Все игры
Log in
Discussions
Sort: by updates | by date | by rating Show posts: Full text | Headings

Единоборства - Обучение Кунг фу в Москве.


Tags: занятия единоборствами, Кунг фу, ушу, самооборона, самозащита, броски, удары, боевые искусства

Нож


Tags: Кунг фу

Так что же такое Кунг Фу?


Этот термин пришел в русский язык с Запада. Он происходит от  китайского слова «гунфу». В Китае данное слово всегда употреблялось в двух значениях—прямом и переносном. Прямое значение термина «гунфу» тройственно: «работа над собой», «повышение мастерства в чем-либо»,«мастерство». Переносное—«воинские искусства» (в смысле практики самосовершенствования). 
На Западе, а вслед за тем в странах СНГ термин «кунг-фу» стал использоваться для обозначения китайских боевых искусств...

Tags: занятия единоборствами, Кунг фу

Что дозволено Юпитеру ...

Под залог освобождён чемпион мира по смешанным единборствам Расул Мирзаев[ Читать далее...  ]

Tags: Убийца продолжит тренировки

Людмила Киясь, 07-08-2011 15:59 (link)

Чума 21 века ( и 20 тоже).

□ По официальной статистике, каждый год кончают жизнь самоубийством 1 000 000 человек.
Официальная статистика самоубийств значительно отличается от [ Читать далее...  ]

Я с сыном на пляже

Рассказывает мой сын:

Мы с мамой пошли купаться на речку. На берегу к нам подошли три довольно датых мужика, в плавках, с бутылками пива в руках. Зажигалочки нет - поинтересовался один из них, с интересом разглядывая мою маму. На ней был одет синий раздельный купальник, мама его очень любила и всегда надевала только его. Мне он тоже очень нравился, так как плохо скрывал большие мамины сиси, которые выпирали из чашечек лифчика. Да и трусики мне тоже очень нравились, потому что когда они намокали, то собирались в центре маминой попы , и я мог рассматривать мамины ягодицы, когда она загорала на животе. Вот и мужик тоже видно оценил достоинства купальника, а точнее оценил достоинства моей мамы.
Нет, извините - ответила моя мама, чуть приподнимаясь на локтях. Ее сиси отвисли и оттягивали мокрую ткань купальника. Ясно - протянул мужик, все еще не трогаясь с места и пристально разглядывая образовавшуюся ложбинку между маминых сисек. Пива хотите - он протянул матери бутылку. Нет, спасибо - маму уже стала раздражать его назойливость. Ушедшие уже было двое вернулись за своим приятелем. Коль, ты идешь - поинтересовался один из них. Да не знаю - ответил тот - тут вот телка классная - он кивнул на мою маму - думаю может ее потрахать. Мама покраснела и поднялась на ноги. Молодые люди, идите куда шли - она махнула рукой. Да, стоящая бабенка - хмыкнули подошедшие, рассматривая стоящую перед ними мою маму. А жопа то какая, глянь - один из них шлепнул маму по попке. Мама гневно развернулась к обидчику - убери руки, козел. Стой тетка, не кипятись - проговорил тот кого назвали колей, подойдя он схватил ее руки - не надо. Мама попыталась высвободиться, но он крепко удерживал ее. Отпустите - начала мама. Брось - ухмыльнулся один из мужчин, подходя к ней вплотную и кладя руку на ее грудь - лучше расслабься и получай удовольствие. Я видел как его рука тискала податливую мамину грудь, сдавливая ее у основания он легонько тряс ее. Пустите, я закричу - проговорила мама, продолжая попытки вырваться и отпихнуть мужчин. А вот это зря - лапавший ее мужик одним ловким движением повалил ее на песок - кричать не надо - он положил свою ладонь маме на рот, тем самым не давая ей кричать.
Мама вертя головой попыталась скинуть его руку с лица. Я вскочил и с криком - не трогайте маму - кинулся на ее обидчиков. Потом у меня в глазах потемнело и придя в себя я обнаружил что у меня болит щека, из губы сочится кровь. Я поднялся на ноги и тут же получив удар по спине снова упал. Не бейте его, не надо - услышал я испуганный голос матери. Хорошо, сучка, не будем - донесся до меня голос мужчины. Повернувшись на бок и не вставая я увидел, что моя мама сидит на песке, ее заведенные за спину руки держит один из мужиков, второй стоит рядом. Третий стоял рядом со мной, это от него я получил удар по спине. Не бейте его - снова повторила мама. Не будем - мужик взял ее за подбородок - если ты будешь умненькой девочкой. Мама закивала головой.
Стоящий рядом со мной мужик схватил меня за плечи и подтащил к остальным. Меня связали нашими полотенцами и не сильно, так для острастки, пнув меня под ребра ногой оставили лежать. Тем временем маму заставили раздеться догола. Густо покраснев она сняла свой лифчик. Освободившиеся мамины груди заколыхались и повисли над ее небольшим животиком. Мама, смотря себе под ноги, стянула трусики и продолжая смотреть вниз откинула их в сторону.
Я вовсю разглядывал свою голую маму. Большие свисающие сиси, животик со складочкой, темные аккуратно подбритые волосики на лобке, широкие бедра, большая попа. Хороша сучара - проговорил один из мужиков подходя к маме и тиская ее за попку. Мясиста - он похлопал ее ягодицы, те заколыхались в ответ, грубо потискал груди - люблю мамок в теле - наклонившись он присосался ртом к ее соску. Мама молча все сносила, стаоаясь только не смотреть на мужчин и в мою сторону.
Поставив маму на колени, все трое расположились вокруг нее и сняв плавки наставили на нее свои члены. Соси сука - услышал я голос одного из них. У меня в плавках член стал наливаться, от мысли что я увижу как мама будет сосать, мне ужасно захотелось дрочить, но руки были связаны. Поэтому я просто наблюдал как мама поочередно сосала три члена. Мужчины отпускали в ее адрес всяческие ругательства и непристойности, шлепали ее ладонями по сиськам, хватаясь пальцами за соски, до боли оттягивали их. Они старались загонять свои члены как можно глубже, мама давилась, а они только ржали и отвешивали ей за это пощечины. Соси лучше, сука, не ленись - один из них обхватив ее голову руками стал яростно долбить рот матери. Я видел как раздувалась мамина щека, когда в нее упирался член, видел как мама давится когда головка члена слишком сильно давила на горло.
Вскоре одному из них это надоело и он зайдя матери за спину, заставил ее приподнять зад и упереться руками в песок. Моя мама стояла раком, я готов был закричать, до того мне хотелось дрочить, когда еще я смогу увидеть ее большую нетронутую загаром оттопыренную молочнобелую задницу, волосатую щелку смотрящую прямо на меня. Опустившись позади нее, мужик обхватил маму за задницу и стал трахать. Двое других продолжали тыкать члены матери в рот.
Я лежал и смотрел как ебут мою маму, как болтаются от толчков ее сиськи, как плющится попа об бедра ебущего ее мужика. Вскоре один из передних начал кончать, я видел как из его непомерно раздувшейся головки вылетают струи спермы, как сперма попадает на лицо и волосы моей мамы, как мама закрывает глаза и морщится, а мужики от этого только сильнее ржут. Кончив мужик прилег в стороночке, наблюдая как его подельники продолжают трахать женщину. Мамино лицо было залито спермой, продолжая упираться одной рукой в песок, второй она попыталась утереться тыльной стороной ладони. Подожди сука успеешь - мужик оттолкнул ее руку от лица - давай соси мне - он стал тыкать членом в мамино лицо. Мама послушно открыла ротик и стала сосать. Вскоре мужики кончили, один излился маме в лоно, второй в ротик.
Усевшись, мужики стали потягивать пиво. Мама пыталась стереть с лица подтеки спермы. Иди сучка умойся - крикнул ей один. Мама безропотно встала и подойдя к воде умылась, а затем войдя в воду по пояс промыла себе между ножек. Выйдя из воды она подошла к мужчинам - теперь вы нас отпустите - жалобно спросила она. Нет, еще рано - ответил ей один - мы еще не наеблись с тобой. Мама обреченно присела рядом с ними.
Эй сука, а хуйли ты села - обратился к ней другой - давайка потанцуй для нас. Я не умею - виновато проговорила мама. Ничего страшного - хмыкнул мужик - просто потряси сиськами да жопой повиляй и всего делов. Мама встала и неловко покрутила попой, затем в нерешительности замерла. Давай, давай - проговорил мужик. Не могу, не умею - мама жалостливо посмотрела на того. А что умеешь - весело спросил тот. Могу еще пососать - тихо проговорила мама - или потрахаться - она старалась не смотреть в мою сторону. Это мы знаем, проходили - заржали мужики. Хотя сосешь ты отлично - мама даже немного улыбнулась на эту похвалу. Ладно - мужик махнул ей рукой - иди сюда, насаживайся - он ткнул пальцем в свой набирающий силу член.
Мама подошла к нему и широко разведя ляжки стала присаживаться над ним. Я смотрел как мамина пизда поглощает в себя вздыбенный член мужика. Обхватив мамину жопу руками, мужик задвигал тазом заставляя мать подпрыгивать на нем. А ты ебливая - заметил он ей - в тебя хорошо вставлять, приятно. Мама молча продолжала подпрыгивать на его члене.
В этот раз мужики ебли ее по одиночке. Сначала мама попрыгала на одном, потом второй разложил ее на песке и долго долбил, третий отпялил ее раком. Под конец мама подустала. Когда ее отпустили, она просто повалилась на бок и лежала тяжело дыша. Что сучка, заебли мы тебя - засмеялся один из мужиков. Да - сквозь глубокое дыхание выдавила из себя мама. Ну полежи, отдохни - проговорил другой - скоро мы тебе еще палок кинем. Мама в ужасе посмотрела на них - прошу больше не надо, я не выдержу - запритчитала она. Захочешь сыночка в целости оставить, сможешь - зло процедил третий - а то мы из него сейчас котлету сделаем. Прошу - запритчитала мама - не трогайте сына. Тогда будешь еще с нами ебаться - ответил он ей. Да, хорошо, буду - закивала мама, только сына не трогайте.

На этот раз трахали ее очень долго. Мужики никак не могли кончить, они менялись, ставили маму и так и так, заставляли ее сосать, дрочить им. Наконец двое все-таки кончили. Но третий никак не мог кончить, остальные уже стали над ним смеяться, а он все продолжал долбить мою истерзанную маму.
Шутки друзей наконец вывели его из себя и поднявшись он стал пинать маму ногами - сука, блядь ебаная, пизда рваная - он старался попасть по ее сиськам, но чаще удары сыпались ей в живот. Мама старалась как-то прикрыться и отползти, но мужик расвирепел и продолжал пинать ее. Сука - он схватил ее за волосы и потянул голову вверх. Мама вся вытянулась, из ее глаз покатились слезы, рот был раскрыт от страха. Корова жирная - продолжая тянуть ее за волосы одной рукой, второй он начал шлепать по ее сиськам. Груди мамы очень быстро покраснели, а он все продолжал лупить по ним.
Двое других попробовали успокоить его, но он только больше расходился и кричал чтобы его оставили с этой сукой один на один. В итоге идея помучить понравилась всем и поставив маму раком мужики стали шлепать ее по ягодицам. Сначала мама плакала в голос, но постепенно рыдания перешли в стоны и вскрики. Вся попка матери покраснела.
Затем мужики стали соревноваться кто даст маме лучшего пендаля. Поставив маму на ноги и заставив согнуться, они, чуть разбегаясь, били ее коленом по попе. Мама падала, а они отмечали как далеко она отлетела и при этом ржали. Мама уже не могла стоять на ногах, ее ноги подкашивались и она опустилась на песок. Поняв что уже не смогут ее больше пинать, мужчины решили соревноваться кто глубже засунет руку ей во влагалище. Сначала потыкав пизду матери пальцами, они стали погружать в нее ладонь целиком, мама стонала и кривилась от боли. Нещадно лупя ее по сиськам и отвешивая пощечины они заставляли ее замолчать и продолжали свои опыты.
Потом они засунули ей в пизду пивную бутылку причем дном вперед. Когда горлышко бутылки скрылось между распухших губок влагалища, мама потеряла сознание. Теперь все внимание мужчин сосредоточилось на мамином анусе. Поковырявшись там пальцами, один из них решил содомировать маму и попытался запихнуть ей в анус свой член. Член не пролезал, то ли мешалась бутылка в маминой пизде, то ли у нее была очень узкая попка. Предприняв еще несколько неудачных попыток они оставили анус мамы в покое. Я видел что колечко ануса мамы порвано и по ее бедру медленно бежит струйка крови.
Маму привели в чувство и заставили сосать. Мама с трудом обсасывала полувставшие натруженные члены. Окончательно убедившись что они сегодня больше кончить не смогут мужчины оставили дальнейшие попытки выебать маму. Основательно пресытившись мужики поочередно нассали маме в рот и ушли.
Я лежал и смотрел на униженную обоссанную маму, которая уже плохо что либо соображала. Лицо мамы было все в разводах спермы и мочи, часть спермы растеклась по ее сиськам. Кое как она подползла ко мне и плохо слушающемися руками развязала меня.
Я же больше не мог сдерживаться и спустив плавки стал мастурбировать. Мама непонимающим ошарашенным взором смотрела на меня, а я продолжал онанировать. Не в силах остановиться я направил свой член на маму и моя сперма стала заливать ей лицо. Я кончал на мать, мне было просто здорово. Мама попыталась что-то сказать мне, но я как сам не свой прокричал - молчи шлюха - и закончив спускать опустился перед мамой на колени.
Я стал мять ее большие сиси, ляжки, раздвинув ей ноги я нащупал бутылку в ее пизде. Мама не сопротивлялась, она была полностью изничтожена, подавлена и разбита. С трудом вытащив из нее бутылку я стал засовывать ей в пизду свои пальцы. Постепенно мой хуй вновь окреп и расположившись между ее широко разведенных мясистых ляжек я с удовольствием стал вгонять свой член в горячее мокрое лоно. Мамина пизда хлюпала и чавкала, ухватившись руками за ее сиськи я с силой и остервененим драл ее. Кончив я еще немного полежал на ее мягком теле.
Мама лежала широко раскинув руки и не смотря на меня. Она не пыталась встать или вообще сделать что либо. Встав, я перевернул ее на живот и заставил подняться на четвереньки. Вот она, большая мягкая попа моей мамы, я приник к ее огромным булкам губами, мои ладони сжимали податливую плоть. Раздвинув мамины ягодицы я посмотрел на ее анус. И как эти мужики не смогли выебать ее туда. Я вогнал маме в попу палец. Там было горячо и сухо. Поводив им туда сюда я вынул его, хорошенько плюнул маме в очко и погрузил в нее два пальца. Смоченные слюной пальцы прошли относительно легко, только мама чуть застонала. Я засунул вторую руку маме в лоно и стал двумя руками трахать ее.
Поигравшись таким образом я добился что мой член снова встал и приставил его к маминой попе . Нажатие, еще, толчок, вскрик мамы и мой член у нее в попе. Ухватившись за ее бедра я стал трахать маму в попу. В попе было туго, мой член сжимался со всех сторон, вызывая дополнительную эрекцию. На удивление, я очень быстро кончил. Вынув член я увидел что вытекающая из попы сперма смешивается с кровью, видно мамино очко вновь порвалось или скорее не затянулась старая ранка. Я немного понаблюдал как кровь потихоньку смешивается со спермой и сбегает по маминой пизде на песок.
Я чувствовал себя полностью удовлетворенным и уставшим. Собрав свои вещи и одевшись я подошел к лежащей маме. Она не двигалась, но дышала, я видел как раздувается ее живот и колышутся груди. Повернув маму на спину я встал над ней и начал мочиться. Струя мочи попадая на лицо немного привела маму в чувство. Она стала закрываться руками и что-то невнятно пробормотала, пытаясь подняться. Закончив ссать я подобрал разбросанные мамины вещи и кинув ей проговорил - иди сука помойся и одевайся, домой пора. Впервые мама посмотрела на меня, наши взгляды встретились, и она опустив взор побрела к воде. Ополоснувшись она тщательно вытерлась полотенцем и стала одеваться. Я подождал пока она полностью оденется и подошел к ней - пойдем сука домой - я обхватил рукой ее за попу - и не бойся я никому не расскажу про тебя. Мама посмотрела на меня полным печали взглядом и в этом взгляде читалась обреченность, обреченность на то что теперь у меня появилась собственная шлюшка, которая будет выполнять все мои прихоти.


