишташон гумномӣ ва бадномӣ хоҳад буд. Албатта, агар равшанфикри асил бошанд, миллат ва таърих онҳоро "сафед" хохад кард. Чуноне ки миллати испанӣ баъди низоми диктаторӣ нависанда ва равшанфикри худ Мигел де Унамуноро (1864-1935) Қаҳрамони халқии Испания унвон дод.

Дар ҳоли ҳозир устод Тоҳирро сарнавишти қисмати дуюми равшанфикрон насиб гардидааст: Гумномй ва бадномй... Вале ин ҳам муваққати аст. Оқибат рӯзе фаро хоҳад расид... Ва ҳам мерасад... Ин суннати таърих ва анъанаи ҳамаи қавму миллатҳост. Гузаштан аз имтиҳони фарозу нишеб. Махсусан, барои равшанфикрон.

Лаҳзаи чорум ҳодисаи якуми апрели соли 2009 буд. Соати 10 бегоҳӣ Устод Тоҳирро аз телевизион нишон доданд: Дар бистари беморӣ, лоғар, дардманд... Барои мо бисёр ғайричашмдошт буд, дидани ин манзара. Ҳарчанд ки ин ҳолат ба сари ҳар яки мо омаданист. Ҳолати хос ва ҳассос... Имтиҳони танҳоӣ. Бетафовутӣ нисбат ба олам ва оламиён...

Санҷиши ёру дӯстон ва аксуламали рақибон... Вале аз нигоҳи таърих ва абадият ин бемор Тоҳир ном дорад: Тоҳири Абдуҷаббор. Сарвари ҷунбиши мардумии "Растохез" дар солҳои 90-уми асри XX дар Тоҷикистон... Мардуме, ки ҳеҷ бархостан намехост... Онҳо, ки бар нахостанд. Тохир худаш ҳам "нишаст". Нишастане бисёр қатъӣ ва сангин. Сангинтар аз талу теппаҳои ноҳияи Ашт. Зодгоҳи ӯ. Зодгоҳи дӯстам Муҳиддини Фатҳиддин, Қорихони Олимхон ва устоди фалсафа ва ҳамкорам Нозир Арабзода... Зодгоҳи фарҳангиёни асил ва бебок... Аштро дар бахори соли 1968 дида будам... Дар тӯи хонадоршавии дӯстам Лутфуллои Асадулло... Чанд сурат ҳам гирифтаем ба расми ёдгорӣ, зери дарахгони зардолу... Аз ин сурат 41 сол аст, ки гулҳои шукуфтаи дарахтони зардолуи Ашт сӯи ман менигаранд; гулҳои сапсафед... Ба мисли дили Тоҳири Абдуҷаббор... Умре соф ва беғубор...
Фаромарз Назмиддинов      28-05-2010 16:17 (link)
МУАТТАРА ЧУРАЕВА
Муаттара Джураева: «Разве можно убежать от себя?»

Автор: Манижа КУРБАНОВА, Asia-Plus

Имя Муаттары Джураевой – экс-телеведущей Таджикского телевидения и редактора журнала «Джахоннамо» широко известно в республике. Чем сейчас занимается звезда таджикского экрана и какие у нее планы? Об этом она рассказала в интервью «АП».


Осознанный выбор

- Муаттара, многие читатели нашей газеты хотят узнать, чем в данное время занимается экс–телеведущая ТВТ Муаттара Джураева? Куда она ушла, почему?

- С телевидения ушла по собственному желанию, так сказать «по доброй воле». Не скрою, это было непросто. В то мгновение две жизни стояли у меня перед глазами – деятельная жизнь на телевидении и будущая, еще не определенная, без телевизионной атмосферы и суеты. Не было у меня никаких обид и замыслов – ни явных, ни тайных. Тем не менее свой выбор я сделала однозначно, надо уходить, пора уходить… Это не каприз и не романтика, осознанный выбор с ощущением реальной психологии и душевного состояния. Надо было остановиться, оглянуться. Любая неудача меня закаляет духовно, да и физически тоже, поскольку работоспособность самая необходимая черта телепрофессионала, поэтому появляется желание жить и добиваться чего–то нового.

Зато сейчас, достаточно свободного времени, изучаю английский, много читаю, и классику и современную литературу.

- Ходили слухи, что ты ушла из–за разногласий с руководством?

– Это совершенно беспочвенные слухи.

- Я слышала, что ты теперь живешь в Москве и собираешься работать там по профессии. Как, например, твой коллега Ильхом Махкамов, который говорят, сейчас работает на Мосфильме…

- О, боже, это просто чепуха! По–моему, на российском телеканале своих звезд хватает и желающих, причем, талантливых, предостаточно. Впрочем, спасибо, что люди так высоко оценили мои скромные профессиональные способности. Однако, наверное, эти слухи поползли из-за того, что за последний год часто езжу в Москву. В марте прошлого года случайно попала в автоаварию и сильно повредила левый глаз. Вначале лечили душанбинские специалисты, казалось эффективно. Тем не менее, по истечению короткого времени они сами посоветовали мне обратиться к московским офтальмологам, поскольку требовалось несколько операций. Как вы знаете, в российских клиниках такие процедуры весьма осложнены: запись, очереди, консультации, гарантия, бронирование больничной палаты. И волей-неволей, мне приходиться часто летать в Москву. А насчет Ильхома скажу, что действительно, он неплохо устроился и работает с режиссером Рустамом Ахадовым. Но жить и работать там, у меня лично нет желания.

Родину надо любить и в бедности и в богатстве, и в болезни и в здоровье, и в удаче и в невзгодах. Она–то у нас одна и на всю жизнь. Её можно покинуть, вон тысячами выезжают, хотя временно. Но разве возможно убежать от себя? Я думаю, нет.

- Что нового ты принесла на телевидение, когда была главным редактором «ТВ Субх» (Телеутро)?

- Именно в этот период мы вместе с главным режиссером Халимом Сангиновым, обновили все декорации в студии, привлекли на работу молодых талантливых журналистов, таких например, как Абдурахмон Рахмонов, Зебуннисо Ширинбекова, Бахриниссо Маджидова. Но самое главное, мы полностью переделали саму концепцию программы. Для этого, были придуманы и режиссерски разработаны новые рубрики такие как «Саховат» о проблемах сельского хозяйства, «Саломат бошед!» о здоровом образе жизни, «Имруз дар таърих» о событиях, которые произошли несколько лет назад именно в день выхода в эфир нашей программы. Мне приятно, что многие введенные нами рубрики живут до сих пор. Не нужно забывать и ведущих нашей программы. Мне очень нравилась наша очень обаятельная телеведущая Тоджиниссо Ахмадова.

- Нет ли у тебя ностальгии по ТВТ? Как профессиональный «телевизионщик» ты интересуешься, что там происходит, как оцениваешь происходящее?

- Конечно, иногда бывает ностальгия. Я с гордостью и немножко с грустью нередко думаю о своих коллегах–друзьях. Просматриваю некоторые цикловые передачи, естественно, информационные программы. Как профессиональный телевизионщик - строго отношусь к происходящему, а в качестве рядового зрителя - очень требовательная, я не берусь судить, какое оно.

- Были ли предложения со стороны Гостелерадио вернуться обратно?

- Нет.

«Шла против стереотипов»

- Ты участвовал в избирательной компании в Маджлиси намояндагон в 2005 году. Это была твоя собственная инициатива или тебе «посоветовали»?

