Все игры

Откройте свой Мир!

Sign up
Discussions
Sort: by updates | by date | by rating Show posts: Full text | Headings
Мария Салий, 14-05-2019 08:03 (link)

От дома-коммуны к жилдому завода комбайнов

В октябре 1932 года в «Саратовском рабочем» была опубликована фотография недавно построенного дома Коммуны на Провиантской улице.
false
Дом был построен и заселён. Но удалось ли его построить так, как было задумано первоначально, и как он встретил своих первых жильцов?
В феврале 1932 года жилой корпус был худо-бедно построен, 46 квартир в нём – заселены, строительство обобществлённого сектора надеялись завершить в лучшем случае к концу апреля, об универмаге и прачечной надёжно забыли. В апреле «достройка дома-коммуны на Провиантской улице прекратилась».
РЖСКТ «Рабочий». Короткая история краха


РЖСКТ «Рабочий» – «один из «солидных» строительных кооперативов в Саратове» – возник в 1923 году. К 1926 году он имел «в своем активе ряд отремонтированных домов», в том числе «Рабочий дворец» – 20-квартирный жилой дом, переоборудованный из бывшей пересыльной тюрьмы. В 1927 – 1928 (1929?) гг. жилкооператив профсоюза пищевкус «Рабочий» построил четырёхэтажный дом «Новый быт» на улице Республики (пр. Кирова). В 1930 г. кооператив приступил к строительству дома-коммуны на Провиантской.
РЖСКТ «Рабочий» одновременно с домом-коммуной вёл ещё одно строительство – четырёхэтажный жилой дом на Вольской между улицами Советской и Тараса Шевченко (тогда Крапивной). «К 1932 году новый дом не имел ни стен, ни потолков, вместо них в земле зиял провал полуосыпавшегося котлована, а в кассе «Рабочего» замечена была многотысячная брешь растрат и убытков. Товариществу пришлось срочно ликвидироваться». «Недовырытый осыпавшийся котлован» был передан кооперативу «Научный работник», а дом-коммуна – заводу комбайнов. Строительный кооператив «Комбайновец» принимать дом не торопился, и он оставался беспризорным. В Саратове начала 1930-х годов заселять недостроенные дома было обычной практикой (постановление о запрете заселения недостроенных домов было принято в 1934 г.), и жильцы 120 квартир познали все прелести существования в доме «без хозяина».
Как живём? Спросите у Пушкина
Вопрос о нечеловеческих условиях проживания в доме-коммуне поднял его жилец, член домкома Ф.Пушкин. 2 августа 1932 г. в «Саратовском рабочем» была опубликована его статья «Кто хозяин?» с подзаголовком-призывом «Дом-коммуну превратить в образцовый».
"На Провиантский улице есть дом-коммуна, отстроен недавно, живет в нем около 500 жильцов, в большинстве рабочие. Но дом-коммуна находится в самом безобразном антисанитарном состоянии.
На улице и во дворе сплошь навалены кучи мусора и всяческих отбросов, их никто не убирает. Переполненная нечистотами общая уборная во дворе распространяет ужасное зловоние. Чистить уборную, видимо, не думают, и потому вместо уборной жильцы стали пользоваться прилегающим участком двора. Зловоние и тучи мух не дают возможности открыть в квартирах окна.
Не лучше обстоит дело и внутри самого дома. Большинство уборных еще не отстроено. В коридоре на 16 квартир имеется по одной уборной, около которых всегда... очередь. _
Из уборных верхних этажей нечистоты просачиваются в квартиры нижних этажей. В квартире № 105, где живет рабочий трампарка Давыдов, отсыревший потолок, проходящий под уборной, скоро обвалится. В квартирах и коридорах между половицами полов, благодаря «умелому» строительству,– огромные щели, в которых маршируют блохи, клопы и тараканы.
В довершение всего – ни в одной квартире нет электрического света.
В темноте по ночам происходит воровство. Начисто обкрадены несколько рабочих квартир. Открытый рабкоопом ларек 3 раза обкрадывался и в конце концов вынужден был закрыться.
Ни домком, ни комендант решительно не ударяют палец о палец, чтобы изжить хоть в какой-либо степени эти безобразия.
В доме имеется большое количество детей, которые вместо культурного времяпровождения на свежем воздухе – по целым дням, как беспризорные, бродят по коридорам и роются в кучах навоза, подвергаясь опасности заражения какой-либо болезнью, а между тем горсовет еще с весны отвел для организации детплощадки находящийся рядом сад, а правление кооперативного товарищества «Рабочий» отпустило, на эту же цель средств 200 руб. Дело встало за тем. что некому организовать площадку.
Общественность жильцов не организована, и никакой собственной инициативы не проявляет.
К дому требуется приложить только руки для того, чтобы дооборудовать его, превратить в благоустроенное культурное жилища, но для этого не находится хозяина.
Прежний хозяин, строивший его жилищно-строительный кооператив „Рабочий", ссылается на заводоуправление завода комбайнов, в распоряжение которого якобы передан дом, но последнее почему-то до сих пор его не принимает.
В доме-коммуне нет ни в одной квартире кухни. Во дворе эта кухня-столовая строилась, но так и не достроилась. Есть стены и перекрытие, так это и мокнет под дождем и разрушается.
Где же хозяин этого дома-коммуны? Кто дал право так издеваться над жильцами –оставить их без кухни, без света?
Самим жильцам тоже пора взяться за дело, проявить свою инициативу, а также серьёзно встряхнуть тех, кто не выполняет решений горкома партии «О жилищном строительстве».