От меня в заключении: После этого случая мы с сыном Виталиком регулярно занимаемся сексом. Мы с сыном живём вместе. И регулярно в церкви исповедуемся замаливая и искупая наши сексуальные пороки. Скажу вам честно- до чего мы счастливы оба....

Предложение

Друзья! Могли бы вы выложить видео уроки ушу. Очень хотелось бы научиться, но в интернете, к сожалению, ничего не нашла. Хотелось бы самостоятельно изучить это искусство с нуля дома. Это возможно?

Людмила Киясь, 03-05-2011 13:28 (link)

Жизнеутверждающее

No title

во всех  старых  традиционных школах  использовались загадки для развития логического мышления . мне интересно сейчас кто нибуть использует подобные методы

Команда КоКя, 13-04-2011 15:23 (link)

ПРИГЛАШЕНИЕ на бесплатный пробный урок китайского языка!

 
 
 


 


  
 
 
Идет набор в группу китайского языка для начинающих!  

Занятия проходят 2 раза в неделю по средам(18:30-20:30) и субботам(15:10-17:10). Каждую субботу с 14:00 до 15:00 - бесплатный пробный урок! Курсы расположены в центре Москвы на Старом Арбате.  
 

     Контакты 
   
     Город: Москва
     Сайт: www.kokya.ru
     Блог: http://blogs.mail.ru/mail/teamofchinese
     E-mail:
teamofchinese@mail.ru
     Телефон: 8(926)-388-27-05, 8(926)249-23-10

 


 



Людмила Киясь, 24-03-2011 18:43 (link)

Укрощение тигра.Чемпион мира по кунг-фу рассказывает.

И пусть стыдятся хлюпики и нытики .


Зачем заниматься боевым искусством?

Относительно недавно и впервые задал себе вопрос: "Зачем я занимаюсь
боевым искусством"? Ведь не стремлюсь к соревнованиям и первенствам, так
зачем мне это?

Ответ оказался более удивительным, чем сам вопрос...

В молодости я начал заниматься спортом, просто для поддержания
физической формы. Потом пошел уже в секцию борьбы и цель у меня была не
соревнования, а умения постоять за себя. Сейчас после многих лет
занятия, вижу в этом возможность духовного совершенствования. Меняется
возраст, меняются и цели...

Но мои цели и стремления не отвечают на вопрос зачем? Задавая его себе
открыл много нового, того, что оставалось  скрытым  много лет! Задавая
его себе, каждый найдет, что-то свое.

Теперь хочу этот вопрос задать, Вам: "Зачем Вы, занимаетесь боевым
искусством"?

источник http://shen-chi.blogspot.co...

Наука боя

Брюс Ли и все великие бойцы, в Азии, Африке, Европе довели бой до уровня науки

No title

Я хочу заниматься ушу, но проблема в том, что я живу в Казахстане и у нас в городе нет школы, где бы преподавали ушу. Что мне делать в этой ситуации? Посоветуйте.

Возраст

Можно ли начать заниматься Ушу в 37 лет? Будет ли польза и какой-то результат?

Kapitan Sparrow, 28-06-2010 14:01 (link)

методика тренировок

Доброго всем времени суток!
Может кто-нибудь подсказать методику тренировок в традиционных школах ушу? Интерисует общая методика наработки техники.Т.е. как от форм переходят к таолу, как таолу практикуют.Вообще как совершенствуют технику?

P.S. К учителю меня уже посылали...

Брюс Ли играет в настольный тенис


миша ник, 10-04-2010 22:52 (link)

тактика и стратегия боя, в бою 1vs1, 1vsX, XvsX

в спортзалах приучают к бою 1 на 1, что приводит к вымыванию из техники боя очень многих ценных элементов, ввиду их нерационализма при применении в бою против единственного противника, также ухудшается маневрирование. но в реальности бой 1 на 1 крайне редко встречается, также как и редко встречается необходимость именно победить противника, чаще - обескуражить его для пресечения хамства, или временного вывода из строя для личного бегства против превосходящего по численности противника. кроме того, в поединках нередко вымываются борцовские элементы, ввиду того что противостоять им значительно легче, чем их использовать, или же наоборот, партнеры "поддаются" элементам борьбы, что приводит к появлению техник, использовать которые в реальном бою невозможно
предлагаю обсудить эти вопросы, если есть интерес не быть побитым в подворотне, а не просто в спортзале поприсутствовать

Что такое у-шу!!!

У-шу
— это общее название для всех боевых искусств, существующих в Китае.История традиционного ушу насчитывает 4000 лет.В понимании
западного человека воинское искусство- это нечто, связанное с военными
действиями: умение побеждать противника за счет натренированности,
слаженности действий боевых частей, четкого управления войсками и тому
подобное. Совсем другое представление о воинском искусстве бытует на
востоке, в том числе и в Китае, как в колыбели восточной культуры. Оно
заключено в понятии "воин". Воин в китайской традиции - это настоящий
человек, наделенный всей полнотой человеческих качеств. А человек - это
целый мир, подобный тому, в котором он живет, и тело человека в этом
мире - это его грубый уровень или остов. Тело - та часть человека,
которую он способен увидеть, остальное находится за пределами его
восприятия вследствие ограничения в разрешении его приборов: глаз,
ушей, носа и др. Поэтому у-шу -это система знаний, применяя которые
обычный человек утончает свое восприятие, совершенствуя себя. То есть,
его качества обретают полноту. У-шу учит жить в гармонии с окружающим
миром и самим собой. Занятия у-шу совершенствуют тело: костно-мышечную
систему, внутренние органы, "жизненные энергии": умение управлять ими,
психику: владение собой, развивают сознание: умение концентрироваться и
расслабляться. Люди, долго практикующие ушу отличаются крепким
здоровьем, ясным умом и большой силой.

Игорь Д, 27-01-2010 15:16 (link)

видео

Игорь Д, 27-01-2010 15:12 (link)

No title

Игорь Д, 27-01-2010 14:21 (link)

No title

Игорь Д, 27-01-2010 14:18 (link)

No title

Игорь Д, 05-10-2009 03:03 (link)

Боевое Ушу

                                     

    
      Это    сайт посвящен     истинному     искусству китайского УШУ, которое до сих пор практикуется лишь единицами в нашей стране.

 

 

К сожалению, у нас распространяется и поддерживается спортивное ушу, которое не является тем, за что его пытаются выдать (воинским искусством). Спортивное ушу просто не рассматривает поединок как часть своей подготовки. А тонкости боевого применения и связанные с этим тренировочные методы и составляют главные секреты ушу. Движение же оторванное от практического применения полностью теряет свой боевой смысл. Поэтому спортивное ушу не идет дальше обычной гимнастики и имеет отношение к воинским искусствам не более чем любые танцы народов мира (например, гопак или танец с саблями в Большом театре). Необходимо владеть методикой подготовки бойца, а не методикой подготовки танцора. Один знает, как победить противника, а другой, как одухотворенно взглянуть на судью.
Правда, многие наши учителя говорят, что преподают именно боевое ушу. Однако их статьи и рассказы, почему-то, больше представляют собой пересказы из китайских и иных книг, нежели личное понимание, исходящее из своего сердца. Они произносят массу красивых фраз, переплетенных религиозно-филосовскими терминами, что не только не приближает к пониманию и овладению ушу, но просто запутывает неискушенного человека.
Истинное же КУНГ-ФУ так и остается в тени. И найти учителя, который преподает ушу, как искусство самообороны - это большое чудо.
Известный военачальник древности Ци Цзигуан говорил, что различные вычурные стили ушу, не имеющие прикладного значения, изучать не надо. Он выступал за чисто прикладной вид ушу. Будучи солдатом, тебе жизненно необходимо уметь себя защитить, иначе враг тебя убьет. Именно такой подход привел к развитию техники боевого ушу. Излишне говорить, что приемы ушу разрабатывались и оттачивались в крайне суровых условиях, пока не дошли до наших дней.
Сам я начал изучать ушу в конце 70-х годов. В те "золотые" времена все занимались искусством ведения поединка, а заниматься "балетом" никому не приходило даже в голову. Благодаря судьбе, мне посчастливилось изучать такие интересные и очень эффективные стили, как Ма ШИ У И, Южный Шаолинь, Дуаньда, Южный кулак, Богомол. Моими учителями являются такие мастера, как Ма-Минда, Цзи Цзяньчень, Чжан Хунму, Чжан Фэйпэн.
Имя Ма-Минда должно быть известно многим любителям ушу. Он является младшим братом в семье Ма, которая практикует свои легендарный, родовой стиль Ма Ши У И (еще его называют Ма Ши Тунбей У И). Это, пожалуй, наиболее знаменитая в Китае семья боевого ушу. Старший брат Ма Синда - известнейший в Китае мастер, который в 1953 году выиграл в Китае чемпионат по контактным боям (после этого подобные соревнования не проводились) и совершил немало других подвигов. Последователями Ма Ши У И являются Чжан Хунму, Чжан Фэйпэн.
Цзи Цзяньчень тоже известный в Китае мастер. Он является специалистом в таких видах ушу, как Южный Шаолинь, Дуаньда, Бацзы, Багуа, Синьи. По приглашению настоятеля Шаолиньского монастыря, он в течение некоторого времени обучал монахов искусству шаолиньского ушу. Он также является шеф-инструктором Ассоциации Ушу Великобритании.
На страницах этого сайта вы сможете поближе познакомиться с этими древними боевыми видами ушу, эффективность которых проверена веками. Сможете узнать о сущности и внутренних основах китайского боевого искусства. О том, какое влияние оказывают тренировочные методы на развитие психических и интеллектуальных качеств человека и на его здоровье. Возможно, философия истинного ушу вас заинтересует и вы станете последователями именно этого образа жизни, глубина и широта которого поистине безграничны.
Важно отметить, что ушу не надо рассматривать примитивно, только как систему развития навыков в области мордобоя. Ушу - это не оружие для избиения в руках молотобойцев с ограниченным умом и примитивной душой. Его сущность простирается гораздо дальше обычной драки. Совершенствование техники боя идет через совершенствование своих психических, интеллектуальных и моральных качеств.
Самая главная победа, которую мы можем одержать - это победа над самим собой.
В примитивной драке побеждает один, а остальные в проигрыше, да и этот победитель когда-нибудь уступает место другому. Таким образом, проигрывают все, поскольку не имеют духовного стержня. Если же следовать духу ушу, то человек преодолевает самого себя, а значит, выигрывает каждый. Истинный воин, находится в состоянии духовного равновесия и отсутствия желаний. У него нет ненависти и желания победить, но он невозмутимо принимает реальность и потому его действия крайне эффективны. И побеждая противника он не испытывает ни злорадства, ни надменности. Человек должен быть прежде всего человеком, а не примитивным животным, наполненным собственными комплексами неполноценности, который смело унижает слабого и трусливо, пресмыкаясь перед сильным.
Желая победить не себя, а другого, вы наносите поражение своей духовной и человеческой сущности, уподобляясь примитивному человекоподобному существу. Сила и справедливость не требуют доказательств, хотя и нуждаются в практике.
УШУ - это путь совершенствования и гармонии тела, ума и духа.
УШУ - это путь духовного и физического оздоровления людей, что так необходимо нашей нации.
Надеюсь, что не перевелись еще последователи истинного ушу и хочется пожелать им успехов на этом благородном поприще. Буду рад, если этот сайт подтолкнет вас к изучению боевых искусств. Хотелось бы, чтобы усилия последователей истинного ушу принесли плоды и настоящее КУНГ-ФУ заняло принадлежащее ему по праву место.

