Log in
Photos

Альфонс Муха

Ветер нового искусства ?Les Femmes Muchas? (?ле фам Мюша?, ?женщины Мухи?) — томные, пышные и грациозные. Сложное сплетение складок одежды, локонов, цветов, узоров. Безупречная композиция, совершенство линий и гармония цвета. Чешского художника Альфонса Муху (Alfons Maria Mucha, 1860–1939), как и многих других художников его времени, пронзила стрела нового искусства. Ар-нуво, или модерн, охватило Европу с начала 1880-х, и только Первая мировая война вернула к прозе жизни любителей прекрасного. Рушились академические нормы, громко спорили искусствоведы, в моду входили восточные мотивы. Живописцы отказывались от прямых линий, на полотнах цвели фантастические лилии, нарциссы и орхидеи, порхали бабочки и стрекозы. Художники ар-нуво верили в возможность достижения гармонии с природой, простоту и умеренность, противопоставляя их викторианской роскоши. Выраженные в искусстве, эти добродетели должны были способствовать гармонизации отношений между людьми — ведь красота представлялась теперь не чем-то отвлеченным, красота стала синонимом истины. И, конечно, фраза князя Мышкина ?Красота спасет мир? была начертана на знаменах сторонников всего нового. Одним из первых теоретиков ар-нуво был английский живописец и искусствовед Джон Рескин (John Ruskin, 1819–1900). Его идеи быстро подхватили британские художники-прерафаэлиты, следовавшие традициям флорентийских мастеров раннего Возрождения (?прерафаэлиты?, то есть ?до Рафаэля?). В их братстве состояли Джон Уильям Уотерхауз (John William Waterhouse, 1849–1917), Джон Эверетт Милле (John Everett Millais, 1829–1896), Данте Габриэль Россетти (Dante Gabriel Rossetti, 1828–1882)… Те, кем сейчас гордится Англия. Кисть прерафаэлитов создала новый женский образ la femme fatale (?ля фам фаталь?, ?роковой женщины?) — таинственный, мистический и прекрасный. Музами художников были Прозерпина, Психея, Офелия, Леди из Шалотт — жертвы трагической или неразделённой любви. А вдохновение живописцы черпали из своей бурной личной жизни. Именно эти образы и очаровали Альфонса Муху. Альфонс Муха, 1906 год. Первый музей художника был открыт в Японии. Жители этой страны были просто очарованы декоративностью работ мастера. Фото из архива Библиотеки Конгресса США Правда, сам Муха главным делом своей жизни считал ?Славянскую эпопею? (1910–1928), которая представляет собой двадцать полотен огромного размера. Но вопреки своей воле в историю изобразительного искусства он вошёл именно благодаря женским образам, созданным на рубеже XIX–XX веков. Над ?Эпопеей? Муха работал, будучи уже зрелым и признанным мастером, который мог позволить себе снять под мастерскую чешский замок Збирог — ведь только замковые стены подходили масштабу задуманного. По завершении титанической работы в 1928 году художник подарил ?Эпопею? Праге. Однако даже лучшие полотна — ?Славяне на своей земле?, ?Введение славянской литургии в Моравии?, ?Отмена крепостного права на Руси? — не произвели желаемого эффекта. Им не нашлось места в чешской столице. Сейчас они хранятся в замке города Моравски Крумлов. Но туда сложно добраться, и столь же трудно устроить выездную выставку: картины неудобно транспортировать, и далеко не всякое выставочное помещение может их вместить. А вот ?женщин Мухи? ?выдерживают? не только выставочные залы, но и фарфоровые чашки, шёлковые платки и ювелирные украшения. Причина, разумеется, не в размере. Просто они красивы неземной красотой. Создаётся впечатление, что в своём одухотворении представительницы слабого пола, рожденные кистью художника, парят в облаках и о существовании мирской суеты им невдомёк. Его полубогини обитают если не в самом раю, то где-то очень близко, плетут венки из цветов, ведут беседы с птицами, сочиняют стихи, поют, музицируют или просто мечтают о чём-то не менее, видимо, прекрасном, чем они сами… По сути, Муха сделал то, что не удалось никому другому: превратил изящное, но холодное очарование les femmes fatales в удивительное мягкое обаяние и миловидность. При этом ?женщины Мухи? не потеряли ни загадочности, ни грации.

Access denied.
This is not
a public album.
Other albums