27 августа со страниц газет прозвучал повторный призыв спасти дом-коммуну, на этот раз к товарищу Пушкину присоединились другие члены домового комитета:
«Жильцы испытывают все «прелести» жилищного неудобства: нет кухонь и вообще каких-либо помещений для приготовления пищи, нет освещения, нет помещения для стирки и сушки белья, полы, двери, лестницы не огнеупорны, от случайно попавшего под пол окурка с огнем в любой момент может возникнуть пожар. Нет в достаточном количестве огнетушителей,– из переданных 20 штук РЖСКТ «Рабочий» Стройконторе последняя передала дому всего 6 шт. Нет хранилища для керосина, двор так завален горами щебня, мусора и отбросами, что пожарную машину и провезти невозможно.
Пора прекратить безобразное издевательство со строительством дома-коммуны. Пора найти истинного хозяина дома»
.
Жизнь налаживается

К сентябрю завод комбайнов, вероятно, занялся своим новым домом, и часть проблем была решена. Теперь жильцов интересовали только вопросы квартплаты: за квартиру платили авансом, и было непонятно, «куда внесенные авансы пошли и сколько же именно нужно платить».
В 1933 г. дом-коммуна стал жилдомом завода комбайнов. «Огромный жилдом завода комбайнов растянулся на целый квартал по Провиантской улице. В нем 123 квартиры – около 1000 жильцов», – писал «Саратовский рабочий». Проблема с освещением была решена, да и другие недоделки жильцов больше не беспокоили. Так, например, рабочий Михаил Иванович Денисов, живший в доме завода комбайнов с 1932 отмечал: «Многое здесь хорошо…» Единственное, что вызывало нарекание, – отсутствие сараев, погребов и пристроек для хранения овощей.
Вопрос заготовки на зиму и хранения овощей в тяжёлом 1933 году был важным для саратовцев. Во многих домах, особенно в новостройках, специальные помещения не были предусмотрены. «Саратовский рабочий» решил проверить, можно ли организовать хранение овощей в новых жилдомах, для этого был проведён рейд силами рабкоров и домохозяек. Выяснилось, что в доме-коммуне «погреба по генеральному плану строительства не предусмотрены», зато предполагается иметь «столовые и общественные кухни». Но пока нет ни того, ни другого, бригада «Саратовского рабочего» предложила использовать для хранения овощей необорудованное и недостроенное помещение обобществлённого корпуса, что могло дать «ста рабочим семьям место для хранения плодоовощей». Требовались «лишь небольшое переоборудование и достройка самого помещения».
Удалось ли переоборудовать обобществлённый корпус, когда он был достроен, долго ли дом-коммуна принадлежал заводу комбайнов – пока неизвестно.