 

Игорь Д, 05-09-2009 13:49 (link)

Шаолиньское Ушу

Философия ушу
Смысл ушу весьма сложно передать словами. Сами китайцы зачастую просто
отказываются рассказывать об ушу, советуя в процессе занятий достигнуть
внутреннего переживания боевых искусств.
      Чтобы понять, какая "сверхцель" преследовалась в процессе занятий боевыми
искусствами, нужно четко уловить разницу между тем, как сами китайцы оценивали
ушу, и тем, чем реально боевые искусства являлись для китайской культуры.
      В Китае сложилась определенная культура боевых искусств со своими
законами и правилами, со своей литературой и театром, с поэзией и рисунками,
учебными заведениями, школами, своей элитой и ритуалами. И в то же время весь
этот комплекс был столь плотно интегрирован в повседневную жизнь Китая, во всю
китайскую культуру, что мы никогда не сможем четко сказать, где кончается
культура
"вообще" и начинается культура ушу "в частности". Ушу для Китая не имело четко
очерченной границы под него могли попадать и способы ведения сражений, и
медитативные упражнения для достижения просветления, и ритуальные танцы. По
сути дела ни один китайский мастер ушу так никогда и не сумел объяснить, что же
такое ушу и чем он вообще занимается, такой вопрос для него мог бы показаться
нелепым и вздорным. Ибо в голове живет не четкая структура, не конкретное
определение, но образ, форма, постоянно выходящая за собственные границы и
постоянно сливающаяся со всей культурой, метаформа.
      Западный мир не прочь порассуждать о "глубокой философии" восточных
боевых искусств. Правда, мало кто обращает внимание, что собственно "философии
ушу" не существует, боевые искусства используют многие духовно-религиозные
системы, например буддизм, даосизм, конфуцианство, преломляя их в своей
практике. Какой-то отдельной, особой "философии ушу" не существует, но есть
Учение ушу, сотканное из десятков философских направлений и духовного опыта
сотен мастеров.
      Оказывается, что смысл практики ушу заключен не в обыденных тренировках и
даже не в доведении своего мастерства до совершенства, но в постижении
универсального Пути всех вещей Дао. Об этом понятии написаны многие мистические
трактаты и научные труды, и вряд ли стоит пытаться хотя бы в общем очертить
понятие "Пути" в китайской традиции. "До того, как появились Небо и Земля, в
середине великой пустоты и безграничности существовало в хаосе ци, и зовется
это состояние Беспредельным, Беспредельным и Великим пределом, Великий предел
это корень неба и земли, исток и начало мириад явлений."
      В китайской мистике и эстетике Пустота является величайшей созидательной
силой. С одной стороны, она не содержит никаких форм и предметов и даже не
определяет, какими они должны быть, но, с другой стороны, дает возможность
возникнуть любой форме. Мир как бы зачат, задуман, но не проявлен, не
актуализирован в виде предметов, явлений и даже человеческих помыслов. Таким
образом мастер действует не в мире форм или каких-то приемов, но на уровне
предформ.
      Китайская эзотерическая традиция утверждала, что всякому действию, жесту
и даже помыслу предшествует "воля" или "волевой импульс" (И). Это отнюдь не то
понятие, которое мы имеем в виду, говоря, например, о "силе воли", оно вообще
не принадлежит ни к миру людей, ни к миру бытия данному, вещному. Воля
выступает здесь как высшая творческая сила, как суть и форма действия Неба,
реализующаяся в человеке. Этот же принцип глобальной "воли Неба" существует и в
ушу. Истинный мастер должен, например, осмыслить всякий прием не на уровне
формы, а на уровне ее предчувствия. "Если ты задумал сделать комплекс и еще не
начал первое движение, ты уже должен знать, как выглядит последнее движение",
говорят мастера ушу.
      Отсюда же родился и принцип "трех внутренних соответствий", широко
известных в десятках стилей ушу. Он гласит, что три начала формируют каждое
действие человека воля, ци и физическая сила (ли). Дабы достичь
взаимосоответствия этих трех начал, боец должен прийти в состояние абсолютного
душевного покоя, когда он становится способен в полной чистоте воспринимать
импульсы природной естественности. И тогда он воспринимает волевой посыл Неба,
тогда он принимает на себя творческий акт самой природной чудесности. Еще нет
действия, еще даже нет замысла действия, человек даже не знает, каким оно будет.
 Он просто находится в полной гармонии с ритмами природы, а это значит, что
всякое его действие, слово и даже замысел будут не действиями конкретной
личности, но "сверхдействием Дао". Этот небесный импульс устанавливает в
человеке циркуляцию ци, а ци в свою очередь стимулирует физическую силу. Так
рождается "истинное движение", исток которого находится вне человека, во
внебытийном пространстве Небес.
      Таким образом, за внешним движением в ушу стоит вселенская трансформация.
Человек не просто выполняет приемы он переживает жизнь Космоса. Ушу выражает во
многом именно эту "срединность" человека посредника между Небом и Землей, между
внутренней и внешней реальностью. Ведь только он
один способен сначала пережить символизм всех внешних форм, а затем проникнуть
за них в глубь метафизической действительности.
Гунфу
      Во все времена в ушу присутствовала внутренняя философская перспектива,
проступающая за многоцветием внешних форм. Именно внутренняя сторона и
"оживляет" китайские боевые искусства, являясь намного более важной, нежели
технический арсенал ушу, чем история его развития и биография мастеров. Поэтому,
 прежде чем говорить об этих увлекательных вещах, надо хотя бы краем
соприкоснуться с внутренней стороной ушу.
      Ушу не столько путь жизни, так как не учит как надо жить, а скорее
философия духа, ибо оно дает возможность для духовной самореализации человека.
В этом основа всех китайских боевых искусств. Такой подход сложился не сразу,
для окончательного оформления внешней и внутренней сторон ушу потребовались
века, что мы немного позже постараемся проследить, совершив экскурс в историю.
Сейчас
же мы забежим вперед, рассказывая о базовых философских понятиях ушу как об уже
сложившемся явлении, в том виде, как они существовали в XIX--XX веках в школах
боевых искусств.
      Чтобы понять внутренний смысл ушу, достаточно осознать лишь одну фразу,
которую можно часто встретить в трактатах мастеров: "Ушу это искусство Дао".
"Искусством Дао" (Даошу) называли в Китае немало явлений. В древности это были
магические действия шаманов и даосская практика изготовления пилюли бессмертия.
Позже к "искусству Дао" были причислены каллиграфия, архитектура, живопись,
разбивка миниатюрных садов, стихосложение, все чаньские искусства. В этом же
ряду стояло и ушу, завершая композицию китайских традиционных искусств,
различных дорог, ведущих к единой цели самореализации человека.
      Каждый вид деятельности может стать "Даошу". Встречается и обратное:
десятки лет тренировок могут не принести успеха, а обыкновенное ремесло никак
не перерастает в "искусство Дао". Это было связано с обретением гунфу
центрального понятия боевых искусств, которое иногда используется как полный
синоним ушу.
      В китайском языке слово "гунфу" имеет массу оттенков и может менять свой
смысл в зависимости от того, по отношению к чему оно употребляется и даже в
устах представителя какого слоя населения оно звучит. Далеко не всякий
занимающийся ушу обретал гунфу. Этот термин сложно перевести буквально, и легче
понять его душой. Это "великая работа", "упорный труд", "священное мастерство",
"подвижничество".
      В самом широком смысле это момент самореализации, самораскрытия,
внутреннего откровения. В ушу этот термин пришел из неоконфуцианства
философского течения, соединившего в себе морально-этические постулаты
конфуцианства и метафизические теории даосизма. Там он обозначал момент
реализации и обретения полноты жизненности, достигнутый после медитации или
"пестования своих внутренних свойств".
      "Гунфу" стало универсальным понятием. Не случайно большинство звестных
мастеров ушу в Китае были замечательными каллиграфами, литераторами, поэтами,
мудрыми императорскими советниками, полководцами. Например, известный китайский
поэт Су Дунпо являлся великолепным знатоком боя на мечах и голыми руками, а
самый знаменитый китайский стихотворец Ли Бо считается создателем нескольких
школ боя на мечах и одним из тех, кому приписывается создание стиля "кулак
опьяневшего". Его прославленный современник поэт Ду Фу хорошо разбирался в
кулачном искусстве; даосский маг, известный своими системами достижения
бессмертия и долголетия, Гэ Хун отменно владел всеми видами оружия и даже
прославился на полях сражений. Один из самых талантливых правителей за всю
историю Китая основатель Сунской династии Чжао Куанъинь считается знатоком
доброго десятка стилей боя голыми руками и с оружием. Два самых известных
мастера конца XIX начала XX века Сунь Лутан и Хо Юаньцзя были прекрасными
философами.
      Таким образом, те навыки, которые воспитывались в ушу, то удивительное
мастерство, которое рождалось благодаря многодетним занятиям, охватывали всю
жизнь человека. Они открывали его внутренние духовные силы, давали толчок к
истинному творчеству души. Ведь ушу проповедует единство воспитания тела и духа,
 более того, мастера утверждали, что "настоящее гунфу заключается не в приемах,
но живет внутри человека". Истории ушу хранят много версий "обучения по
аналогии", когда мастер не обучал ученика непосредственно технике ушу, а
каким-то довольно необычным образом приобщал его к самому понятию "гунфу". В
этом процессе проявлялось самое важное в понимании смысла боевых искусств,
присущего только Китаю и до сих пор не понятого в Европе вместо того, чтобы
начинать с утомительных технических экзерсисов, ученика сразу пытались привести
к истоку, "семени" любого возможного движения в этом мире, или, как говорили,
"чтобы любоваться верхушкой дерева, надо прежде посадить его корень".
      Известный мастер боевых искусств XVII века блестящий ученый У Шу
описывает забавную историю, демонстрирующую нам связь "обучения по аналогии" и
гунфу. Эта история касается возникновения стиля "эмэйского копья", очень
сложного, с крайне запутанными передвижениями. Два монаха пришли к известному
учителю, про которого ходили слухи, что он обладает тайными методами боя с
копьем. Они стали упрашивать старика открыть им хотя бы часть секретов. Сначала
мастер лишь рассмеялся, не ответив ничего, но после долгих уговоров согласился
взять их в ученики. Но обучение оказалось неожиданным: учитель послал их рубить
дрова в лесу, чем они и занимались в течении двух лет, даже не приступая к
тренировкам. А через два года учитель сказал им: "Вы вдвоем упорно и настойчиво
трудились, и теперь уже можете идти дальше. Я владею восемнадцатью способами
прямых уколов копья, двенадцатью способами ударов руками, взаимным
использованием защиты и нападения разрушительным боевым искусством. Если, в
течение долгого времени рубя дрова, вы научились управлять своими руками через
сердце, то, даже не зная способов ударов руками и передвижений, вы уже
содержите это в себе в скрытом виде". По сути, в этом и заключается смысл ушу
содержать в себе в скрытом виде знание не только о всевозможных приемах, но и о
мировых трансформациях вообще.
В потоке "истинной традиции"
      В старых китайских текстах по ушу, философии, искусству в качестве
синонима слова "обучение" мы нередко встречаем понятие "передача". Учитель не
просто обучал, но именно передавал, что-то вручал, дарил ученику. Но что? Может
быть, приемы? Но для их преподавания достаточно просто хорошего инструктора, а
не "просветленного" учителя. Может быть, некие философские постулаты,
теоретические построения? Но они целиком и полностью описаны в трактатах, а
китайская традиция ушу при этом требовала исключительного личностного обучения,
"от сердца к сердцу". Обратим внимание на другую особенность китайское понятие
"чуань" может трактоваться и как "передача" и как "традиция", в нем
присутствует смысл "преемствования - передачи", некоего неугасимого потока
сохранения Учения. И здесь перед нами встает, пожалуй, самый мистический, самый
сложный для понимания вопрос о сути ушу: что конкретно передается и
преемствуется в традиции китайских боевых искусств? Смысл выражения "традиция
ушу" уловить весьма сложно, и даже китайские мастера не всегда способны
объяснить его, хотя и явственно ощущают свою принадлежность к внутреннему
потоку боевых искусств, пришедшему из глубокой древности. Обычные же люди
полагают, что приобщение к традиции ушу есть обучение комплексам, формам,
освоение принципов поединка, философских и теоретических построений. Иногда
простую повторяемость внешних форм ("Дед делал, отец делал, и я делаю")
принимают за преемствования традиции, хотя это зачастую есть просто привычка
или навык. Традиция вещь более глубокая, связанная с особым состоянием сознания
человека. В процессе обучения происходит преемствование духовного импульса,
передаваемого от мастера к ученику. Процесс этой передачи бесконечен, он
начинается в непроглядной древности и транслируется через века вплоть до
нынешних поколений. Это и составляет суть передачи традиции. Сложно поверить в
то, что за боевыми искусствами внешне столь эффективными, зрелищными скрывается
некое "внутреннее тело" традиции фактически, основа ушу. Дело в том, что
почувствовать ее можно лишь соприкоснувшись с этой традицией, "войдя" в ее
внутренний мир. Для представителей Запада это вещь чрезвычайно трудная: с одной
стороны, необходимы некие каналы, по которым передается это "внутреннее тело",
например настоящая (не поддельная, не имитация!) школа ушу, "просвещенный
учитель", воплощающий своим сознанием этот духовный поток, с другой стороны
колоссально долгое время, практически вся жизнь. Смысл Учителя ушу в том, что
он происточет и передает духовный флюид, некую Благую силу (Дэ), поток духа
своим последователям. Воспринять его могут наиболее талантливые, "открытые
Небу" ученики, которые так и назывались "Небесные таланты" (Тяньцай). Здесь
необходим
особый тип психической организации человека, высокий уровень чувствительности.
Последователей истинной традиции было чрезвычайно мало во все времена, но еще
меньше их сейчас, после многочисленных гонений на традиционное ушу. Этот слой
мастеров "чжэнчуань" всегда был элитарным, полузакрытым, сохраняющим предельную
духовную концентрацию внутри себя. Здесь особую роль играли специальные
генеалогические хроники "цзяпу", которые имела каждая школа ушу.
      Смысл этих хроник прежде всего заключался в следующем: по ним можно было
безошибочно определить, кто принадлежит к "истинной передаче", а кто нет, и
таким образом исключить подделки и профанацию. За счет понятия "истинной
передачи" ушу всегда поддерживало духовную чистоту, чжэнчуань служила неким
барьером внутренней гигиены боевых искусств, отсекало случайных, бесталанных,
нечестных людей. Конечно, никакого объективного критерия здесь нет и быть не
может, однако сами мастера безошибочно угадывают лжеца или профана, как бы
точно он ни имитировал внешние формы ушу и каким бы могучим бойцом он ни был.
      Техническое мастерство, мощь удара здесь не в счет, хотя это и составляет
важнейшую часть ушу. Речь идет о способности понять и полностью принять
глубинный смысл ушу, превзойти самого себя и выйти за рамки собственной
индивидуальности в пространство пустоты Дао. Точная имитация внешней формы
стилей без внутреннего наполнения называется ложной передачей ("цзячуань").
Причем большого критического смысла в это выражение не вкладывается. Вполне
понятно, что лишь единицам доступно понимание глубин ушу и его "истины", а
усердная имитация движений сама по себе не так уж плоха. Важно другое: люди
"ложной передачи" сами ничему научить не могут, или их обучение лишено
целостности.
      Зыбкая грань между ложной и истинной передачей волновала многих китайских
мастеров, стремившихся сохранить свою школу. Увы, они сталкивались и до сих пор
сталкиваются с глобальным непониманием самого смысла чжэнчуань ведь суть
передачи постигается лишь сознанием, находящимся на высоком уровне ментального
развития, а обычные люди не видят большой разницы между мастером, передающим
истину, и его учеником, который лишь точно копирует его. Иногда даже ученик
кажется лучше: он и движется быстрее, и бьет резче. Но суть мастерства в другом
в умении оставить после себя определенный духовный импульс, "след", а его не
измеришь силой удара. В современном Китае понятие "истинная традиция" несколько
изменило свой смысл. Иногда его применяют к любому, кто занимается традиционным
стилем ушу у старого учителя. Понимание "истинной традиции" как исключительно
духовной передачи пропадает.
      Сегодня зачастую "истинная традиция" просто противопоставляется тем, кто
занимается ушу ради внешних показных эффектов, типа спорта, когда от огромного
комплекса боевых искусств остается лишь внешняя имитация. И тем не менее
традиция "истинной передачи" жива в Китае до сих пор, хотя поддерживается
крайне небольшим кругом традиционных школ. Их миссия передать целиком тот
духовный импульс, который был воспринят их предшественниками сотни лет назад.
Многие сегодня даже отказываются брать учеников. Если нет "истинного ученика",
соответствующего самой глубине культуры ушу, то лучше не обучать никого, нежели
преподавать недостойному, или, как говорили в школах ушу, "лучше уж вовсе не
передавать чем передавать поверхностно". Базовый трактат по искусству меча
одной из старых школ ушу "Наставления по мечу куньу" объяснял: "Иметь
возможность передать и не передать это значит потерять человека. Не уметь
передавать но передавать это значит потерять искусство меча. Но если
предполагать, что человек не истинен, то лучше потерять и человека, и искусство
меча."