- Перефразируя высказывание великого французского писателя, хочу сказать, что «с великолепной дерзостью молодости», я полагала, что мною ничего еще путного не сделано, что надо «переписать все заново» и переделать свою жизнь. Кстати, иногда необходимо плыть, грести против течения, чтобы понять суть происходящих вокруг событий.

Я шла одна против стереотипов. Прежде всего, это мое собственное желание. Желание реализовать себя в более широком плане, принять в абсолютно новом имидже. Было ощущение, что сама жизнь толкает меня на безудержные поиски.

- Основной частью твоих избирателей была молодежь. Как ты собиралась решать проблемы молодежи, что ты им обещала сделать, если станешь депутатом?

– Будем реалистами. Я постоянно помнила о своих ограниченных возможностях и обещала в своей предвыборной программе, что постараюсь содействовать параллельно с законодательной деятельностью, в решении тех или иных чисто житейских и социальных проблем. Молодежь - основная часть Аштского района, она добрая, умная, трудолюбивая, терпеливая. Но в большинстве своем - безработная. А кишлаки расположены достаточно на отдаленном расстоянии друг от друга, от центра. А это проблемы с общественным транспортом, электричеством, со строительством дорог. Ни кино, ни театра, ни молодежных центров практически не было. Ребята, сотнями совершенно хаотично ездят в российские города на заработки. Учитывая нашу законодательную базу, согласовав в соответствующих органах, в масштабе района можно и нужно делать очень много. Не хочу повторять, но я обещала содействовать решению наиболее реальных, достаточно разрешимых задач. Просто иногда требуется инициатива, понимание и забота.

- На следующих выборах будешь ли ты баллотироваться, тем более некоторый опыт у тебя уже есть?

- Вряд ли. Хотя еще тогда были предложения, просьбы со стороны разных людей, инициативных групп, официальных и неофициальных известных личностей, в плане того, чтобы подождать до следующих выборов, посоветовали проявить благоразумие, на время уступить место более опытному в таких делах человеку. Понятно, что все это оговорки. К тому же, оказывается, симпатия - одно, а технология выбора - совершенно другое. А я всегда играю «в открытую», по правилам. Чтоб на следующий день смогла бы честно, не пряча глаза, взглянуть в лицо человека. Это очень важно. Впрочем, не время сейчас думать о карьере депутата.

- Почему?

- У меня теперь совсем другие планы. Но, какие пока не хочу говорить.

«Мы не нашли покупателя»

- После того, как ты ушла из ТВТ, ты занялась выпуском журнала «Джахоннамо». Почему выпуск прекратился? Или не хватило опыта в издательском деле?

– Если точнее, изданием журнала я занялась еще в пору работы главным редактором информационно–развлекательной утренней программы «Субх». «Джахоннамо», вышедший всего 4 номера, был задуман как журнал, который освещал бы всю телевизионную жизнь республики. По типографическим качествам, аналогичного журнала в Таджикистане нет до сих пор. «Джахоннамо» печатался в Стамбуле и в Москве, в самых современных типографиях. Мы успели сформировать достаточно широкий круг авторов – из числа наиболее интересных личностей – политиков, экономистов, писателей, деятелей культуры, науки и в первую очередь, людей из журналистской среды. Так или иначе, расширили свой диапазон, рассказывая на страницах журнала о новостях крупнейших телеканалов мира, ярких, знакомых нам телезвезд других стран. Первый и второй номера были подарочными. Далее, думали, сможем реализовать за соответствующую сумму, чтобы покрыть расходы. В любом современном обществе это нормальное явление.

К большому сожалению, нас ожидали огорчение и удивление – мы практически не нашли покупателя. Исход ясен: из–за нерентабельности «Джахоннамо» перестал существовать.

- Говорят у тебя очень богатые покровители…

- Испокон веков во всех странах люди всегда с любопытством относились к различным сторонам жизни более или менее известных личностей общества. В нынешнее время это явление вовсе уже никого не удивляет. Лично у меня нет привычки считать чужие деньги. Сейчас все стремятся попасть в круговорот рыночной экономики. Попросту говоря, работай и зарабатывай. Ради бога! Насколько ты, твой ум, талант, знания, опыт и финансовые возможности способствуют этому. Далее, как говорят «плати налоги и живи спокойно». Хочу признать, что моя трудолюбивая мама неплохо зарабатывает, супруг мой очень толковый специалист в области экономики, умеет считать деньги.

Так что, покровителей в материальном плане у меня никогда не было. А поклонников добрых, искренних, отзывчивых и бескорыстных - хоть отбавляй. К сведению любознательных: у нас нет ни ресторана, ни магазина, ни фешенебельного дома. Хотя ныне это очень модно и престижно. С другой стороны, действительно богатство очень хорошо, когда оно служит нам, и очень плохо, когда повелевает нами. Еще древние греки говорили, что кто нуждается, тот не богат, а кто не нуждается, тот не беден. Поверьте, я не нуждаюсь в чьём–либо покровительстве.

«Мечтаю о «Maserati»

- Знаю, что хорошо водишь машину. Какую марку предпочитаешь?

- Мой водительский стаж небольшой, всего четыре года. Как средство передвижения предпочитаю иномарки, типа «Chrysler», на котором езжу в данное время. Эта марка для женщины достаточно удобна в управлении. Но мечтаю о «Maserati» - модной сейчас.

- Расскажи немного о своей семье. У тебя есть дети?

- Семья у меня самая обыкновенная, со своим благополучием и житейскими проблемами. Муж работает в финансовых органах, очень добрый и уравновешенный человек. Воспитываем двух сыновей – Акмала и Икрома. Старший учится в душанбинской школе № 53. Второму почти 5 лет. Оба дополнительно занимаются изучением русского и английского языков. Считаю это необходимым. Думаю и очень надеюсь, что наши сыновья вырастут достойными людьми.

- Муаттара, а где ты предпочитаешь отдыхать?

- В разное время приходилось отдыхать в санаториях «Зумрад», «Шаамбары», на курорте «Ходжа–Оби–Гарм», куда мы часто ездим с мамой. Думаю, что мы зря недооцениваем свои природные источники.

- Любишь ли сама готовить?

- Конечно, как любая себя уважающая хозяйка. Особенно у меня удачно получаются домашние пельмени.

- И последнее. О планах. Самая заветная мечта, которая не осуществилась, но ты планируешь её осуществить?