Tags: Конструктивизм, Дом-коммуна, Саратов

Мария Салий, 22-12-2018 12:04 (link)

Дома Трампарка. Часть 4. 1930-е

Жизнь в новых корпусах постепенно налаживалась. Жильцы посадили деревья и цветы, был оборудован красный уголок. Но горсовет решил передать дома №118 Трампарку, и это положило начало череде несчастий, обрушившихся на обитателей бывших домов горкоммунотдела.
«Вышибались рамы из подвальных окон. Автомобили мяли многолетнюю траву и цветы, ломали деревья, любовно выращенные жильцами.
Расхищались десятки тонн угля, предназначенные для отопления домов. Из-за неопытности кочегаров, неправильно регулировавших подачу воды в батареи, в квартирах лопались трубы отопительной системы, когда чинили трубы, ломали стены и они оставлялись неотремонтированными.
Без конца менялись коменданты домов, среди них были ловкие мошенники, оценившие всю выгодность бесконтрольности своей работы, Одни из них получали и расходовали уголь без всяких документов, извлекая немалую прибыль для себя из подобных операций. Другие вместе со своим непосредственным начальником – завхозом Copокиным – устраивали пьяные оргии и дебош.
В домах был хороший красный уголок. Его закрыли, вывезли всю мебель. На дворе была прекрасная душевая кабинка. Ее вывели из строя.
Такие безобразия творились в домах №118 по Астраханской улице.
Всё это случилось уже после того, как дома были переданы горсоветом в распоряжение Саратовского управления городских электрических железных дорог».
К 1935 году положение стало критическим, терпение жильцов лопнуло, и они «подняли свой голос протеста».
«Они заявили протест против вздутой платы за отопление (у некоторых, например, у Попова, Иванова, Смирнова и других стоимость отопления превышала на 80-100 процентов квартирную плату), они заявили о расхищении угля и неисправности отопительной системы, так как именно это и привело к повышению платы за отопление. Жильцы рассказывали о бесхозяйственном содержании домов».
На сигналы жильцов откликнулась газета «Коммунист», обвинившая руководство Трампарка в нежелании разобраться в «делах, творящихся в домах»:
Казалось, что руководители управления городских электрических железных дорог, в первую очередь сам директор т. Васильев, обязаны были чутко отнестись к заявлению жильцов – рабочих трампарка.
Однако Васильев сделал все, что только мог, для того чтобы свалить с себя заботу об удовлетворении законных требований жильцов. Он потребовал от городских организаций срочного создания комиссии для проверки состояния домов, а сам оказался в стороне.
Наконец, директор заявил, что ему некогда срочно заняться домами, так как у него есть дела поважнее – десятки километров трамвайной линии.
Секретарь парткома Захаров целиком поддерживает Васильева. Недавно партком вынес решение по сигналам печати о безобразиях в домах, но оно не выполняется.
Так, чиновничье отношение к жалобам жильцов и уязвленное самолюбие директора помешали руководителям трампарка правильно разобраться в делах, творящихся в домах. Надо думать, что этим делом заинтересуются городские организации и законные требования жильцов будут удовлетворены».