Игорь Д, 05-09-2009 13:44 (link)

История Ушу

Китайская борьба ушу (кунг-фу) имеет более чем 2-х тысячелетнюю историю.
Кровавые войны, феодальные расприи сотрясали Китай на протяжении всего
известного историкам времени. Боевые искусства всегда были востребованы в
китайском обществе. От владения воинскими искусствами, часто зависело
сохранение собственной жизни и безопасности. Но ушу это не только
уникальная система боя, но и философия познания вселенной и человека.
Гармония жизни в слиянии с природой, поиск духовного начала, обретение
спокойствия и сдержанности. Поэтому боевыми практиками занимались монахи
в монастырях. А самым известным монастырем стал Шаолинь, оказавший
большое влияние на восточные единоборства во всем дальневосточном
регионе. Шаолиньское ушу - одно из самых известных на планете, служит
противовесом спортивному направлению в современном мире. "Шаолиньский
кулак" менее зрелищен, чем современные синтетические стили, но каждый
жест несет в себе дух настоящего боя. Формальные комплексы (тао) - это не
только бой с тенью, сколько динамическая медитация жесткого, а порой
жестокого боя. Однако главным аспектом изучения ушу является
самопознание и самосовершенствование. Сейчас ушу известно, как
оздоровительная гимнастика, действительно есть много целебных упражнений,
но все они созданы для укрепления тела бойца и лечения травм и недугов
после боя. ушу переводиться с китайского, как Боевое искусство. Его
можно назвать и рукопашным боем.

Игорь Д, 05-09-2009 13:36 (link)

Философия Ушу

 Чем так неудержимо манит к себе сердца людей китайское искусство единоборства — ушу? Чем оно их чарует, завораживает и опьяняет? Что заставляло наших предков всю жизнь, все силы посвящать разгадке ушу и даже проливать кровь, класть головы, пробиваясь к его сияющим высотам? И, используя таинственные ритуалы, передавать свои достижения из поколения в поколение?
А ныне? Какая сила с таким неудержимым напором выносит ушу из узких рамок различных школ, выводит за пределы Китая, распространяет по всему миру и покоряет собой умы и души не только любителей спорта и физкультуры во всех концах земли, но и ученых и мыслителей? В чем же все-таки кроется секрет неотразимости и притягательности ушу?
Китайская поговорка гласит: «Пышная листва у тех деревьев, у которых корни глубокие». Ушу действительно способно пленять души так же, как и поэзия, песни, старинные предания, чарующие своей чудной простотой, а сложные корни неуловимого очарования ушу прочно связаны с китайской классической философией. Здесь та плодотворная почва, веками питающая ушуистов, и, лишь уходя корнями в нее, ушу из столетия в столетие пышно расцветало яркими красками и с каждым поколением приносило все новые и новые богатые плоды.
Многие, в том числе и наши соотечественники, до сих пор сомневаются: «Философия в ушу? Не бред ли это? Не россказни ли? А может быть, насильно пытаются их связать вместе, дабы придать ушу несуществующую глубину? Или мудрят ради иных целей? Или пытаются что-либо приукрасить? Или же это просто претензии на оригинальность и символика? К тому же это философия древних, а какой от нее прок сегодня?» Находятся и те, для кого философия глубокой древности — лишь суеверие и мистика.
Напластования истории тоже могут привести к невежеству, если учесть, что философия древних, ее соль, ее глубины были как бы погружены в глубокий сон, в котором они, подобно спящей красавице, покоились тысячи лет. Но не вечно же нам быть невеждами. И сон этот тоже необходимо нарушить. Мы не имеем права принимать алмазы за стекло, а золото за пепел. И грех нам жаловаться на нищету, держа в руках золотую чашу.
Путем взаимной проверки между философией и ушу мы выявляем уже их взаимную ценность и ценность каждой стороны в отдельности. Нас заново ослепляет их яркий свет. Мы словно впервые открываем, что без китайской философии не было бы китайского ушу, что философия — основа ушу, что ушу — утонченное воплощение философии.

1. Метод ушу — метод китайских древних философов
Обучение ушу высших уровней с самого начала делает особый упор на медитацию стоя или сидя, требующую погружения в состояние покоя. А такое состояние, будучи психофизической основой высшего искусства и техники единоборства, стало у древних китайцев также и одним из методов познания мира. Видеть нужное и пропускать мимо взора ненужное — это общий наш подход ко всем явлениям, подход, в котором оказывается наша «недалекость». Такое отношение проистекает из высокоразвитого утилитаризма и сознательного мышления, т. е. из приобретенной нами привычки выборочного наблюдения мира. Ну, как, например, когда мы с помощью защитных темных очков избегаем яркого света, что, конечно, приятно, но из-за того удовольствия теряем возможность видеть подлинные цвета окружающего нас мира.
Древним в чем-то больше повезло по сравнению с нами. У них уже были превосходно развиты мозг и умственные способности, в чем нам их до сих пор не удалось их превзойти, а вместе с тем они тогда еще не утратили интуиции и врожденной способности к непосредственному обмену информацией с природой. А все это, вместе взятое — оптимальное состояние интеллекта. Китайские мудрецы, используя такое преимущество, после основательного синтеза и обработки информации, поступающей к ним по разным каналам, обнаружили: людские взаимосвязи и страсти, их аппарат ощущений, а также речевое логическое мышление — все это страдает ограниченностью, а иногда даже тормозит более тонкое, более глубокое, более всеобъемлющее и всестороннее познание мира. Так, грязные пятна на зеркале, не пропуская световых лучей, не позволяют зеркалу отражать предметы, или же дают их неполное, искаженное изображение. И хотя людям в древности не удалось сконструировать самолеты и ракеты, о чем мы до сих пор сожалеем, но зато им удалось открыть другое. Открыть то, что при некоторой обработке именно человеческая душа — самое чистое зеркало, самый чувствительный прибор, способный без всяких скидок отразить наш мир с его закономерностями. Вследствие чего была выработана «техника очищения души», что в буддизме выражено как «чистое сердце видит сущность вещей». Это значит, что только очистив сердце (душу) от всего, его замутившего, мы в состоянии увидеть (познать) свою сущность и сущность вещей. Необходимо научиться игнорировать раздражения, оказываемые на наши органы чувств, устранять преграды, создаваемые сознанием, и, погрузившись в бесстрастное состояние, при котором осуществляется безразличие и всесторонняя связь между внутренней и внешней сторонами души и тела, спокойно принимать информацию, исходящую к нам от нас самих и от окружающего нас мира. И уже затем, после возврата к нормальному пристрастному состоянию, после сравнения пристрастного и беспристрастного наблюдений, решать, как использовать результаты, полученные при беспристрастном наблюдении и умозрении, как на основе неразрушения природы, не нанося вреда естественности вещей, действуя в пределах закономерностей, работать на свое благо и благо человечества. Познание мира лишь путем пристрастного наблюдения неизбежно приводит к слепоте, а на фоне знаний, полученных при беспристрастном познании мира, даже пристрастное их использование не будет страдать слепотой. Об этом и говорит Лао-цзы: «При регулярном беспристрастном наблюдении мы видим неуловимые чудеса; при регулярном пристрастном наблюдении мы видим, как и к чему надо стремиться». Это и есть основной метод познания мира древними китайцами. Когда же находятся люди, пытающиеся использовать это положение для распространения суеверий, то в этом уже нельзя винить Лао-цзы, также как нельзя обвинить мадам Марию Кюри в том, что люди используют ее открытие для производства смертоносных атомных бомб.
Мы можем гордиться своим преимуществом перед древними в нашей современной науке и логическом мышлении. Вместе с тем, не надо ли и нам в свою очередь открыто признать, что кое в чем они стояли выше нас? Мы руководствуемся лишь пристрастным подходом к вещам, не очень разбираясь в беспристрастном. А пристрастный подход извлекает неполную информацию, синтез и обработка которой приводят к открытиям и изобретениям, пусть приятным и практичным в настоящий момент, но — как знать — не чреватым ли бесконечными бедствиями в целом? Слепой прогресс науки приводит к нарушению экологического баланса — не красноречивый ли это пример? Замена человеческой силы орудиями, конечно, создает большие удобства, но и это приводит человека к многосторонней беспомощности, к утрате природной интуиции, к переходу множества явных способностей в потенциал; создает преграды по отношению к выявлению скрытых духовных и физических возможностей человека, и много сегодня усилий требуется для того, чтобы вскрыть и развить уже скрытые, а также еще никогда не выявлявшиеся человеческие резервы, — не становится ли это еще одним примером? Ответим же, положа руку на сердце: разве не выглядим мы иной раз перед древними, как лилипуты перед великанами, не спешим ли мы иногда, как слепцы, ощупывающие каждый отдельную часть слона и каждый, исходя из этого, на свой лад описывающий, что слон из себя представляет?
В том, что «техника очищения души» дошла до нас, есть огромный вклад и со стороны ушу. Ибо ушу — один из очень редких путей, благодаря которому человек в состоянии на личном душевном и физиологическом опыте изведать, проверить и постичь философию древних. Ибо ушу — психофизическое воплощение и носитель этих философских идей, многие из которых не поддаются речевому выражению и описанию и которые дошли до нас лишь благодаря способности целых поколений ушуистов к постижению их путем телесного и умственного «озарения». И первое сокровище, которое должно даровать ушу обучающемуся сегодня — это дошедшие до нас от древних философия, метод познания мира и самого себя. Вместе с тем это один из эффективных путей нового всестороннего раскрытия и развития потенциальных возможностей института человека, его физических и интеллектуальных ресурсов.
Сочетание беспристрастного и пристрастного, речевого и неречевого; сочетание логического, образного, интуитивного мышления с вдохновением, т. е. всех доступных нам форм мышления; сочетание сознания, подсознания, бессознательного и инстинктов; сочетание иррационального, рационального со сверхрациональным — одним словом, сочетание всех путей познания, полная живая интеграция, однозначность ее для человека — вот в чем наша надежда. «Мистицизм» для честных его носителей не мистичен. Это лишь ярлык, приклеенный к ним логическим мышлением, считающим себя единственно правильным и исключающим остальные формы мышления как «неправильные». Философия — это душа ушу, наполняющая его самым глубоким содержанием. Китайская философия и культура, представленные монографией «И цзин» («Книгой перемен»), обобщившей достижения различных древних наук и стоящей во главе всех китайских канонов, с начала до конца подчеркивают целостный подход ко всем вещам и явлениям. И, наряду с признанием всевозможных различий между ними, делают упор на единую суть всех вещей и процессов. Философия древних уделяет пристальное внимание не структурам, а функциям, не конкретным процессам, а эффективности и результатам. Она ценит и различие, но больше ценит общность, т. е. больше внимания придает голографической (информативно всеобъемлющей) связи и функциональному тождеству структур между частным и частным, частным и целым. Противоречия между истиной и человеческими страстями решаются на той же основе.
В китайской философии были, естественно, различные школы. Весь процесс развития китайской классической философии — это история развития трех основных школ: даосизма, буддизма и конфуцианства, на всем протяжении которой они вели борьбу друг с другом, взаимно дополняли, сталкивались и сливались друг с другом. При сунской династии (960—1229 гг.) они объединились, наконец, под флагом неоконфуцианства, что носит название «слияние триады». Но слияние это не было совершенным. Представлявшее национальное самосознание и находившееся на службе у китайской традиционной политики конфуцианство имело, с одной стороны, свои заслуги в управлении страной и обществом, а с другой стороны, явно зажимало даосскую и буддистскую философии, отражавшие естественное натуральное сознание и подсознание нации. Но целостный подход к явлениям мира и общая идея относительно того, что вся Вселенная берет начало от единого корня и сходится в едином, всегда были общей основой этой триады. Стали они и основой теории и практики ушу.
Ушу целиком пропитано китайской древней наукой, культурой и искусством, оно вобрало в себя мудрость китайской нации, накопленную за тысячи лет. Историко-географические элементы, индивидуальное различие в способах и уровне мышления, а также разница в практическом опыте отдельных ушуистов-мастеров способствовали тому, что ушу сформировалось как сложнейшая система, состоящая из многочисленных школ и направлений, а также неисчислимых группировок. Но несмотря на количество школ и группировок, несмотря на то, что у каждой школы, у каждого мастера было свое оригинальное, непревзойденное по редкости и чуду мастерство, свои секреты и свой вершинный личностный опыт, в общем их всех можно причислить к пяти системам: к даосской, конфуцианской, буддийской, медицинской и к искусству (медицина и искусство также пропитаны философией триады). Общая теоретическая предпосылка всех пяти систем подчеркивает необходимость параллельного усовершенствования «души и тела», но в начальной практике каждая система делает упор на разные аспекты, что не мешает их обоюдному заимствованию.
При не очень точном обобщении можно сказать, что ушу как искусство отдает предпочтение пластике и ритму движений человеческого тела, его художественной выразительности; лечебно-медицинское ушу направлено на оздоровительные цели, на достижение долголетия; ушуистов-конфуцианцев больше интересуют проблемы этики и морали, социологии и человеческих отношений; у ушуистов-буддистов высочайшие достижения в духовном и психическом усовершенствовании; даосские ушуисты проводят серьезные исследования природы и жизненных процессов. Конечно, каждая система вырабатывает свои принципы единоборства и, соответственно, технику развития внутренних сил. Но в общем, целостном подходе все пять систем исходят из одного корня, взаимосовершенствуются, а на высших уровнях сливаются воедино, т. е. разными путями приходят к одной цели. Поэтому, говоря по существу, китайское ушу — единая школа.
Неправильно было бы предполагать, что ушу — это лишь объект философских исследований. Оно само по себе уже продукт полного слияния психофизической культуры спорта и искусства единоборства с философией. Китайская философия — не только средство исследования ушу, она сама уже неотъемлемая его часть, его душа. В силу оригинальности и специфического характера китайской философии никакая другая философская система не в состоянии заменить ее место в ушу. Слияние физических, психических и философских элементов в технике ушу достигло такого высокого уровня, которого обучающийся, не овладевший принципами китайской философии, достигнуть не в состоянии. Каждый шаг в таком обучении, преодоление каждой новой трудности, каждая новая ступень сопровождаются поворотом в сознании, поворотом в способе мышления. Без таких поворотов усовершенствование не осуществимо. А это значит, что овладение мастерством ушу высоких категорий требует синхронного овладения как его психофизической техникой движений, так и философским методом, кроющимся в ней.