- Мечта – это средство приближения к действительности. О людях можно судить по их мечтам. Мои мечты вовсе не оторваны от реальности. У меня богатый телевизионный архив. Поэтому решила написать небольшую книгу о тонкостях психологии и мастерства профессиональных дикторов и телеведущих, о природе и особенностях тележурналистики. Надеюсь, может быть кому–либо, она будет полезной
Фаромарз Назмиддинов      28-05-2010 16:19 (link)
МАЪРУФ ИСОМАТОВ
УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ ИЗВЕСТНЫЙ ТАДЖИКСКИЙ УЧЕНЫЙ
Душанбе, 16 декабря. (НИАТ «Ховар», Наталья Михайлова). - На 44-ом году жизни вчера ночью скончался кандидат исторических наук, доцент, проректор по учебной части Национального Университета Таджикистана Маъруф Мараджабович Исоматов.
Маъруф Исоматов родился в 1965 году в Аштском районе Согдийской области. М. Исоматов должен был защитить докторскую диссертацию 30 декабря 2009 года на Ученом Совете в Национальном Университете Таджикистана.
М. Исоматов участвовал в разработках по нанотехнологиям от Республики Таджикистан в Университете Шанхайской Организации Сотрудничества (УШОС) по направлению подготовки "Нанотехнологии".
Похороны М. Исоматова состоятся сегодня, 16 декабря, в кишлаке Пангаз, Аштском районе Согдийской области Таджикистана.
Фаромарз Назмиддинов      28-05-2010 21:54 (link)
Мусохиба бо Иброхим Усмонов
3 мая -- Международный день свободы печати
АБСОЛЮТНОЙ СВОБОДЫ ПЕЧАТИ НЕ БЫВАЕТ НИГДЕ