Чем закончилась эта история, осталось неизвестным. Но, вероятно, дирекция Трампарка стала более ответственно относиться к содержанию подведомственного организации жилья. И в 1938 году решила сделать рабочим подарок – надстроить один из корпусов.
5 октября 1938 г. в «Коммунисте» была опубликована заметка "Праздничный подарок рабочим трампарка":
«В июне дирекция трампарка отпустила отделу капитального строительства 300 тысяч рублей на достройку третьего этажа одного из домов трампарка по Астраханской улице.
Стахановцы строители взяли обязательство закончить достройку этажа к 21-й годовщине Октябрьской революции. Сейчас заканчиваются отделочные работы в первых трех квартирах. К Октябрьской годовщине рабочие трампарка получат 12 новых квартир с общей площадью в 570 кв. метров.
Для премирования лучших стахановцев-строителей дирекция трампарка выделила 5 тысяч рублей»
.
О каком доме идёт речь? Вероятно, в статье допущена ошибка: два корпуса были трёхэтажными, один – четырёхэтажным. Четырёхэтажный корпус, строившийся по переработанному проекту, никогда не надстраивался. А вот два первых корпуса впоследствии были надстроены до пяти этажей. Значит, имеется в виду один из них. Если внимательно присмотреться к корпусу А, можно заметить, что он достраивался дважды.


В 1947 г. А.М. Старкмет писал:
«Последующая надстройка заднего корпуса четвертым этажом, также выполненная без согласования с автором основного проекта, значительно лучше разрешила, чем по 3-му корпусу, утилитарную задачу по созданию дополнительной жилой площади, и при осуществлении этой надстройки была в общем сохранена архитектура первых двух корпусов».
Следовательно, к 1947 задний корпус (А) был единственным надстроенным и имел 4 этажа. В 1933 Старкмет был направлен в Сталинград и вернулся в Саратов только в 1938 году. Возможно, по этой причине надстройка могла быть выполнена без согласования с ним.
Количество этажей в заднем корпусе изменилось, но это оказалось не единственным изменением. По первоначальному проекту в каждой секции было по 2 квартиры, на новом этаже в четырёх подъездах прибавилось 12 квартир, то есть на лестничной клетке последнего этажа теперь стало по 3 квартиры.




Tags: Конструктивизм, Архитектор Старкмет А.М., Дома Трампарка

Мария Салий, 24-05-2018 12:25 (link)

САРАТОВСКИЕ ДОМА-КОММУНЫ. НЕРЕАЛИЗОВАННЫЕ ПРОЕКТЫ


Для саратовцев слово «дом-коммуна» – почти имя собственное, название ветшающего памятника конструктивизма на улице Провиантской, скорее создающего «впечатление громадного корабля, чем жилого дома», в любой момент готового стать «кораблём-призраком» – печальным воспоминанием об утраченном архитектурном символе эпохи.
Сообщение о начале строительства кооперативным товариществом «Рабочий» в 168 плановом квартале по Провиантской улице дома-коммуны появилось в краевой газете в начале июня 1930 г. Но что интересно: его проект был представлен как проект второго дома-коммуны в Саратове. Значит, был и первый? Мог быть. И не только первый, второй и третий...
На волне борьбы за новое, социалистическое жилище и обобществление быта в газетах постоянно появлялись заметки о строительстве домов-коммун. Иногда под таким строительством подразумевалось переименование в «дом-коммуну» уже строящихся жилых комплексов или «перелицовывание» проектов с учётом новых требований (Дома 8 Марта, дома Трампарка). Бывало и наоборот: начинали строить дом-коммуну, но в результате вместо «новых бытовых форм» жильцы получали «все прелести старого быта». Так, корпуса дома-коммуны на Московской в процессе строительства превратились в два жилых дома, известные немногочисленным любителям архитектуры 1920 – 1930-х гг. как «Звезда» и «Новая звезда». Эти здания и жилые комплексы сохранили лишь едва заметный след «коммунарского» прошлого. Но существовали и другие проекты – настоящих домов-коммун – отражающие принципы социалистического быта и новых отношений между людьми. И если бы не ряд обстоятельств, наш единственный дом-коммуна стал бы одним из шести.