2. Ушу делает упор на гармонию покоя и движений
Находясь лицом к непрерывно меняющейся Вселенной и человеческому жизненному процессу (т. е. к динамике, к движению), наши предки-мудрецы обнаружили, что тут находят место также относительно уравновешенные системы и закономерности (т. е. статика, покой), и что только при наблюдении движения «из покоя», т. е. только при наблюдении всего неустойчивого, изменчивого, движущегося с позиций сравнительно устойчивых, становится возможным одновременное познание закономерностей взаимного превращения состояний покоя и движения и овладение этими закономерностями. А затем стало возможным и практическое владение состоянием гармонии между покоем и движением. Нетрудно уловить, что подход китайских философов к проблеме состояний покоя и движения (постоянства и изменчивости и т. д.) разработан в том же духе, что и предыдущие проблемы беспристрастного (покой) и пристрастного (движение) подходов в познавательном процессе.
Ушу на высших стадиях добивается особой цели — «покоя в движении». Движение нарушает равновесие (покой), покой его удерживает. «Покой в движении» (или «движение в покое») — это динамическое равновесие. Идеальный уровень гармонии — это сохранение непрерывного безразличного равновесия психических и физических процессов в условиях движения. Ушуист находится в условиях атаки и защиты, лицом к многочисленным и мгновенно меняющимся жестоким приемам противника, причем под угрозой смерти, но и тут ему необходимо сохранить безразличное равновесие духа и тела, так же как сохраняет это равновесие идеальный шар в движении по идеальной поверхности. Причем он еще должен сохранять ловкость и легкость движений, наивысшую релаксацию, полную свободу и предельную экономию энергии. Какие качества, какие сверхнормальные психологические, физические и силовые способности открываются и формируются у человека в такой работе над собой!
Ключ к состоянию покоя или равновесия — в высшей степени спокойное, хладнокровное, трезвое состояние человеческого сознания, органически сливающего воедино все его пласты и уровни и управляющего всеми каналами связи души и тела — как внешними, так и внутренними. Такое состояние сознания сохраняет присутствие духа, покоя, почти равнодушия и одновременно повышенной трезвости в любых условиях. А в ушу сохраняет покой в условиях ожесточенной борьбы, бурных эмоций, резких, последовательных движений и ударов, огромных душевных потрясений. Образно выражаясь, это должно быть состоянием зеркальной поверхности нетронутой воды. И только такое душевное и физическое равновесие, такой покой дают возможность человеку достигнуть наивысшей релаксации духа и тела, а также наивысшей экономии энергии. Поэтому в теории ушу сказано: «Лишь бы были в покое душа, сердце и воля, а это уже само собой обеспечивает легкость и ловкость всех движений, всего тела». А на самых высоких вершинах искусства осуществляется еще гармония и синхронность слитых воедино души и тела с ритмом Вселенной. И тут опять играют роль принципы единства, принцип индукции человеко-природы, принцип их синхронности, присущие китайской философии. Когда осуществляется связь состояний покоя и движений человека с единой поступью Вселенной, то в ушу человек без подготовки встречается с покоем незыблемым; с ударом, рушащим любую поверхность. Что же касается настоящих мастеров ушу, то победа и поражения тут определяются без борьбы и до борьбы, т. е. без опасности нанесения ранений.
Цель «преследования покоя при движении» в единоборстве — это «покорение движения (противника) покоем». «Покорение (или обуздание) движения покоем» -— это специфические для высоких уровней ушу работа и техника, основанные на способности сохранять безразличное равновесие в условиях единоборства. Конкретное проявление такой работы и мастерства заключается в умении «овладеть моментом и ситуацией». Опустив подробности техники, общую картину ее можно схематически описать примерно так: хороший мастер в момент начала движения противника (начала, в обычной практике неуловимого) ощущает «индуктивно» и точно тенденцию и результат будущего развернутого движения, что называется «овладеть моментом». В тот же момент он, «отказываясь от себя, подчиняется противнику», что происходит на основе выучки и установки к «подчинению покоя движению, цели — беспристрастности». В результате мастер органически входит в ритм динамики соперника, осуществляет гармонию (единство) с его тенденцией. И тут происходит «волшебство»: в самый начальный момент движения противника, еще до осуществления им настоящего выпада, «еще в тенденции, в мотиве», его атака уже разрушена, сведена на нет, физически ликвидирована. Мастер «рассеивает» потенциально существующее неравновесие, наносимое ему соперником; последний же также потенциально теряет физическое равновесие, что им практически не ощущается: (явное ощущение этой потери возможно только в экспериментальных условиях при обучении). Несмотря на физическую демобилизацию, психически противник продолжает атаку (выпад), движение происходит по инерции, по программе, лишенной изначального двигательного импульса. Этим состоянием полной дисгармонии противника пользуется мастер. Он «подчиняет себе противника на основе своего подчинения ему». Установка: «подчинить движение покою, беспристрастность — цели». Результат: мастер вбирает всю динамическую (закрытую) систему противника в свою психофизическую систему, систему гармоничную (для мастера), открытую по отношению к противнику, что и дает возможность «пропитать» собой противника, «вобрать его в себя». Одним словом, мастер растворяет противника в своем динамическом равновесии, осуществляет динамическое единство пристрастного и беспристрастного, движения и покоя, подчинения противника себе и своего подчинения ему. Это и называется «овладением ситуацией». «Овладение ситуацией» обращается для мастера чудесами превосходства над противником, а для противника — полной зависимостью от воли мастера. «Овладение ситуацией» гарантирует мастеру последовательное преимущество, полную инициативу, что предопределяет противнику полную обреченность, всестороннюю зависимость и пересечение любой попытки выйти из этого состояния. В теории ушу это обоюдное состояние называется «мне комфортно, а тебе наоборот» или же просто рабочим термином «клей (вязкость, липкость)». Когда же лицом к лицу становятся мастера высочайших категорий, достигшие способности уравновешивать (приводить в единое равновесие) себя, противника и окружающую среду, то терпит поражение тот, кто первый задумывает атаку, ибо он первым нарушает равновесие (рушит покой), и в первую очередь нарушает свое собственное равновесие.
Нетрудно понять, что философия «преследования покоя в движении» по своим целям и значению применима не только в единоборстве. Ее назначение намного благороднее: наладить равновесие в любой форме движения, включая и такие, как человеческая жизнь, взаимоотношения между людьми, адаптация к окружающей среде и ее преобразование и т. д. Всем ведь известно, что идеальное равновесие приносит движению не только наименьший ущерб, наибольшую экономию энергии, но и наивысшую эффективность, что применимо к любой сфере человеческой деятельности.

3. Теория ушу делает упор на взаимоотношения инь и ян
Инь (пассивное, или женское начало в природе) и ян (активное, или мужское начало) — это также всеобъемлющие основные понятия в китайской древней философии. Понятия, кое в чем напоминающие две противоположности в современной теории о единстве противоположностей. Инь и ян, «мнимое» и «действительное», овладение искусством их взаимодействия и взаимопереключения — вот в чем кроется таинственная суть, на основе которой осуществляется особая техника ушу, где мастер, заимствуя силу противника, достигает эффекта победы слабого над сильным, мягкого над твердым. Но малопонятные чудеса этого эффекта, его механизм испокон веков вплоть до наших дней не укладываются в человеческом уме. И когда непосвященный видит демонстрацию этого эффекта, то для его ума это непостижимо. Ему это всегда будет казаться фикцией, обманом. Отойдя на миг от всеобъемлемости категорий инь и ян, ограничившись пределами доступной сегодняшнему читателю сферы механики, мы в настоящей статье впервые в истории приводим теорию «инь-ян» в соответствии с понятием о силе.
Грубо говоря, инь и ян — это два направления, две характеристики силы в механике, где действие — это ян, а противодействие — инь. Взаимопереключение инь и ян — это взаимопереключение действия и противодействия. Если вы при помощи соответствующих упражнений и силы воли и ума научились превращать свою мускульную силу в силовой поток, исполняющий вашу волю, и научились приводить в замкнутую цепь действие и противодействие силы противника, то любой его выпад аннулируется сам собой. Ибо как только действие и противодействие из состояния антагонизма, из противоположных направлений входят (переключаются) в состояние петли, то они поглощают друг друга, силовой результат чего — нуль. Эффект — противник теряет импульс движения, а вместе с ним и равновесие. Для создания замкнутого потока живой силы, да еще в мышцах противника, требуется, несомненно, много условий. Вооруженное древнекитайской философией ушу отвечает всем требованиям, выдвинутым этой задачей, что и создало это чудо. Ушу, используя философские положения о том, что инь-ян исходят из одного корня и в конце концов обращаются в единство, плюс положение о том, что инь и ян периодически выделяются и сливаются, обнаружило, что физическая сила человека, носитель которой обычно — костно-мышечная система рычагов, может быть преобразована путем особой тренировки в «подвижную», «сквозную силу», т. е. в поток биоэнергии, управляемый волей и свободный от рычаговой структуры. Это так называемая «сила, снявшая формы». В результате человеческое тело превращается в «проводник» силы — подобно тому, как проводником для электричества служит металл, что позволяет силе (новое качество ее, в отличие от простой грубой силы, называется «цзинь») проходить по воле мастера по его телу и по телу противника и даже выходить за пределы их тел в пространство, где она преобразуется по воле мастера в силовое биополе любой формы. А это означает, что биомеханическая система человека возводится в систему полей, где роль играют уже полевые эффекты. Поскольку такое силовое биополе управляется волей мастера, т.е. особо отработанным необычным сознанием, то в условиях такого поля становится возможным уже свободное решение проблем деления и слияния силовых «инь-ян», а также реализация «петли» и других биомеханических задач. В условиях такого поля там, где присутствует «воля», существует и функционирует «действительное», а там, где «воли» нет, существует и функционирует «мнимое».
Вот в чем заключаются основное содержание и теоретические основы «инь-ян», «мнимого» и «действительного» в ушу, сочетающие древнюю философию и современные научные познания, ограниченные тут пока сферой механики. Мы уверены, что стоит современной науке воспринять эти понятия, добытые опытом, проверить их экспериментально, произвести экстракцию под углом человеческих нужд, как настанет пора последовательной перестройки не только современной биомеханики в целом, но и всего современного спорта и физкультуры.
Что же касается пристального внимания к силовому противодействию, его использования и бесчисленных чудес, кроющихся в его принципе, то нетрудно обнаружить, что оно берет начало от изречения Лао-цзы: «Противодействие — движение дао» — и от таких древнекитайских философских идей, как «инь-ян» и другие. Изумительный эффект «победы мягкого над твердым» осуществляется в пределах того же силового решения, о котором была речь выше. И выявлен он, несомненно, под влиянием идеи Лао-цзы о том, что «слабость — применение дао».