Брать интервью у своего коллеги -- журналиста, если ещё он и профессионал своего дела -- это самое приятное занятие. Это разговор на одном языке. Но ни с чем не сравнимое удовольствие -- беседовать с человеком, о котором можно с уверенностью сказать, что едва ли не все работающие ныне в средствах массовой информации республики журналисты когда-либо были его студентами. Тут и ответственности больше. Особенно когда он является ещё и известным в стране политиком.
Конечно, мы говорим о государственном советнике Президента Таджикистана, профессоре Иброхиме Усмонове.
НАШЕ ДОСЬЕ
Усмонов Иброхим Кенджаевич родился в Аштском районе Согдийской области. В 1971 году окончил отделение журналистики ТГНУ. Работал литсотрудником в газете "Тоджикистони совети" (ныне "Джумхурият") преподавателем ТГНУ, преподавателем-консультантом Кабульского университета, деканом факультета таджикской филологии, деканом факультета журналистики и переводчиков ТГНУ, заместителем председателя, затем, председателем Комитета по телевидению и радиовещанию
РТ, председателем Комитета Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли
РТ. В 1994-1997 годы был заместителем председателя, председателем правительственной группы на межтаджикских переговорах, в 1997-1999 гг. -- председателем подкомиссии КНП по политическим вопросам.
Автор более 400 научных и публицистических работ, доктор исторических наук, профессор, член Союзов журналистов Таджикистана и Афганистана, заслуженный деятель науки и техники РТ. Ныне -- государственный советник Президента Таджикистана.
-- Иброхим Кенджаевич, недавно парламентом страны были приняты некоторые изменения и дополнения к Закону РТ "О печати и других средствах массовой информации". Вас они устраивают? И способствуют ли они свободе печати?
-- Вполне. Должен сказать, что сам факт наличия законодательства
о печати следует рассматривать как юридическое признание свободы
печати. С этой точки зрения, Закон РТ "О печати и других средствах
массовой информации", принятый под конец советского времени,
безусловно, отвечает требованиям свободной печати. Однако за последние десять лет существенные изменения произошли не только в нашей стране, но и во всём мире, в том числе и в самих средствах массовой информации. Так что недавно принятые изменения и дополнения к закону напрашивались сами собой.
-- Что вы считаете самым большим достижением средств массовой информации нашей республики за эти годы?
-- Во-первых, демократию. Пускай она ещё не так совершенна,
но, тем не менее, она присутствует. Во-вторых, появление разновидности средств массовой информации. Если 10-12 лет назад таджикская печать состояла из одной лишь партийно-государственной печати,
то сегодня у нас имеется и партийная, и государственная, и правительственная, и отраслевая, и независимая, и частная печать. Укрепляется независимость прессы от государственных структур -- не только в политическом плане, но и в экономическом, что способствует появлению независимых, свободомыслящих авторов.
-- А что есть, по вашему мнению, упущение в нашем деле?
-- То, что у нас до сих пор нет ежедневных изданий, заметно
отстают сеть местных газет, системы подписки и доставки газет
и журналов. Скажем, жители не всех районов страны, особенно
труднодоступных, еженедельно получают вашу газету, правда ведь?
-- Да, к сожалению. И это нас очень беспокоит. Потому что недоступность
прессы, порою, порождает у несведущих всякие разговоры и о самой
прессе. Например, многие считают, что сейчас журналистика окончательно распрощалась со своим творческим началом и превратилась в ремесло, в профессию добывать и продавать информацию. Ведь это не так?
-- Конечно, это не так. Но, видите ли, за последние 10-12 лет как
я уже сказал, журналистика у нас изменилась. И изменения эти
были связаны с тем, что в советские годы определённый её пласт
в плане творчества был более интересным, но в то же время журналистика в целом имела чёткие ограничения -- о чём можно писать, о чём нельзя. Теперь пресса стала свободной. С одной стороны она
в какой-то мере стала коммерциализированной: чтобы получить
как можно больше читателей и рекламы и, соответственно, увеличить тираж и прибыль, используются материалы и методы подачи на грани неприличных. Хотя дело это в последнее время, можно сказать, упорядочилось и приличествует требованиям закона. С другой стороны, газеты и журналы в силу того, что в большинстве своём они неприбыльные, используются для достижения политических целей. Грубо говоря, главное здесь не деньги, а политика, то есть, важна не столько сама информация, сколько нужный ракурс в её подаче. И вот, заметьте, и в первом, и во втором случаях, журналистика может выполнять свою задачу, но при одном условии: если журналисты не будут ради денег или достижения политических целей выдавать за правду ложь, если не будут рабами кривотолков. Правдивость, как вы знаете, главный принцип существования журналистики.
-- Да, Иброхим Кенджаевич, это вы нам сказали ещё тогда, когда мы были студентами. Также помним другие ваши слова с тех времён: "Абсолютной свободы печати не бывает никогда". Даже сегодня?
-- Разумеется, сегодня тоже. Нет в мире абсолютной, неопровержимой истины, кроме как у Бога. Потому нет и абсолютной свободы. То, что по отношению к одной стороне есть право, может стать бесправием по отношению к другой стороне. Если взять газеты, то они, как ни странно, сейчас у нас не так уж зависят от читателя. Судьбу газеты определяет не покупательский спрос, а прежде всего, хозяин, тот, кто платит. Хозяином может быть и государство, и правительство, и политическая партия, и компания, и отдельный предприниматель. Именно он выбирает редактора. Чуть что не так -- увольняет, а на его место приходит другой, более угодный. Какой хозяин даст возможность, чтобы в его газете появилась статья, наносящая ущерб его имиджу или карману? Нет такого хозаина и не будет. Отсюда возникает самоцензура. Корреспонденты, редактора, издатели автоматически сами игнорируют запретные, неугодные темы, не допуская "непростительной небрежности".
-- Но как же тут с главным принципом журналистика -- с правдивостью?
-- Очень просто. Если не всегда можно говорить правду, то отсюда ещё не следует, что нужно лгать. В этом случае вместо того, чтобы просто и подробно описывать то, что происходит, вы стремитесь к большей выразительности, яркости слога, стиля и подачи. Но в любом случае есть одно большое исключение -- это таланты. Допустим, у вас работает очень талантливый журналист и вам, может быть, не всегда нравится то, что он пишет, но он пишет так, что нравится многим. Из-за его материалов читают газету. Именно его хотят читать. У вас могут быть какие-то разногласия, но вы будете стремиться к тому, чтобы он работал у вас. Потому что без него газета теряет свой имидж и читателей. Вот когда наши газеты будут зависеть от того, как, что и кем написано, тогда, я уверен, наша журналистика изменится ещё больше. Изменится в сторону лучшей журналистики.
-- Кстати, вы были в Америке. Говорят, там те или иные телепрограммы нравятся зрителям не из-за тематики или содержания, а из-за того или иного ведущего, журналиста. Газеты тоже?
-- Я несколько раз побывал в Америке и могу сказать, что моё знакомство с американской прессой было похоже на знакомство слепого с окружающими его людьми. Потому что во время краткосрочных командировок у меня не было возможности досконально прочесть тамошние газеты, чтобы их анализировать или о чём-то судить.
Тем не менее, я обратил внимание на то, что журналистика в США более аналитична, объективна, отражает все точки зрения, помогает людям разобраться в чём-то, понять. В этом, я думаю, её большое преимущество.
-- Однако есть расхожее мнение о том, что задача журналистики лишь диагностировать болезни общества, а лечить их должны другие специалисты. То есть, журналистика должна заниматься информированием, а не анализом и воспитанием...
-- Я не совсем с этим согласен. Ведь что такое "диагностирование"? Тут одной лишь информацией о симптомах болезни не обойтись, нужно учитывать и историю болезни, и биологические особенности человека, и социальную географию. Одним словом, прежде чем поставить правильный диагноз, нужно провести тщательный анализ, хотя бы анализ крови. В журналистике так же как и в медицине голые цифры без интерпретации ничего не значат. Анализ -- нужная вещь, особенно в журналистике. Ведь именно с помощью СМИ можно реально исследовать социум, понять его настроения и предпочтения.
-- А как же принцип беспристрастности?
-- Мне не понятно это определение, когда речь идёт о журналистике. Объективность -- другое дело. Когда вы делаете анализ, вы должны учитывать все "за" и "против", когда вы рассказываете о чём-то, вы должны охватывать все основные детали. Но при этом вы не можете поступать беспристрастно, даже в случае маленькой информации о каком-то событии, так или иначе вы будете показывать свое пристрастие к данному событию.
-- А как вы относитесь к сенсации? И что такое, вообще, сенсация?
Когда мы пишем, что собака укусила человека -- это не сенсация.
Но когда пишем, что человек укусил собаку -- это сенсация. Тоже
из ваших лекций...
-- Спасибо, что не забыли. Итак, вы знаете французское слово "сенсация" (sensation) означает сильное, ошеломляющее впечатление от какого-либо события, известия или же событие, сообщение, производящее такое впечатление. Так что само по себе это нормальное явление в журналистике. Однако сенсация может быть не только политической, экономической, социальной, научной и т.д., но и иметь нравственный и безнравственный характер. В нашей печати первой половины 90-х годов прошлого столетия, если помните, преобладали сенсации именно безнравственного и интригующего толка. Иные думают, что журналистика не может прожить без сенсации. Я считаю, что может, если того захочет. Мне больше импонирует серьёзная печать, чем любая другая. Такая печать напоминает умного, мудрого человека с богатым жизненным опытом, которого в любом обществе уважают, слушают, которому верят и доверяют больше, чем другим.
-- Когда-то Отто Бисмарк сказал: "Из одного журналиста можно сделать десять политиков, но из десяти политиков вряд ли можно сделать одного журналиста". Кого в вас больше сейчас? Как вы считаете -- журналиста или политика? И, наверное, политическая деятельность почти не оставляет времени на журналистскую и научную деятельность?
-- Ну что вы! Журналистика и наука, так же как и литература,
это удел человека, от которого не спрячешься, да и не стоит.
Это увлечённость, для которой всегда найдётся время. За последние пять лет я перечитал несколько великих произведений, таких как "Шахнаме" Фирдавси, 10-томные сочинения академика В.Бартольда, исторические книги академика Б.Гафурова, "Таджики" А.Шишова, "Маснави..." Руми, "Тарихи Табари", "Тарихи Рашиди", поэзия
Икбола. За это же время мною было написано и издано два учебных пособия для студентов -- "История таджикской печати" (в соавторстве с Давлатом Давроновым) и "Теория таджикской публицистики". В прошлом году были опубликованы две мои монографии -- "Таджики" (об истории нашего народа, о его языке и традициях) и "Сулхнома" (о непростом пути Таджикистана к миру и согласию).
-- Последней монографией, устод, вы напоминаете великого учёного XI века Махмуда Кашгарского, которого академик Бартольд считал почти единственным автором, писавшим о событиях не по книжным источникам, а на основе личного знакомства. Вы были не только лично знакомы, но и непосредственным участником межтаджикских переговоров на пути к миру и согласию...
-- Наверное, это и есть одна из особенностей данной монографии. Другая её особенность -- использование всех основных документов, подписанных в ходе этих переговоров, в полном и подлинном виде... Кроме того, за последние пять лет я участвовал и выступал в более чем десяти международных научных симпозиумах как в нашей стране, так и за её пределами -- в России, Герамании, Японии. Иначе говоря, продолжаю заниматься и журналистикой, и наукой.
-- И преподавать в университете?
-- О, это не так просто! Я практически не работаю в этом качестве вот уже шестой год. Не потому что не хочу, а потому что не могу. Было время, когда я занимался в составе Комиссии по национальному примирению и постоянно, в месяц по 10-15 дней, находился в других городах. А для студентов это трагедия. Если преподаватель будет отсутствовать первый день, второй день, то уже на третий день студенты сами не приходят на занятия. В прошлом году я попытался на историческом факультете ТГНУ вести курс по национальному примирению таджиков, но потом всё же решил для себя и в пользу студентов: лучше пока оставить это дело, которое по причине отсутствия возможностей, нельзя выполнить качественно и эффективно. Однако, это не значит, что я полностью оторван от ВУЗа: у меня есть аспиранты, с которыми я занимаюсь регулярно.
-- Вы -- бывший декан факультета журналистики ТГНУ. Что, по-вашему мнению, остаётся на сегодняшний день главным в преподавании на факультете журналистики?
-- Профессиональное мастерство -- это прежде всего. Будущий журналист, безусловно, должен научиться писать, общаться с людьми, разговаривать по телефону, обращаться с факсом, компьютером, организовывать редакционное дело. Он должен знать особенности жанров, должен иметь хороший язык, у него должна быть литературная основа. Ведь литература даёт не только знания образов, она даёт другое представление о жизни через призму выдающихся мыслителей и гуманистов. Если будущий журналист знаком хотя бы только с классиками таджикско-персидской литературы, перед ним открывается новый мир. Это позволяет ему смотреть на реальный мир не так примитивно. Он может провести какие-то параллели, сравнения.
У него будет другой стиль восприятия жизни. Вот это должно оставаться, я думаю, важной частью преподавания на журфаке.
-- Иброхим Кенджаевич, расскажите, пожалуйста, о вашей семье.
-- Моя жена -- моя сокурсница, она тоже журналист. Долгие годы
работала редактором в главной редакции Таджикской Советской Энциклопедии, переводчицей в Таджикском медицинском университете.
Мой старший сын окончил арабское отделение университета, работал
на Таджикском радио, в МИДе республики, сейчас проходит дипломатические курсы в Японии. У него трое детей. Второй мой сын окончил ТГНУ и Университет Эдерны в Турции, он специалист по международной экономике и государственности, работает в качестве советника в хукумате г.Душанбе. Третий сын учится на Кипре, тоже на дипломата, а самый старший сын -- в санкт-Петербурге, на политолога...
Беседовали Насиба ЮСУПОВА, Саидали СИДДИКОВ.
Фаромарз Назмиддинов      02-06-2010 08:50 (link)
Мусохиба бо Иброхим Усмонов
21.09.2008




Трудно точно определить кто он - журналист, историк, политик, филолог, правовед или даже писатель? Потому что он все это вместе взятое. Человек - универсал, который знает, что он хочет сказать и кому. Он прочно вошел в историю Таджикистана не только потому, что занимал высокие государственные посты, но и за то, что в числе других принес мир таджикскому народу: был активным участником всех раундов мирных переговоров в 1994-97 годах.