В марте 1930 г. в клубе им. Карла Либкнехта проходил интересный диспут, который сегодня назвали бы общественными слушаниями: обсуждался проект социалистического города для рабочих и специалистов Саратовского завода комбайнов. «Начальник строительства завода комбайнов тов. И. Смирнов, его заместитель тов Журавлев, специально прибывшие инженеры из ленинградского Гипромеза» представляли проекты построек будущего посёлка, в том числе четырёх домов-коммун на 700 человек каждый: «Трехэтажное здание. В каждом этаже – 64 комнаты по 12 квадр. метров – для двоих, 5 комнат для общественной культурной работы, 12 комнат для одиночек.
Душ, ну – само собою – уборные. Жилые комнаты объединяются длинными коридорами. Для детей отводятся особые помещения: в одном конце здания – для дошкольников, в другом – для школьников. Дети будут жить отдельно от родителей и воспитываться под руководством педагогов и дошкольных работников.
Таков проект дома-коммуны, в котором будет жить 500 взрослых и 200 детей». Культурно-бытовые учреждения: фабрика-кухня, баня, универмаг, почта, клуб со зрительным залом на 800 человек – общие для всего соцгородка.
После доклада перешли к обсуждению проектов. В основном подвергался критике проект домов-коммун: выступавшие рабочие активисты «настаивали на том, что проекты домов-коммун разработаны недостаточно четко. В проекте не предусматриваются все мероприятия, необходимые для реконструкции быта на социалистических началах».
Так, например, выразил эту мысль тов. Медашевский:
–В таком доме скучно будет жить. Длиннющие коридоры и клетушки. Скучно. А если принять во внимание, что коридоры будут полутемны, так совсем: скверно становится. Дом-коммуна должен организовывать наш быт. В нем будет жить 700 человек. Не шутка! Их в этом доме надо перевоспитывать. А приспособлен ли дом-коммуна для перевоспитания не только детей, но и взрослых? По-моему – нет. Женщины освобождаются от кухонь. Прекрасно. Чем же они будут заниматься в свободное время? Идите, говорят, в клуб, для этого его и построим.
А почему же нельзя культурно-просветительную работу развернуть в доме-коммуны? Так надо сделать, но... комнат для общественного пользования, как видно из проекта, недостаточно. Встал человек утром. Надо заняться гимнастикой. А где солярий? Нет такого.
В конце концов, я не каждый вечер пожелаю идти в клуб. И придется мне с женой вечером в своей клетушке сидеть и скучать. Ни радио тебе, ни библиотеки. Библиотека – опять-таки в клубе.
Первичные клубные ячейки должны быть в доме-коммуне. Здесь должен быть и книжный киоск, и почта.
Участвовавшие в диспуте представители союзов деревообделочников и металлистов и актива горсовета, рабочие и работницы отмечали, что «роль домов-коммун – фабрик, в которых должен расти и перевоспитываться новый человек, в проекте определенно снижена», «живущий большую часть своего времени вынужден проводить в своей кабинке или в купэ, как говорят в управлении Комбайнстроя», площадь для общественной работы недостаточна: «в клуб не потащишься каждый раз», поэтому необходимо «увеличить количество комнат для общественно-политической работы и культурного отдыха», «сделать так, чтобы 200 с лишним «купэ» в каждом доме служили только для сна».
«В заключительном слове т. Смирнов указал, … что никакие книжные киоски и почтовые отделения в домах-коммунах не нужны. Разнообразие в постройку внести, разумеется, можно, но... зарываться в этом деле не приходится – средства ограничены.
Однако несомненно, что в проекты поселка при Комбайнстрое необходимо все же внести некоторые поправки». |
Было выдвинуто предложение привлечь к обсуждению проектов широкие рабочие массы и сделать это как можно скорей: проекты необходимо было представить в Москву к 20 марта, а задержка может «затормозить строительство и разработку рабочих чертежей».
В апреле началось строительство на жилучастке завода комбайнов. Однако проект дома-коммуны задержали до 15 апреля для внесения ряда изменений. К 19 апреля проект из Ленинграда так и не поступил, и «руководители строительства с риском приступили к разработке рабочих чертежей, надеясь на незначительность ожидаемых поправок и изменений в проекте». К началу мая чертежей и проектов для промышленного сектора и домов-коммун по-прежнему не было. Для ускорения процесса бригада «Поволжской правды» отправилась в Москву, а затем в Ленинград. 8 мая из Москвы был отправлен рапорт: «Вчерне готов задержавшийся разработкой, вследствие новизны дела, проект домов-коммун. Сейчас производится подсчет стоимости постройки их по сравнению с домами индустриального типа». Из-за отсутствия утвержденного плана строительство не началось и в июне. Упоминаний о домах-коммунах на жилучастке СЗК после 11 июня в газетах не обнаружено. Вероятней всего, от строительства решили отказаться. Неизвестно, что послужило причиной: высокая стоимость строительства или необходимость внесения новых поправок в проект с учётом постановления ЦК ВКП(б) о работе по перестройке быта от 16 мая 1930 г.(опубликовано 29 мая 1930 г.). Возможно, строительство домов-коммун сочли нецелесообразным: чертежи не поступали, стройматериалы и рабочая сила требовались в первую очередь для промышленного сектора, а на жилучастке уже шло строительство общежитий и культурно-бытовых объектов.