4. «От приобретенного к врожденному» — обратный жизненный процесс
«Путь от приобретенного к врожденному (или к натуре)» — это общее положение, которым руководствуются как в ушу, так и в цигуне, в лечебных и оздоровительных целях. Идеал этого положения — возврат к физической молодости (буквально — к детству) или даже достижение бессмертия; оно также связано с идеей «противодействие — движение дао». Вместе с тем это и путь к всестороннему выявлению и полному развитию психофизического потенциала человеческих возможностей, путь к формированию суперкачеств души и тела. Когда говорят о «врожденном», имеют в виду понятие о закономерностях происхождения любых «вещей»; под словом «приобретенное» подразумевают закономерности развития и исчезновения (гибели) «вещей». У нас оно еще специфически называется «развитием вниз по течению». «Возврат от приобретенного к врожденному» имеет в виду замкнутый круг жизненного процесса, направленный на омоложение. При неидеальном сравнении с механической терминологией, использованной выше, можно сказать, что «приобретенное», т. е. «развивающееся вниз по течению», направление жизненного процесса — это как бы действие силы (ян), а «возврат» выражается в использовании обратной силы, т. е. противодействия (инь), жизненного процесса, «развивающегося (или возвращающегося) вверх по течению», т. е. идущего обратно, восстанавливающего жизненную активность «обратным путем». Древние китайцы из века в век, из поколения в поколения упорно нащупывали этот «обратный путь к обретению заново молодости», вследствие чего возникла теория, целое учение о том, что «вниз по течению — смертные; вверх по течению — бессмертные». А это значит, что закономерность жизненного процесса людей обыкновенных (смертных) — это известный всем естественный закон природы, жизнь «приобретенная», жизнь «вниз по течению»; в противоположность ему предполагается жизненный процесс «вверх по течению», процесс, на первый взгляд, противоестественный, а на самом деле такой же естественный, как «проточная сила» противодействия в биомеханике, еще не многими познанная и обычно людьми не учитываемая. Причем этот путь ведет жизнь в обратном направлении, к «обретению заново молодости», к естественности «врожденной», к психофизическим качествам «начала жизни», начального ее, самого здорового и сильного «заряда», т. е. это путь к бессмертию.
Существуют ли люди, достигшие бессмертия? На этот счет, кроме легенд и преданий, у нас данных нет. Но люди, продлившие этим путем свою жизнь и вскрывшие, развившие свои духовные и физические резервы, действительно существуют. Эти явления, несомненно, заслуживают особого внимания. Не меньший интерес представляет и вся гипотеза об «обратном» жизненном процессе в целом. В иных отношениях эта гипотеза выражается и другими словами: «возвращение к простоте и истинной натуре».
Здесь необходимо дать краткую, поверхностную интерпретацию отдельным ключевым положениям даосской философии, которыми руководствуются ушуисты и цигунисты в своей практике, а особенно во внутренней работе над своим психофизическим и духовным самосовершенствованием. Положение даосской философии о мироздании и порождении всех вещей выражено Лао-цзы в изречении: «Дао рождает одно, одно рождает два, два рождает три, а три — 10 тысяч вещей». Ушуисты и цигунисты понимают это изречение так же, как и философы, но с некоторым преимуществом перед последними, т. е. с преобладанием личных ощущений душевного и физического опыта и опыта познания себя и мира путем экстрасенсорики, путем сверхчувственного «озарения».
Дао — это естественный закон как объективного, так и субъективного мира, существующий неотделимо от материальной субстанции ци. Субстанции, в отличие от известных миру материальных частиц — это что-то сплошное, из чего при различных формах сгущения образуется всё и вся в нашей Вселенной. «Одно» — это ци в состоянии тайцзи, т. е. в состоянии, в котором ци уже выделяется во что-то положительное и отрицательное (ян и инь), но где инь и ян, несмотря на свое различие, еще неразделимы, еще не вступают в «противоречие», не определяются как противоположности, а носят особый характер и свойства и имеют особую возможность растворять в этом состоянии «более твердые, более густые» формы и инь, и ян, т. е. инь и ян, уже позже оформившиеся в самостоятельные противоположности. Поэтому «одно» — это как бы промежуточная среда, промежуточное поле, промежуточное состояние между (например и для сравнения) действием и противодействием сил биоэнергии, но состояние, исключающее противоречие между двумя противоположностями. Между прочим, от термина «тайцзи», обозначающего такое состояние, ведет свое название один из богатейших по своему содержанию вид ушу — тайцзи-цюань, т. е. «единоборство по принципам тайцзи». «Два» — это уже определившиеся инь и ян, вступившие в противоречие, в состояние полностью оформившегося отрицательного (или негативного, женского) и положительного (или позитивного, мужского) начал в природе вещей, т. е. выступающие уже как два противодействующих полюса, как противоположности, вступившие в противоречие. «Три» — это инь и ян плюс «индуктивное» поле между ними, их взаимодействие, вследствие которого рождаются «все вещи». Схема такого всеобщего закона рождения «вещей» — это в то же время закон жизненного процесса «по течению вниз». Жизнь человека не исключена из этой схемы. Он тоже порожден состоянием «три». Основное вещество, из которого состоит весь организм (формы) человека, называется в китайской медицине (а также в философии) термином «цзин» (особо сгущенное ци). Поэтому обратный путь к «обретению заново молодости» в практике ушу и цигун характеризуется пятью основными этапами, идущими по схеме в обратном направлении:
  1. «переплавка» форм (т. е. всего организма человека) в цзин — первое всестороннее превращение «приобретенного» человеком во «врожденное», основное, однокачественное вещество (одно из «всех «вещей»);
  2. «переплавка» цзин в ци — т. е. обращение основного вещества в состояние «три»;
  3. «переплавка» ци в шэнь (в «дух») — обращение состояния «три» в состояние «два», т, е. в ци-инь и ци-ян;
  4. «переплавка» шэнь («духа») в сюй («пустоту») — обращение состояния «два» в состояние «одно», т. е. в тайцзи, о котором была речь выше;
  5. работа над «пустотой» (над тайцзи) с целью привести ее в гармоничное соответствие (или полное слияние) с дао — обращение состояния «одно» (т. е. ци с признаками инь и ян, лишенных противоречивости) в первоначальную, исконную, однокачественную ци, без малейшего признака инь или ян.
Дао — понятие, в котором сливаются высшие достижения китайской философии и медицины, да и всех других смежных наук, дошедших до этой высоты разными путями. Ибо подчеркиваемые многими философскими и религиозными течениями «гармония слияния с дао» (даосизм), «озарение и осознание пустоты» (буддизм), «возвращение в «уцзи» — первичное состояние ци» (конфуцианство), «натурально истинные люди» (медицина) и «ничто, небытие», в сущности, подразумевают одно и то же. До сих пор немало ученых и читателей осуждают теорию «недеяния», составляющую один из важнейших аспектов даосской философии, считая «недеяние» философией людей пассивных, разочарованных, питающих пессимистическое отвращение к жизни. Положение о «возврате от приобретенного к врожденному» и предыдущие доводы убеждают нас в том, что это великое недоразумение. «Недеяние», по Лао-цзы, — это не «безделье», а отсутствие воли и деятельности, нарушающих естественный ход вещей, нарушающих законы природы, ибо дао (всеобщий закон природы) «ничего не делает и делает все», т. е. мир создан всесильной природой, у которой не существует мотивов, желаний, воли и деятельности в человеческом их понимании. Только при полном соответствии и гармонии, при полном единстве человеческой воли и деятельности с естественным ходом вещей, с естественными законами, что достигается лишь «пристрастной» деятельностью на основе «беспристрастного» познания, человек может быть таким же всесильным, как природа. «Недеяние» здесь равняется «беспристрастию». Кроме того, состояния «недеяния» еще надо добиться, его надо «сделать», что у Лао-цзы так и выражено: «делать недеяние». Здесь прямое указание на путь к самосовершенствованию. Ибо «приобретенное» человеком уже лишено естественности; чтобы вернуться к начальному естественному состоянию (слиться волей и деятельностью с природой), человеку необходимо самое активное «деяние», самые настойчивые усилия, направленные «по течению вверх», при помощи чего только и возможно достигнуть дао (т. е. состояния «недеяния»); а «недеяние (природы и соответствующей ей человеческой воли и деятельности) делает все», так же как цель «возврата к врожденному» — не смерть. Все это ясно демонстрирует, что это философия, ратующая за активные поиски методов, при помощи которых человек будет в состоянии «превзойти природу на основе подчинения ее законам», т. е. сможет научиться управлять и пользоваться ей, не нарушая ее законов. Это философия, направленная на восстановление гармоничного единства человека с природой, единства на совершенно новой основе. Отсюда вытекает, что при изучении классических философских текстов нельзя придавать значение лишь их буквальному смыслу, чем до сих пор страдают современные исследователи. Практика ушу непрерывно доказывает, что классические тексты необходимо расшифровывать, что лишь при верной расшифровке мы будем в состоянии постичь их бесконечно богатое содержание. Предпосылкой же для верной интерпретации являются поворот в методе и способах мышления, более широкий кругозор, большая чуткость к законам природы, особенно к законам человеческой природы. Многих и многих удивит убеждение настоящих мастеров ушу, подтверждаемое практическими эффектами, в том, что принцип «недеяния», принцип «естественное дао не борется, но умеет побеждать» выражается в ушу как искусство побеждать без усилий, т. е. используя лишь волю, не прибегая к физической силе. «Воля» здесь опять таки специфическое понятие в системе ушу, где она гармонирует с законами природы, «ничего не делает (противоестественной физической силой) и делает все (в силу своей гармонии, своего единства с естественными законами)».