Гость "АП" - известный общественный деятель, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Таджикистана Ибрагим УСМОНОВ, который на прошлой неделе отметил свой 60-летний юбилей.

"Честь для народа"

- Ибрагим Кенджаевич, почему Вы стали журналистом? Ведь Ваша семья была далека от этой профессии, братья имели техническое образование...

- Родился и вырос я в семье дехканина в кишлаке Понгаз Аштского района. Один из моих братьев после окончания института в Москве, устроился на работу в райцентре и каждую неделю, приезжая в кишлак, привозил мне книжки и заставлял их читать. Тогда, в 60-е годы, телевизоров у нас не было, радио было не всегда доступно, газеты не могли заменить художественность литературы, поэтому мы, деревенские мальчишки, очень много читали. Доходило до того, что известные книги, например, "Опасный Тегеран" переходили из рук в руки и читались за ночь. Был у меня такой друг, известный врач Тухтасин Тошпулодов, который из-за любви к литературе, выпускал в школе стенную газету. Я помогал ему. Когда подрос, по его совету стал писать информации в газету "Машъали коммунизм" (тогда Ашт, Исфара и Канибадам выпускали одну газету на три района), а в 1964 году вышла в свет моя первая заметка. Слово тогда имело большое воздействие, когда даже в кишлаке человек, не найдя управу на кого-то из чиновников, угрожал: "погоди, вот напишу в газету!". Поэтому я решил стать журналистом.

В 1966 году в ТГУ им. Ленина открылось отделение журналистики. Я был счастлив, что из более 200 претендентов на 25 мест, мне удалось стать студентом первого выпуска обучения. У нас был очень известный выпуск - из 20 студентов-выпускников, 11 получили красные дипломы, в том числе и я, и из них же создалось 5 семейных пар. И здесь я не остался в стороне - женился на своей однокурснице Махрамой.

ИЗ ДОСЬЕ "АП":

1970-1973 годы - сотрудник газеты "Тоджикистони совети" (ныне "Джумхурият").

1976 год - защита кандидатской диссертации в МГУ на ученую степень кандидата исторических наук.

1976-1982 годы - ассистент, старший преподаватель кафедры ТГУ им. Ленина.

1981-1984 - советник, преподаватель факультета социальных наук Кабульского университета (Пухантун) в Афганистане.

- Вас считают одним из основателей факультета журналистики в Кабуле...

- Это просто преувеличение. По существу факультет социальных наук был основан в Афганистане американцами. Но заслуга наших ученых, которых в университете в общем, было 20 человек, в том, что мы сумели эту американскую систему переделать в советскую. Надо отметить, что на языке дари, тогда не было книг по журналистике, кроме "Сайри журнализм дар Афгонистон" афганского исследователя Козима Оханга. С афганскими коллегами мы подготовили четыре учебника по журналистике. В университете не была налажена система практических занятий. При помощи доктора Хайдара Максуда, министра гостелерадио Афганистана, моего бывшего однокурсника по аспирантуре МГУ, мы добились того, что студенты получили возможность получить опыт на афганском ТВ. Мы создали также практическую экспериментальную базу на факультете, проводили научные конференции. Другая работа, которую сделали таджикские ученые, - это перевод и издание книги академика Бободжона Гафурова "Таджики" на дари. Пуштуязычной интеллигенции, а пуштуны тогда составляли 43% населения страны, не понравилась эта затея. Кароматулло Олимов, наш видный государственный деятель - тогда был личным переводчиком экс-президента Афганистана Бабрака Кармаля и показал ему книгу. Кармаль сказал: "Издание книги является честью для нашего народа, но вы поспешили с ее изданием, потому что наше общество еще не сплочено и могут быть разногласия". Но так как книга уже была издана, он дал разрешение на распространение.

"Персостандарты"

- В Вас заложен патриотизм, гордость за свой народ и нацию, за ее язык. Я даже знаю, что Вы были первым, кто в СМИ поставил вопрос о придании статуса государственного таджикскому языку, но об этом мало кто знает. Еще до 1989 года, годом раньше Вы часто выступали в СМИ по этому вопросу. Но в последнее время, в газетах идут прямые нападки на Вас, как на ярого противника персидского алфавита и графики. Как это понимать?

- Прежде всего, хочу отметить, что таджик, который не любит и не уважает Иран, не таджик. И в то же время, если таджик не любит Таджикистан, он вообще не человек. Я не против арабской, персидской (как хотите) графики. Я против того, чтобы она заменила кириллицу и приняла статус государственной. Я за то, чтобы вся гуманитарная интеллигенция - филологи, историки, философы, писатели и поэты знали и умели писать на арабской графике. Но принятие этой графики в качестве национальной - недопустимо. Почему? По записям историка Мейендорфа, в Бухаре 1820 года из 80 тысяч населения, всего в пределах 20-25 тысяч человек были грамотными. Грамота тогда не была нужна ни дехканину, ни солдату, ни батраку, но в наше время она нужна всем. И поэтому, чтобы учиться ей, нужно сделать ее оптимально легкой, доступной. Арабская графика - это искусство, красивое, но трудное. Даже в священный Коран из-за этой сложноватости при чтении, добавили зер и забар - своеобразную транскрипцию, так как можно одинаково прочесть слова разного значения: например, "мард" (мужчина) и "мурд" (умер), которые пишутся одинаково. Это не свойственно природе нашего родного языка. Хотя на арабской графике писали все наши классики литературы. Особенность таджикской кириллицы в том, что там все как пишется, так и читается.

Вспомнился случай. Когда работал в Афганистане, то в Душанбе издали мою книжку "Рузномаро донистан мехохам" (Хочу знать газету). Один мой афганский коллега, который не знал кириллицу, попросил меня написать, как читается каждая буква. И за короткий срок он прочел книгу на чужой для него графике. Это говорит о ее доступности.

- Ваши оппоненты в качестве доводов приводят тот факт, что если мы не возвратимся к своим историческим истокам, мы не сможем читать в подлиннике наших великих предков.

- Так мы потеряем больше, нежели приобретем. Примерно 70-80% произведений классиков уже переложены на кириллицу. Если нет, то когда-нибудь это все будет сделано до конца. К тому же, не нужно умалять достоинств наших поэтов и писателей советского периода. У персоязычного мира прошлого века мало, пожалуй, таких великих поэтов и писателей как Айни и Лахути, Турсунзаде и Улугзаде, Лоик и Бозор, Мухаммадиев и Хаким Карим... Как бывают европейские стандарты, так и для нас все они - персостандарты. Лучшие из лучших. Их произведения переведены на многие языки мира. Вместо того, чтобы спорить, лучше изучать мировые языки - английский, французский, немецкий, русский, арабский.... Нужно подумать, почему наряду с такими великими достижениями в науке и искусстве в прошлом, мы не стали изобретателями, например, самолетов, высоких технологий, телевизоров, а только лишь являемся потребителями стран-производителей. Это лично мне не делает чести.

- В одной из критических статей в Ваш адрес было сказано: "пусть Усмонов занимается своим делом". Хочу уточнить, чем именно: журналистикой, политикой, историей, литературой. Когда Вы все это успеваете? И больше всего меня поражает Ваша прекрасная память - как удается удерживать в памяти точные даты, факты?

- Память натренирована в результате многочтения. За свою жизнь встречался с теми, кто смотрит в твои глаза и лжет. Чтобы доказать их неправоту, нужны факты. Поэтому стараюсь запоминать, где и что читал. Кроме того, лет 40 веду своеобразные дневники, записывая основные события в жизни. Таджикская литература - это наша история и, в свою очередь, наша история - это литература.

Что мне нравилось в советской системе обучения, это обязательное получение общих гуманитарных знаний. Это важно, чтобы научиться делать выводы. И так как мы с вами журналисты, а журналистика не ограничивается одной отраслью, необходимо много знать. Если я пишу о нации, то должен знать все о ее истории. К сожалению, сегодня те, кто больше всего кричит о нации с высоких трибун, не читали ни одной целой книги об этом. Даже знаю таких ученых, которые не видели подлинник книги в глаза, а лишь приводили отрывки из нее из других источников.

Чаще всего по вопросам литературы я консультируюсь с двумя выдающимися учеными - это философ Кароматулло Олимов и литературовед Абдунаби Сатторов, которые имеют глубокие знания в своих направлениях. Я не стесняюсь у них спрашивать, где найти нужные источники.

- Вы много говорите о таджиках как о нации. А что Вы лично сделали для нее?

- Знаешь, мне и раньше задавали точно такой же вопрос. В конце 80-х, когда я был деканом филологического факультета ТГУ, первым делом, после принятия Закона "О языке", не стал дожидаться постановления правительства и претворил повсеместное изучение таджикского языка в нашем университете.

- Вы, решили этот вопрос самостоятельно?

- Нет, конечно, все было заранее оговорено с руководством университета, но самая трудная задача была в том, чтобы организовать общеуниверситетскую кафедру таджикского языка, собрать туда специалистов. В 1988 году нас попросили помочь Бухарскому университету с преподавателем таджикского языка. Выбив средства на командировку, мы отправили туда нашего профессора. Впервые за много лет существования филфака мы отправили студентов на практику в ряд областей Узбекистана, чтобы помочь таджикоязычным СМИ. Также группа студентов-филологов была отправлена на языковую практику в провинцию Балх Афганистана. Из Каршинской области поступило письмо с просьбой помочь с таджикскими учебниками детям. Я сразу напечатал обращение в газете и попросил население помочь с книгами. Собралось более 10 тысяч книг. Первый секретарь ЦК Каххор Махкамов выделил свою месячную зарплату (500 рублей), чтобы мы транспортировали и отвезли учебники в Карши.

Ну а потом начались февральские события, митинги на площадях. Кто-то из нерадивой молодежи даже осквернил обелиски Турсунзаде и Айни, студентов агитировали идти на площадь. Тогда было такое смутное время, что религиозным людям было легче, чем светским, так как они могли управлять массами. Сейчас то же самое происходит, потому что среди молодежи мало людей с передовыми идеями.

ИЗ ДОСЬЕ "АП":

1995- государственный советник президента РТ по вопросам науки и социальных проблем.

1995-2000 - депутат Маджлиси Оли, Председатель комитета по международным отношениям, общественным объединениям и культуре.

1994-1997 - член правительственной делегации в межтаджикских переговоров.

1997-2000 - член Комиссии национального примирения, председатель подкомиссии по политике.

2000-2001 - депутат Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли, председатель комитета по международным отношениям, общественным объединениям и информации.

2001-2004 - государственный советник президента по связям с общественностью.

"Я не понимаю такую религию"

- Ибрагим Кенджаевич, Вы случайно не антиисламист? Ваши доводы и убеждения свидетельствуют об этом.

- Я - мусульманин. По мере возможности придерживаюсь канонов ислама, уважительно отношусь ко всем религиям. В 1998 году, когда я был председателем одного из комитетов МО, разгорелся спор о том, чтобы из Конституции вывести слово "дуняви" - светское. Я убеждал сторонников этого предложения, что светское не значит атеизм, это не противорелигиозность. Это осознание того, что представители всех религий и конфессий могут уживаться в одном обществе. Это означает, что нельзя всех заставлять быть религиозными или отрекаться от религии. Конституция уважает все религии, но сегодня большинство религиозных деятелей хотят ограничить права представителей других религий. По существу, единство народа подпортило вот это разделение на мазхабы (религиозные ветви). Если сказать точнее, другие силы используют для такого разделения простой народ. И должен отметить, что появление различных религиозных течений может привести к опасности, к войне. Здесь не обойдется без экстремизма.

Слышал, что где-то в районе Зарафшон столицы сын-мулла проклял отца за то, что тот не ходил в мечеть. Я не понимаю такую религию. Основатель религии единобожия хазрати Иброхим ведь не проклял отца, который не поклонялся Богу. Мне рассказали случай, когда на севере страны религиозный брат после предупреждения больше не пить спиртное, зарубил топором своего брата. Если такое случается в одной семье, где есть противоборство, то как же быть стране, в которой разные религиозные течения? Из иранской печати знаю, что в Иране не допускается разновидность мазхабов.

- На недавнем праздничном совещании в честь 17-летней годовщины Независимости республики президент страны объявил следующий 2009-й - годом чествования юбилея основоположника ханафии - Имоми Азама. Конечно, празднования юбилеев таких великих людей делает честь нашему правительству, но, с другой стороны, разве этот шаг не во вред представителям других течений, так как уже в СМИ появляются публикации, где говорится о величии последователей ханафии. Не опасно ли это?

- Имоми Азам, руководитель течения ханафия, которое очень распространено в Центральной Азии, является одним из последователей пророка Мухаммада и конечно нужно его чтить. Не думаю, что этот жест может стать причиной разногласий между другими течениями. И нужно это или нет - речь не об этом, так как уже есть соответствующее решение главы государства.

- Но сама трактовка, что это самое лучшее из религиозных течений, разве это не ущемляет другие конфессии?

- Может быть это - подражание Ирану. В Конституции Ирана сказано, что основу народа составляют шииты и никто кроме них не может претендовать на пост президента страны. Что касается салафитов, моликитов, последователи которых тоже имеются в Таджикистане, думаю, нашим отечественным медресе и другим религиозным институтам необходимо укрепить свой состав, чтобы давать образование для молодежи здесь, а не зарубежом. Мы, ханафиты, сохраняли свои традиции в Центральной Азии в течение 1400 лет, но почему разрозненность произошла именно сейчас? Потому что каждый регион принимает основу ислама, но опирается на свои традиции. Ханафия - чистое течение, (так оно переводится), но это не значит, что другие течения-мазхабы таковыми не являются. И надо сказать, что новые течения - это дело рук молодежи, которые уехали отсюда учиться в исламские государства пустые, а приехали полные идей, в то время как раньше наши муллы уезжали туда, только, чтобы подкреплять полученные здесь знания.

- Религия должна быть отделена от государства, но почему тогда мы единственная страна в ЦА, у которой среди политических партий есть и исламская?