5. Путь качественного перерождения ушу, путь к совершенству
Физическое и духовное развитие человека, все, приобретенное им после его зарождения, пропитало его множеством противоестественных привычек, навыков, наклонностей, ставших его «второй натурой». Поэтому для настоящего, подлинного здоровья человека необходим его возврат к природе, к естественным законам жизненного процесса. Но это ни в коем случае не возврат к дикому, варварскому или просто животному состоянию, это даже вообще не «возврат», а создание естественного, гармоничного слияния души и тела на качественно новой основе. Это значит, что человек должен прорвать заколдованный круг своих противоречий между первой и второй натурами, выйти из их рамок, перешагнуть через себя, привести свое социальное сознание, поведение и образ жизни к гармоническому единству с врожденной натурой, со всей природой. Гармоничный мир в состоянии создать только гармоничные люди, так же как крепкое здание можно создать только из крепкого материала. Когда мы подчеркиваем, что философия — основа ушу, то делаем мы это и потому, что ушу при помощи философии также осуществило такое качественное перерождение, где оно перешагнуло через себя, перестроило свою натуру и возвысилось над собой.
Ушу возникало, как и любой другой вид единоборства, на базе инстинктов самозащиты и атаки. Потом оно стало военным (а также спортивным) искусством и пошло на службу войне. Его история пропитана кровью, бесчеловечной жестокостью. Практика борьбы не на жизнь, а на смерть, решимость победить, отстоять свою жизнь, уничтожить врага, ощущение угрозы и опасности для своей жизни, критичности схваток, сопутствовавших рукопашной борьбе, и передача всей этой психологии из поколения в поколение, плюс философская глубина, обдуманность, тщательное прорабатывание и совершенство техники — все это обрабатывало сердце и тело бойца. Особый прорыв в области психологии и биомеханики превратил ушу в такое грозное искусство, с мощью которого трудно сравниться любому другому виду единоборства. Все это определило жестокую, смертоносную, бесчеловечную первоначальную сущность китайского ушу. Такого рода жестокость в наши дни, возможно, применима и допустима лишь на войне, но ни в коем случае не допустима в мирном спорте. Тем не менее, и в нынешнем спорте, пусть обусловленном и ограниченном правилами соревнований (к чему, между прочим, настоящее ушу не в состоянии адаптироваться в силу своих системных принципов), оснащенном всякого рода защитными средствами, сущность жестокости, процент увечья изменились лишь количественно. Жестокость тут лишь приобрела вид цивилизованной законности.
К счастью, различные сферы человеческой деятельности, базирующиеся на животных инстинктах и социальной конкуренции, проходят и переживают трудный, тернистый, извилистый путь «перешагивания через себя», путь от стремления удовлетворить животные инстинкты и социальные потребности до действительно человеческого стремления достигнуть тайны сущности своего существования, своего истинного назначения, а вместе с тем достигнуть вершин человеческого духа. Ушу в этом отношении не исключение. «Дойдя до крайности, вещь неизбежно превращается в свою противоположность» (конечно, не в прежнюю), — гласит китайская мудрость. Прорыв в области психологии и биомеханики, приведший к крайней жестокости и смертоносности ушу, привел его и к другому. Как в теории, так и на практике было выявлено, что «терпит поражение тот, кто первым приходит в движение, и, чем сильнее и внезапнее выпад атакующего, тем более жестоко его поражение». Вследствие чего в первый тактический (и технический) принцип было возведено принципиальное правило: «Не двигаться, не атаковать первым». Вместе с тем было установлено, что присудить победу одной из сторон стало вполне возможным до схватки и без схватки, т. е. без физического ущерба для любой стороны, ибо победа неизбежно принадлежит стороне, «овладевшей ситуацией», что можно определить в самый начальный момент выпада атакующего и не позже, чем при первом соприкосновении обеих сторон. Более того, никакой судья не в состоянии уловить «ситуацию», она ясна лишь обоим противникам, за чем обычно следует вежливый салют обеих сторон друг другу, без сообщения другим об исходе схватки. Как видите, тут отпадает соревнование со зрителями и судьями вообще. Остается лишь место для мирного и чисто научного взаимного обмена техническим опытом и методами психофизической подготовки. Подготовка обычно сложна и многогранна, для перерождения привычных динамических стереотипов в новую технику требуется длительная работа (не менее двух лет), на протяжении которой схватки вообще запрещаются. Затем следуют упражнения на соприкосновение, совершенно безопасные, при которых каждая сторона учится решать всякого рода силовые задачи, во время которых ушуист приобретает и технику применения «работы» (кунфу), и уверенность в ее эффективности. В итоге к нему приходит «понимание цзинь», т. е. свобода в восприятии «проточной силы», в управлении ей и в использовании силовых полей. Прибавьте целительный медицинский аспект, новое мышление и новые идеалы — и вы увидите, что вся школа ушу высоких уровней не только сводит до минимума спортивные травмы, но и как-то удивительно (а может быть, и неизбежно) совпадает с наивысшими принципами гуманистической этики, с естественными законами органической жизни, с подлинными целями физической культуры и помогает человеку «через одно понять все остальное». Ушуисты-предшественники, озаренные таким путем и постигшие ценности, с которыми уже не идут в сравнение никакие другие (а тем более не идет в сравнение примитивное понимание ушу как средства физической победы над противником), уже давно пришли к выводу, что главная цель ушу — поиск дао (т. е. постижение и реализация истины). Они же, руководствуясь новым пониманием назначения ушу, снизили ценность первобытного физического единоборства до минимума, отведя ему «последнее место» — место «пустячного ремесла», или «детской забавы». Вполне очевидно, что ушуистами-предшественниками уже был осуществлен и закончен переход от полуживотных инстинктов и спортивного азарта к наивысшим духовным запросам, от «детской забавы» к духовной зрелости. Этим самым ими уже был подан блестящий пример всем последующим поколениям — и ушуистам, и занятым в других сферах человеческой деятельности, стремящимся осуществить такой же переход или скачок в том же направлении.
Большие мастера ушу знают, что при стремлении «научиться драться» высокими уровнями ушу овладеть невозможно, а люди, овладевшие такими уровнями (и смертоносной техникой включительно), уже лишены желания и азарта «попробовать, кто кого одолеет», ибо им уже понятны ценности ушу, далеко превышающие ценность «детской забавы». Они уже на другом пути. И зачастую становится просто обидно, даже больно, когда видишь, что люди закрывают глаза на все благородное богатство ушу и уходят к ребячеству. Современные школы ушу высших уровней (а их немного) ведут учащихся к достижению высших его стадий. Они помогают ученику в сравнительно краткий срок осуществить переход от «детства к зрелости», к пониманию высшего назначения ушу как искусства и себя лично как человека. Так в девятимесячный период переживает человеческий зародыш всю эволюцию физического развития человечества. В древнем Китае все предметы науки, все отрасли научных знаний были «взаимопроточны», взаимодополняемы, все они базировались на одной теоретической и философской основе, созданной, в свою очередь, за тысячи лет самого кропотливого статистического труда и абстрагирования. Ушу пропитано духом именно такого единства, пропитано достижениями самых различных наук. И именно данное обстоятельство привело к тому, что ушу в отношении к своей центральной первобытной цели (ранить, победить, уничтожить противника, отстояв этим путем свою жизнь) «уничтожило самое себя» и, переродившись, сбросив с себя шелуху всего старого, сменив даже свою отжившую душу, выявило в себе качественно новые ценности. Его коренное перерождение вылилось в то, что из средства жестокого, беспощадного, бесчеловечного обращения с человеческой жизнью оно превратилось в психофизического носителя высших достижений китайской традиционной культуры, превратилось в средство, в методы, в путь закалки здоровья и духа, познания мира, поисков истины, испытания и проверки на себе философских положений и формирования наивысшей человеческой натуры. Техника боя при этом не потеряла ни своих динамических свойств, ни грозной мощи. Но она изменила свои цели, функции и общее назначение. Роль ее как средства постижения философских идей путем умственного, душевного и физического опыта незаменима, ибо ничто не может заменить свойств ощущаемости и осязаемости, чуткости души и тела в процессе испытания ими тех эффектов, которые возникают при занятиях ушу и проявляются на уровне биомеханики, физиологии и психологии человека. Именно поэтому и лишь в силу этого сохранилось центральное положение техники в системе ушу, ее ценность в общем комплексе основной подготовки и при переходе на каждую качественно новую ступень во всем психофизическом аспекте ушу.
Европейскому (да и современному китайскому) складу ума может показаться непостижимым и даже диким такое серьезное внимание, такое глубокое почтение к древней китайской философии, к этой «белиберде», к этому «бреду», какими она ему иногда представляется. В другом случае он может недоумевать, может диву даваться: как все это можно понять и тем более как это можно применить к какой-нибудь практической деятельности человека? На что мы можем только сказать: все дело лишь в правильной расшифровке на основе практического опыта. А еще — что мир нам представляется разным в зависимости от цвета стекол очков, которые мы носим. Если же и этого недостаточно, то пусть люди пока удивляются и недоумевают, а сами мы займемся более интенсивными исследованиями, чтобы в один прекрасный день стало возможным донести до каждого человека все богатство мудрости древних умов.
Так чем же манит к себе сердца и души людей ушу? А тем, что оно — комплексный носитель не менее чем пятитысячелетней традиционной китайской науки и культуры, философии и искусства, знаний о космосе, Земле и человеке, техники единоборства и методов здравоохранения, методов психического и физического лечения, методов усовершенствования нравственного и деятельностного поведения, способов выявления «сверхобычных» психофизических качеств и способностей, хранящихся в человеческом резерве; носителем средств и путей формирования наивысшей этики, наивысшей зрелости духа; носителем особого мировоззрения, расширяющего кругозор человека, формирующего иные формы мышления и открывающего пути к проникновению в мир, другими методами не познаваемый. Ушу манит к себе тем, что оно — путь к истине, к подлинно прекрасному, к настоящей доброте. А еще тем, что оно дает неоценимого качества заряд и толчок к новым поискам, открывает ворота к нынешним и завтрашним исследованиям в области науки о человеке и жизни, к новым открытиям в исследовании тайн Вселенной, тайн жизни. И только такое ушу как бесценный подарок должна положить китайская нация к ногам человечества. Техника боя тут уже не так важна. Главное — гуманизм китайского народа, его техника усовершенствования души и тела, его философская мудрость и кристальной чистоты этика.

Игорь Д, 10-08-2009 04:23 (link)

No title

        Многим любителям боевых искусств знакомо название «ушу», однако отношение европейцев к этому древнему и сложному боевому искусству неоднозначное. Любители жёстких контактных поединков придерживаются мнения, что ушу, по большому счёту, просто гимнастика (или балет), которую приятно делать по утрам, плавно двигая руками в пространстве и делая суровое лицо, впитывая в себя какую-то космическую энергию, а прикладной характер  в этом виде единоборств отсутствует напрочь. Другое дело карате, кик-боксинг или тайский бокс - это настоящее мужское рубилово на ринге, а все эти полёты по воздуху и всё такое, просто ерунда. При этом большинство людей не знает об ушу ничего, кроме того, что «это гармонизирует и полезно для здоровья», хотя закреплению славы за уже назваными выше муай тай или каратэ как «настоящими боевыми искусствами» способствовали именно представители ушу в кино: Брюс Ли, Джеки Чан, Джет Ли, Марк Дакаскос. Парадоксально, но факт - рекламу и имидж каратэ создают ушуисты.
Несмотря на такое пренебрежительное отношение к ушу у «знатоков», оно всё же остаётся боевым искусством, а не просто гимнастикой. В качестве примера приведу одну правдивую историю, которая случилась в далеком 1909 г. В город Шанхай прибыл на гастроли знаменитый боксёр О-Брайен. Он вызвал на поединок всех желающих, пообещав свернуть шею любому китайцу. Вызов О-Брайена принял Хо Юаньцзя, пятидесятичетырёхлетний уроженец Хэбэя, носитель традиции стариной родовой школы Мицзун цюань. Подготовка к матчу затянулась, так как Хо отказывался принять ограничения, связанные с безопасностью партнёра, и настаивал на проведении настоящего поединка. В конце концов, когда договоренность о проведении боя с грехом пополам была достигнута, нервы О-Брайена  не выдержали, и он тайно покинул Шанхай.
Ушу как спортивное направление в России стало официально развиваться с 1985 года, когда Г.Н. Музруков (сейчас - президент Федерации ушу России) направил генеральному секретарю ЦК КПСС М.С. Горбачеву письмо, в котором предложил культивировать в СССР китайскую гимнастику ушу как компонент улучшения советско-китайских отношений в области культуры. В тот момент, как писала пресса, «советские руководители активно искали новые пути сближения с Китаем, и предложение Г. Музрукова, несмотря на действовавший запрет на изучение каратэ и всего связанного с восточными боевыми искусствами, было принято». Именно в это время в стране начался настоящий бум ушу. Несмотря на такую короткую историю, сейчас ушу в России вполне сложившийся и развитый вид спорта. Российская сборная команда является неоспоримым лидером в Европе, а на мировом уровне уступает только Китаю, а с 2005 года Ушу является Олимпийским видом спорта.
Ушу - это целый мир боевых искусств, здесь есть всё: плавность, гибкость, отточенность движений, которые гармонично сочетаются с элементами повышенной сложности и силой - высокие прыжки с поворотом в полёте на 360, 540, 720 градусов и последующим приземлением в шпагат, сложные равновесия, следующие за суперскоростными движениями, когда сердце бьётся бешено, а ты должен хладнокровно замереть в равновесии до сигнала судьи. И 10 секунд кажутся вечностью не только спортсмену, но и зрителям. Поверьте, такой физической нагрузки Вы не получите ни в каком другом виде спорта и  не передать словами то чувство гордости за  владение своим телом,  когда вы выполняете сложные элементы, когда шпагат для вас - очень комфортное положение и вы можете наносить удары  буквально из любого положения. Для любителей выяснения отношений на ринге существует стиль Саньда.
В заключение хочу высказать своё мнение относительно преимуществ ушу перед другими единоборствами. Поверьте, после комплексной подготовки тела и духа, которую получают в ушу, карате или кикбоксинг для Вас будет просто лёгкой разминкой, переход в другой вид боевых искусств станет очень лёгким. Только я очень сомневаюсь, что человек, который начнет тренироваться ушу, когда-либо захочет перейти в другой вид боевых искусств.
 

Игорь Д, 10-08-2009 04:03 (link)

No title

УшуПечать Термин «ушу» в переводе с китайского означает «боевая (или воинская) техника (или искусство)». Этот термин существует с начала XX века, раньше использовались термины «цзицзи», «цзи-цяо», «цзиюн», «цюаньшу», «цюаньюн» (которые переводятся, соответственно, как «техника ударов», «техническое искусство», «герой техники, «кулачная техника», «кулачные герои». Последнее из эих названий (цюаньюн) — самое древнее, оно упоминается в «Книге песен» — «Шицзин», датируемой XI—XII веками до нашей эры).

Основными задачами Ушу являются: укрепление здоровья, продление жизни, самооборона (последнее — не во всех стилях). Включает работу без оружия (тушоу) и работу с оружием (дайсе). То и другое существует в виде отдельных упражнений, технических комплексов (таолу) и произвольных упражнений.

Тренируются в одиночку, парами, группами. Самозащита без оружия (фаншэнь) и спортивные контактные поединки «саньда» (что означает «рассеянные удары», т.е. не объединенные в комплексы формальных упражнений), строго говоря, в ушу не входят.

Ушу имеет огромное количество стилей и школ. Практически в каждом уезде Китая, часто в каждой деревне есть свой стиль или хотя бы вариант стиля ушу. Наиболее известными считаются, по одним сведениям, 130 стилей, по другим — 80.

Каждый из них имеет свое название. Как правило, в него входит слово «кулак» (цюань), а также ряд признаков: место создания (южный, северный, шаолиньский); сходство с движениями животных (кулаки обезьяны, когти орла, богомола, журавля); особенность движений (длинный, скользкий, мягкий); имя создателя школы (стиль Ян, Чэнь, Ча, Мо, Хун). Но бывают и характерные для китайцев образные названия стилей («Цветок сливы», «Красный кулак»).

Из поколения в поколение передавались легенды о создателях различных школ ушу. Например, считалось, что родоначальником стиля «Обезьяны» (Хоу-цюань) был сам царь обезьян. Появление стиля «Направленная воля» (Синь-И-цюань) традиция связывает с легендарным полководцем Юэ Фэем. Согласно легенде, знаменитый стиль «Пьяницы» был разработан монахом Лу Чжишенем, согласно другой — знаменитым поэтом Ли Бо, а стиль «Потерянный след», или «Лабиринт», — бывшим воспитанником Шаолиньского монастыря монахом Янь Цином.

Все эти легенды, где история переплеталась с вымыслом, рождали чувство общности у мастеров ушу с национальными героями, одухотворяли выбранный ими путь.

Исторически сложилось так, что в старом Китае в одно и то же время существовали три крупных центра ушу, каждый из которых имел особенные, только ему присущие черты. Эти центры стали родоначальниками трех основных направлений традиционного (или народного) ушу: шаолиньского, уданского и эмейского.

Уданское ушу

Уданское направление сформировалось на базе религиозно-философского учения даосизма, связанного с постижением человеком его «дао», то есть Пути. Даосизм, основываясь на учении о двух началах инь-ян и пяти первоэлементах, стремился достичь их равновесия, что давало человеку путь к бессмертию. За два тысячелетия даосские монахи, исходя из «Книги перемен», создали сложную систему оккультных наук, геомантии и хиромантии. По всему Китаю шла молва о чудесах, творимых подвижниками дао, об их умении летать, вызывать землетрясения, повелевать громом.

Для даосских отшельников внешнее было неотделимо от внутреннего, то есть неподготовленное тело не могло стать обителью высшей мудрости и духовного совершенства. Вот почему они разработали различные психорегулирующие системы, сочетавшие в себе дыхательные упражнения, оздоровительную и военно-прикладную гимнастику, а также строжайшую диету.

Создавая гимнастические комплексы, даосы стремились укрепить внутренние органы, добиться эластичности мышц, подвижности суставов, прочности сухожилий, чуткости нервных окончаний и хорошего кровообращения. Физические упражнения были неразрывно связаны с дыхательными. Желая постичь секрет долголетия, монахи пытались перенять способы дыхания у животных и птиц, живших дольше человека. Чтобы воссоздать их ритм дыхания, приходилось принимать сложные позы, которые, превратившись из статичных в подвижные, легли в основу так называемых «звериных» стилей, характерных для всех направлений ушу.

Первый из дошедших до нас трактатов ушу уданского направления был написан в III в. лекарем-даосом Хуа То, назывался он «Игры пяти зверей». Его автор еще при жизни стал человеком-легендой, а после смерти он был обожествлен. Хуа То писал: «У меня есть своя система упражнений... В ней используются движения тигра, оленя, медведя, обезьяны и птицы. Система эта излечивает болезни, укрепляет ноги и сохраняет здоровье надолго. Заключается она в прыжках, наклонах, раскачивании, ползании, вращении и сокращении мышц путем напряжения».