- Религия должна быть отделена от политики, а не от государства. В Германии вышла книга "О совместимости политического ислама и безопасности в пространстве ОБСЕ", где я пишу, что нельзя, чтобы религия была отделена от государства. Это ведь вера народа. Но нужно отделить религиозные заведения от государства. Это мечети, медресе или другие учебные заведения, которые не должны вмешиваться или влиять, например, на процесс выборов. Ведь в Конституции, речь идет не о религиозном обществе, а о политике. ПИВТ - не религиозная партия, а политическая, и в ее уставе говорится, что член ПИВТ необязательно должен быть муллой.

- Молодежь идет в мечети не только потому, что укрепляются наши религиозные исламские традиции, а потому, что ей, по большому счету, больше некуда идти. И, согласитесь, за последние годы мечети, ислам помогли в нравственном воспитании молодежи. Обращаясь к Богу, многие из молодых ребят избавились от наркотиков, проституции, алкоголизма и других пороков...

- То, что молодежь идет в мечети, имеет и опасную тенденцию. Я не имею ничего против тех, кто действительно, от сердца обратился к этой вере. Но меня пугают люди, которых в мечети загоняет богатство: они ищут покровительство в лице ислама...

Когда я был чиновником, не раз выступал на собраниях, говорил о том, что в кишлаках Таджикистана нет библиотек, кинотеатров, клубов, чайханы, простого телевизора, и самое главное - электричества, чтобы его смотреть. Так как же жить простому дехканину, сельскому учителю, куда им идти кроме работы и дома? Вот этот вакуум и заполнили мечети. В 20-30 годах прошлого столетия в Таджикистане стали популярными "красные чайханы" - место для получения политинформации. Они, в конце концов, оттеснили мечети и стали для людей местом отдыха и обмена информацией. В условиях, когда нет другой альтернативы мечетям, местным властям нужно создавать такие вот чайханы. Обеспечить их движками, чтобы люди могли хотя бы посмотреть по ТВ новости, обсудить происходящее в мире. Люди идут в мечеть, потому что все туда ходят. Один боится упреков соседа, другой, что к нему перестанут приходить на домашние мероприятия. Нужно воспитывать в народе светскую культуру.

ИЗ ДОСЬЕ "АП":

2002 - Академик международной академии высших учебных заведений.

2004-2006 - первый замминистра культуры.

2007 - до сегодняшнего дня - завкафедрой международной журналистики ТГНУ, преподаватель кафедры истории и теории ЭСМИ РТСУ.

"Кадровая политика не изменилась"

- Вас часто называют идеологом. Это - прирожденный дар или этому можно научиться?

- Часто идеологию называют искусством организаторства. Для того чтобы Гитлер стал Гитлером, нужен был такой идеолог, как Геббельс. Наши древние цари нуждались в таких везирях, как Балъами. Если точка зрения идеолога совпадает с мнением главы государства - дела пойдут хорошо.

Когда я работал в правительстве, старался давать правильные советы. В послевоенный период, например, важно было выкинуть из телеэфира кровь, смерть, трупы, все эти злобные выступления народа, где каждый, вспоминая о тех ужасных днях, старался через эфир осыпать проклятиями другого. На радио создали передачу "Хоки ватан", чтобы вернуть беженцев домой. Помню, как долго мне пришлось оспаривать эту идею. Были такие, кто говорил главе страны: "зачем, мол, призывать их домой? 5 миллионов иранцев и половина афганцев живут за пределами страны, и ничего, никто ведь их не возвращает". Мне удалось убедить, что только обращение первого лица страны к народу может вернуть их на свою родину. Так и случилось.

- Если один человек на ответственном посту может сделать так, чтобы изменить что-то в обществе, в политическом процессе государства, хочу спросить, имеют ли право занимать кресла те чиновники, которые не в состоянии даже в своей работе что-то изменить?

- От того, что кто-то из министров поменяется, во власти ничего не изменится. Министры сегодня не имеют возможности самостоятельно принимать решения. Я знаю 4-5 министров юстиции, которые ничего не смогли изменить в этой сфере, но это не их вина, а вина всей системы. И даже громкое заявление лидера СДПТ Зойирова, чтобы его назначили министром юстиции, ничего не даст - потому что никто не в состоянии изменить существующую систему управления. Такая же ситуация в энергетике, здравоохранении и других отраслях. Даже Низом-ул-мулк несколько веков назад говорил, что нужно издавать такие приказы, которые выполняются. Столько лет прошло, но за это время государственная кадровая политика не изменилась.

- Устод, вы часто наизусть цитируете Маркса, Ленина, Сталина. Я знаю, что каждый год 21 декабря Вы отмечаете день рождения Сталина. Почему он Вам так симпатичен?

- По своему мировоззрению я - марксист. Марксизм - самая лучшая демократическая идея, которая предоставляет полное равенство во всем. Многие передовые демократические государства черпали свои идеи от него - в области равенства полов, расы и прочих. И думаю, что мы еще вернемся к идеям марксизма.

Что касается Сталина. Если бы его не было, не образовалась бы наша республика. Он нас поддержал, потому что был южанином, был близко знаком с нашей историей, литературой. И только Сталин укрепил СССР как державу. Конечно, много людей было убито в годы репрессий. Но события 1996-2002 годов в нашей республике дали мне еще раз убедиться, что Сталин в борьбе с врагами народа был прав. Были такие личности в 30-е годы, которые попросили свою долю власти: мол, мы с тобой боролись за эту власть, теперь разделяй ее! СССР нужно было разделять. То есть я хочу сказать, что в принципе была необходимость поступать так, как поступил Сталин. Разве участь сторонников Саддама Хусейна в конце 80-х не пример этому?

- В эти дни идет очередной форум интеллигенции стран СНГ. Вы когда-то возмущенно сказали, что у нас нет своей национальной интеллигенции...

- Если считать интеллигентом всех тех, у кого есть образование и они работают в идеологической системе, все они - интеллигенция. Но если мы подразумеваем тех, кто может встать на защиту интересов нации, народа, своей родины, таких - единицы. Причина такой разрозненности интеллигенции - это местничество. Одновременно со своей книгой "Точикон", я написал книгу "Правда о таджиках" на русском и перевел ее на английский язык, чтобы другие знали, что мы хотим сказать. Первым делом, я отправил книгу во все иностранные посольства республики. Для того, чтобы написать эту книгу, я использовал высказывания 60 ученых Европы и Азии до двадцатого века. Это колоссальный труд! Но не все эту книгу заметили, или сделали вид, что не заметили. Пусть кто-то попытается сделать сегодня подобное. Всю жизнь я работал во благо своего народа, в его интересах. Наше пропагандистское окружение родило идолов и его муридов (поклонников). Поэтому нет единого лица нации. Того, кто бы собой мог олицетворить всех таджиков. Нет сегодня Гафурова, Айни, Лохути, Турсунзаде - авторитетов для интеллигенции, чьи слова воспринимались всеми, как бесспорная правда. Это одно из несчастий сегодняшнего дня, когда общество не знает, к словам кого прислушаться.



Подготовила Манижа КУРБАНОВА
Азия-плюс
Фаридун Назмиддинов      02-06-2010 11:49 (link)
МАЪСУМИ МУХАММАДРАЧАБ
Маъсуми Муҳаммадраҷаб


imomovm@mail.ru

Ҳамкориаш бо радиои Озодӣ дар моҳи ноябри соли 2001 дар шаҳри Душанбе шурӯъ шудааст. Ҳоло хабарнигор дар шаҳри Хуҷанд аст.