Дальнейшее развитие эта система получила в даосской секте «Высшей чистоты». В крупном даосском центре в горах Уданшань в провинции Хубей произошло формирование уданского направления как методики достижения здоровья и долголетия путем психомедитативного проведения энергии «ци» по 12 каналам внутри тела; дыхательных, психофизических упражнений на основе звериной гимнастики; сексуальной практики; диетологии.

Считается, что мягкие стили, отличающие уданское направление, зародились в III—V веках, а становление их произошло в IX—XIII вв. — блестящем периоде китайской истории.

Почему же уданский стиль ушу называют мягким? Все его школы (Тайцзи-цюань, Багуа-чюань, Синь-И-цюань и др.) стремились привести человека в состояние естественности, единства с окружающим миром. А тот, кто совершал или провоцировал нападение, нарушал это единство и равновесие и как чужеродный элемент был обречен на гибель. Отсюда приоритет обороны, но даже она почти лишена элементов агрессии.

Основные принципы всех мягких стилей уданского направления сводятся к следующему.

1. Непрерывность и взаимосвязанность сменяющих друг друга движений.

2. Плавность и округлость движений.

3. Своевременное расслабление, позволяющее «двигаться будучи в покое и будучи в покое оставаться настороже». Все тело должно быть подобно мягкому шлангу, наполненному энергией.

4. Гармония внешнего и внутреннего движения. Работа рук, ног, бедер — это внешнее движение, а контроль за дыханием, разумом и волей — внутреннее.

5. Сочетание мягкости и твердости. Внешняя мягкость и расслабленность порождают предельную жесткость в момент удара или блока. «Корень сокровенной пружины произрастает из сердца» — такая фраза неоднократно встречается в уданском ушу. Следует научиться устранять все отвлекающие мысли, сосредоточившись на сути движений.

Движения эти, сгруппированные в строгой последовательности по нарастанию их сложности, известны под названием «тао». В Древнем Китае считалось, что первые тао были разработаны некой цивилизацией доисторических времен, которая, «перед тем как исчезнуть», передала их людям как путь физического и духовного совершенствования.

Для «тао» всех школ характерны чередование мягкости и жёсткости, расслабления и концентрации, быстроты и остановок, а также четкий ритм, чувства дистанции и времени, правильное дыхание и распределение энергии! Обязательным требованием является возвращение в исходную точку, из которой начиналось движение. Как правило, при выполнении тао не допускалась импровизация, его следовало воспроизводить с точностью до малейших деталей. Объяснялось это тем, что их разработчики — основатели школ или прославленные мастера — являлись носителями единого Знания, вестниками богов, а сами тао — средством к единению с Космосом, к пробуждению и концентрации жизненной энергии.

Схемы движений в тао воспроизводят священные геометрические фигуры-символы: квадрат, круг, спираль. Даже количество движений соответствует «магическим» числам. Все тао различных школ уданского ушу прямо связаны с теорией 8 триграмм и 64 гексаграмм «Книги перемен». Каждое движение в них несет философский смысл и магическую символику. Например, тао звериных стилей призваны даровать могущество, стремительность, бесстрашие и неуязвимость. А выполняющий их находится под покровительством того божественного животного, чьи движения он воспроизводит.

В уданском ушу часто встречается образ Мягкого и Слабого, побеждающего Твердое и Сильное. На поле боя ловкость и увертливость одолевают грубую физическую силу. Податливость обращает натиск врага против него самого, использует его силу для его же уничтожения. Более двух тысячелетий тому назад Ле-цзы написал: «В Поднебесной есть путь к постоянным победам и путь к постоянным поражениям. Путь к постоянным победам называется слабостью, путь к постоянным поражениям называется силой. Оба эти пути легко познать, однако люди их не знают...

Идущему впереди тех, кто; слабее его, грозит опасность от равного ему; идущему впереди тех, кто сильнее его, не грозит опасность... хочешь быть твердым, сохраняй твердость с помощью мягкости; хочешь быть сильным, береги силу с помощью слабости».

Шаолиньское ушу

Другим крупным направлением в ушу является Шаолиньское (Шаолинь-пай), включающее в себя около 400 разновидностей основных стилей. До наших дней дошло предание о том, как появился боевой стиль Шаолинь.

В 520 г. небольшая группа приверженцев буддизма отплыла из Индии к берегам Китая, чтобы наставить на путь истины властителей Поднебесной. В их числе был двадцать восьмой буддийский патриарх Бодхидхарма, основатель широко известной на Востоке секты Дхьяна.

Бодхидхарма был третьим по старшинству сыном индийского раджи Сугандха, принадлежащего к касте брахманов. Полученное им образование соответствовало его высокому положению: он изучал традиционные воинские искусства, древние Веды, буддийские сутры. Особенно его привлекала теософия, учение о единении человеческой души с божеством. Чтобы узнать сокровенные истины буддизма, Бодхидхарма вступил в секту йогачара, а затем основал свою собственную. Однажды, узнав о трудностях приверженцев буддизма в Китае, он решил отправиться в эту страну.

Однако к моменту прибытия Бодхидхармы и его сподвижников буддизм в Китае переживал далеко не худшие времена. Около 50 монастырей и 30 тысяч буддийских храмов распространяли через своих послушников чужеземную религию. Сразу же по прибытии Бодхидхарма добился аудиенции у правителя царства Северный Вэй. О чем они беседовали, неизвестно, но только после этого разговора Бодхидхарма отказался от своих планов изменения религиозной жизни Китая и удалился в небольшой монастырь Шаолинь, расположенный на окраине этого царства в провинции Хэнань.

Здесь он, чтобы познать истину, девять лет провел в полном одиночестве в горном гроте, молясь и медитируя. После этого он стал усердно проповедовать Чань («чань» по-китайски то же самое, что «дхьяна» на санскрите — «медитация»). Это учение, являясь разновидностью буддизма, ставило во главу угла укрепление тела и духа во имя постижения вечных истин. Вот почему Бодхидхарма начал проповедовать Чань с преподавания ушу, упорной физической тренировки тела как «вместилища духа».

От Бодхидхармы ведут свое происхождение многочисленные чаньские военно-прикладные дисциплины, составившие в конце концов 72 воинских искусства. В древнем трактате говорится: «В парчовом мешочке хранятся 72 драгоценных искусства. Восемнадцать из них — трактат кулачного боя, в других восемнадцати описываются методы владения оружием. Остальные посвящены овладению Ци, упражнениям на твердость и мягкость, приемам захватов...» Шаолиньские упражнения, развивая кости и суставы, способствовали укреплению всего организма. Овладевший ими человек мог наносить удары любой частью тела.

Наследие Бодхидхармы развивали его последователи. Особое мест занимает среди них мастер Цзюэ Юань, живший во второй половине XIV века. Это был блестяще и разносторонне образованный человек. Увлечение философией победило все остальные привязанности, и он удалился в монастырь Шаолинь, чтобы полностью посвятить себя изучению проблемы единства духа и тела.

Будучи искусным фехтовальщиком, он не только овладел основной школой шаолиньского ушу, но и усовершенствовал ее. Цзюэ Юань разработал комбинации видов обороны — «72 шаолиньских приема захватов и освобождений». Позднее они вошли в арсенал почти всех школ ушу, но под разными названиями. Вот лишь некоторые из них: «Секреты шаолиньских захватов», «Искусство боевых замков», «72 тайных захвата», «Искусство разрыва связок и сухожилий», «Коварная или дьявольская рука».

Эти 72 приема были основаны на точном знании анатомии, на законах биомеханики и ориентированы на болевые точки. Еще раньше мастера ушу открыли, что из нескольких сотен акупунктурных точек, имеющихся у человека, 108 могут при давлении на них усилить либо ослабить удар или захват. В их число входят 36 точек, поражая которые в соответствующее время и с определенной силой можно убить человека. Кроме того, имеются точки, воздействуя на которые мастеру ушу нетрудно вызвать приток или резкий отток энергии, вплоть до обморока, шока, удушья, припадка. Из Китая искусство 72 захватов пришло в Японию и трансформировалось в боевом единоборстве айки-дзюцу.

Последователи Цзюэ Юаня разработали комплекс из 170 приемов на основе стилей «Тигра», «Дракона», «Леопарда», «Змеи», «Журавля».

Стиль «Тигра» как наиболее жесткий и силовой использует в основном энергию разрывания. В стиле «Дракона» сила не играет главной роли, в нем доминирует протекание энергии в виде волны из головы в ноги, умение одновременно действовать всеми частями тела, что предполагает нали-чие у человека безукоризненного вестибулярного аппарата. Стиль «Леопарда» основан на умении накапливать упругую силу и выплескивать ее в бросках и прыжках. При тренировке особое внимание уделяется нижним конечностям и пояснице. Мгновенная реакция делает его наиболее опасным. Стилю «Змеи» присущи низкие перетекающие движения, смена состояния от максимально напряженного во время удара до полного расслабления. Принцип действия этого стиля — как бы обматываться вокруг противника, душить его, сжимая кольцом, или поражать точным ударом в уязвимое место. Стиль «Журавля» характеризуется собой выносливостью, равновесием, великолепной растяжкой. При подготовке особое внимание уделяется работе ног в различных стойках, а также умению балансировать, стоя на одной ноге.

Как правило, монахи Шаолиня изучали основы всех звериных стилей. Овладев ими, они начинали специализироваться в одном из них, в том, который наиболее соответствовал их психофизическим особенностям.

Искусству управления энергией монахи Шаолиня придавали особое значение и тщательно охраняли его секреты. Они научились превращать свою энергию в своеобразную броню, способную защищать тело от ударов, уколов, рубки мечом или саблей...

На базе шаолиньского ушу оформились и развились самые различные стили. Например, школа «Обезьяны» синтезировала движения мартышек, макак, шимпанзе. Обилие акробатических элементов, особое положение рук, специальный тренинг для глаз и головы, многочисленные ужимки сделали мастеров этого направления одними из искуснейших в ушу. Сложной акробатикой наполнены стили «Пьяницы», «Катающегося по земле», «Мицзун». Основаны они на быстрой смене движений (идя вперед, прыгать назад), мгновенных переходах от одного движения к другому, перекатах, падениях, ударах, нанесенных из неожиданных положений, а также на резкой смене психофизических состояний.

В течение столетий монастырю удавалось мирно сосуществовать со светскими властями. Во времена войны с маньчжурами Шаолинь служил укрытием и местом оказания помощи повстанцам, но непосредственно в военных действиях монахи участия не принимали. И все же при императоре Канси (1662—1722) Шаолиню была объявлена беспощадная война. Монастырь был до основания разрушен, большинство монахов погибло. Легенда гласит, что лишь пятерым из них удалось бежать в города Южного Китая. Именно эти монахи считаются основателями южного варианта ушу.

Пять больших южных школ ушу названы именами основавших их мастеров-монахов из Шао-линя.

Эмейское ушу

Третье направление в народном ушу — эмейское. Оно получило свое название от Эмейских гор, находящихся в провинции Сычуань. Здесь было много как буддийских, так и даосских монастырей, в которых и сформировалось направление Эмэй-пай, включающее в себя свыше 60 различных стилей, основанных на уданском психотренинге и шаолиньском кулачном бое.

Наиболее известны 8 главных эмейских стилей (4 больших и 4 малых), которые объединили в себе как северные, так и южные школы ушу.

К четырем большим стилям относятся Юэ-мэнь, Чжао-мэнь, Ду-мэнь и Сэн-мэнь. С каждым из них также связаны многочисленные легенды, из которых черпают вдохновение создатели современных кинофильмов о мастерах ушу.

Со стилем Чжао-мэнь связана история мастера Ма Хэйцзы по прозвищу «Волшебная нога». Основатель одного из трех знаменитых стилей «Красного кулака» взял к себе в ученики человека по имени Чжан Таньфу. Пройдя весь курс обучения, тот поселился в Сычуани и взял к себе в ученики Ма Хэйцзы. Вдвоем они в 1875 году открыли школу «Красного кулака». После смерти учителя Ма Хэйцзы несколько лет жил отшельником, совершенствуя свой стиль. Он ввел в «Красный кулак» технику ударов и блоков ногами, разработал и усовершенствовал технику уходов и передвижений. Покончив с отшельничеством, Ма Хэйцзы открыл в городе Чэнду школу ушу. Его мастерство было столь искусно, что он получил приглашение преподавать ушу в армии. После смерти Ма Хэйцзы его стиль назвали Чжао-мэнь в память об известном в то время полководце Чжао Куаньине, хотя тот не имел к созданию этого стиля никакого отношения.

Стиль Ду-мэнь связан с именем Ду Гуаньиня из провинции Цзянси, который в 40-х годах XVIII века поселился в Сычуани. Основа его стиля была в следовании «естественности для нахождения равновесия и баланса». Для этого использовались десять способов подхода к противнику и техника «8 захватов и болевых замков».

Характерная для стиля Ду-мэнь близкая дистанция требовала особой техники рук, в которой сочетались приемы захвата запястья, выкручивания суставов, вытягивания конечностей, растягивания суставов до их разрывов, удары и нажатия в определенные точки. Для этого Ду Гуаньинь и его последователи создали специальную систему отработки захвата кисти руки и тренировки силы пальцев. В нее входили упражнения по жонглированию различной величины мячами, гирями, сырыми яйцами, а также по ловле выпущенных из лука стрел, бросаемых ножей и т.п.

Система бросков в Ду-мэнь отличалась от других стилей. Используя силу скручивания и вращения, вначале проводился залом или нажатие на болевую точку, затем противника бросали на землю, а не поднимали вверх. Похожий принцип используется в айкидо. Для ухода от бросков была разработана система освобождений, аналогичная тао «72 шаолиньских захвата и освобождения».

Характерный для Ду-мэнь принцип использования одновременно нескольких параллельных действий — захвата, работы ног, нажатия на болевую точку — требовал совершенного психофизического аппарата.

Две другие большие и четыре малые эмейские школы либо не сохранились, или трансформировались в другие стили.


This group may contain posts available to members only.
Join the group to read them