7 ноябри соли 1965 дар деҳаи Понғози ноҳияи Ашт таваллуд шудааст.

Баъд аз хатми бахши адабиёти классикии Донишгоҳи миллии Тоҷикистон дар соли 1990, ба ҳайси муаллим ва журналист кор кардааст.
Барандаи ҷоизаи Департаменти давлатии ИМА ва созмони IREX дар соли 2004 барои силсилаи мақолаҳо дар мавзӯъи қочоқи инсон.Дар поён як маколаи Маъсуми Мухаммадрачаб пешкашатон мешавад:

Дуздии дандонҳои тиллоӣ аз мурдагони қабрҳо

Маъсуми Муҳаммадраҷаб

Идораи умури дохилаи Суғд мегӯяд, дар пайи тахриби се қабр ва дуздии дандонҳои тиллоӣ аз мурдаҳо дар як гӯристони ноҳияи Бобоҷон Ғафуров дар моҳи май шабеҳи ҳамин ҳодиса дар яке аз қабристонҳои шаҳри Хуҷанд низ рух додааст.
Шабона шахс ва ё афроди номаълум се қабри гӯристони «Мазори Озах», воқеъ дар маҳаллаи Пулчуқури шаҳри Хуҷандро хароб карда, аз ду ҷасад дандонҳои тиллоиро рабудаанд. Идораи умури дохила дар бораи ин ҳодиса аз рӯи банди 243 – и Асноди ҷиноии Тоҷикистон - “таҳқири ҷасади фавткардагон ва гӯри онҳо” парванда боз карда, таҳқиқоти онро пеш мебарад. Вале ҳанӯз шахсияти омилони ин кор муайян нашудааст.

Ҳангоме ки дар субҳи рӯзи 4 – уми июн ба мақсади огоҳ шудан аз асли ҳодиса ба қабристони “Мазори Озах”, воқеъ дар канори маҳаллаи Пулчуқури шаҳри Хуҷанд рафтам, гӯрбон Абдуалӣ Дадобоев ҳодисаи тақриби қабрҳоро чунин нақл кард, ки пагоҳирӯзӣ се гӯри тахрибгаштаро дида, соҳибонашро даъват кардааст. Баъди муоина маълум шудааст, ки аз ду ҷасад дандонҳои тиллоиро дуздидаанд.

Гӯрбони қабристони «Мазори Озах» афзуд, дидани ин манзара ӯро ба даҳшат овард. Ба гуфтаи вай, аз ҷониби як кас ё чанд нафари қабрдузд дар торикии шаб қабрҳои кӯҳна боз карда шудааст, гӯрҳоеро, ки соҳибонаш бо дандонҳои тиллоӣ дафн шудаанд. Сокинони маҳалла ҷиҳати пешгирӣ аз такрори чунин ҳодисаи бад нигаҳбонии гӯристонро пурзӯр кардаанд.

Вазифаи гӯрбонӣ дар Тоҷикистон як кори ихтиёрии ҷамъиятӣ ба ҳисоб меравад ва одатан гӯрбонҳо танҳо рӯзона дар он ҷо ҳозир мешаванд. Моҳонаи онҳо низ аз ҷониби аҳли маҳалла пардохта мешавад.

Худсарона хароб кардани қабрҳо ва бар илова рабудани моли мурдагон, ба истилоҳ “кафандуздӣ” дар кишварҳои мусалмонӣ, аз ҷумла Тоҷикистон аз қадим як мавзӯи басо ҳассос маҳсуб меёбад. Дар пайи ахиран се маротиба пайиҳам рӯй додани чунин ҳодиса сокинони аз ҳодиса огоҳи Суғд аз бад шудани ахлоқи одамон ва ё костани маънавиёти бархе аз аҳли ҷомеа дар зери фишори фақр ва қашшоқӣ суҳбат мекунанд.

“ Шарму ҳаё аз байн рафта истодааст. Наход ки як фарзанди тоҷик, ки аз падару модар ба дунё омадааст, тарбия гирифтааст, мактаб хондааст, ба ҳамин амали нангин қодир бошад ? Мурдаҳоро ҳам намемонем дар ҷои худ тинҷ хоб кунанд ...”

«Мумкин зиндагии вазнин касеро маҷбур кардааст ба ҳамин амали аз рӯи мусулмонӣ хеде бад даст занад. Имрӯзҳо бисёр касон аз Русия баргашта омада истодаанд, маблағ нест, ҷойи кор нест, аробаи зиндагиро кашола карданаш даркор ва фарзандону падару модари пирро таъмин кардан даркор, маҷбур мекунад ба ҳамин роҳи вазнин равад.”

Ҳусейн Мусозода, сардори Шӯрои уламои Суғд, ҳамзамон имом-хатиби масҷиди Шайх Муслиҳиддин дар шаҳри Хуҷанд мегӯяд, шариати исломӣ хароб намудани қабрҳо ва дуздии моли ҷасадҳоро гуноҳи кабира меҳисобад. Ба назари вай, барои такрор нашудани ҳодисаҳои тахриби қабрҳо ва дуздии амволи мурдаҳо бояд зиндаҳо аз ҳоли мурдаҳо, яъне аз оромгоҳу атрофи он бохабар бошанд. Ба гуфтаи сардори Шӯрои уламои вилояти Суғд, ба фармуди шариати исломӣ ҳангоми дафни фавткардагон дандонҳои сунъии онҳоро, агар он часпонида нашуда бошад, берун оварда, ба қабр мегузоранд. Аммо агар он бар дандони худӣ сахт васл карда шуда бошад, бо дандонҳои сунъӣ ҳам дафн мекунанд.

Ба ақидаи донишмандони дин, агар ин амал аз як сӯ, боиси оромиши мурдагон аз дастдарозии қабрдуздон гардад, аз сӯи дигар, ишора ба он аст, ки ҳама одамон баъди марг дар назди худо, аз нигоҳи молӣ баробар ҳозир мешаванд. Баракси вазъи одамон дар ҷомеаи имрӯзии Тоҷикистон, ки беш аз 60 дар сад, мутобиқи маълумоти расмӣ, дар зери мизони фақру қашшоқӣ ба сар мебаранд ва сарвату дороиҳои бузурги як кишвар дар дасти дарсади хеле ками аҳолӣ ҷамъ омадааст.

Эмомалӣ Раҳмон се сол пеш мавзӯи дандони тиллоиро ба як масъалаи сиёсӣ мубаддал карда, ба мақомоти зиёд дастур дода буд, то аз гузоштани дандонҳои тиллоӣ худдорӣ кунанд.

Шинонидани дандонҳои тиллоӣ дар миёни сокинони Осиёи Марказӣ ҳанӯз аз давраи шӯравӣ як навъ мӯд ва нишони дороӣ ҳисобида мешуд. Аз сӯи дигар, дар он давраи ақибмондагии техникаи дандоншинонии шӯравӣ тилло ягона дандони сунъие буд, ки одамон бе зарар ба ҷисми худ метавонистанд истифода кунанд.

Вале дар рӯзҳои мо ин мӯд кам – кам аз байн рафта, одамон танҳо дар ҳолатҳои истисноӣ ва ба хотири табобат дандонҳои тиллоӣ мешинонанд.


· 1 ·  2   Next ›