В то время когда судьба домов-коммун соцгорода СЗК ещё не была решена, а постановление о работе по перестройке быта не дошло до широких масс трудящихся, в Саратове объявили о строительстве первого обобществлённого дома (коммуны). «По своей структуре дом будет являться первым в городе жилстроительством, отвечающим нормам новых бытовых форм», – сообщала «Поволжская правда». Местные «архитектурные силы» разработали три варианта проекта, причём два из них комиссия крайкоммунотдела признала «удовлетворительными с незначительными поправками». Дом решили построить в районе рабочего посёлка фабрики «Красный текстильщик». Предположительно на выбор места повлияло несколько причин.
Во-первых, на «Саратовской мануфактуре» ("Красном текстильщике") уже несколько лет безрезультатно пытались решить жилищный кризис, граничащий с катастрофой. Анализу нечеловеческих условий жизни рабочих фабрики была посвящена целая брошюра, выпущенная в 1925 г. В 1923 – 1925 для них построили два жилых дома-дворца – высотой в 2 и 3 этажа, в 1927 – 1929 гг. – небольшой посёлок из двухквартирных деревянных домиков и два каменных двухэтажных дома на 8 квартир каждый. Но жилья по-прежнему не хватало.
Во-вторых, труд на фабрике был преимущественно женским. «Чесальные и ленточные машины, банкоброши ватера обслуживаются тысячью работниц. Почти все они – одновременно матери или домашние хозяйки, на которых лежит уйма бесконечных забот и работ дома». В первую очередь женщины были заинтересованы в строительстве дома-коммуны, который освободил бы их от тяжёлой домашней работы. Вот мнение домохозяйки с фабрики «Саратовская мануфактура»: «…Жилкооперация строит у нас на фабрике небольшие дома по две квартиры в три комнаты каждая, с кухней и ванной комнатой. А что стоят работнице все эта удобства? Проработав на фабрике 8 часов, она должна еще, придя домой, работать не меньше, чтобы приготовить обед и привести в порядок своё жилище.
Чтобы освободить женщину от горшков и ухватов надо строить другое. Мы, старые люди, сжились с этим домашним бытом. Но для нового, молодого поколения надо что-то новое. Ему не подходит наш старый домашний быт, хотя бы со всеми удобствами, с применением электрической энергии и газа. … Первым долгом нужно строить фабрики-кухни и механизированные столовые и прачечные. Тогда отпадет необходимость в домах „со всеми удобствами”».
Варианты проектов дома-коммуны были представлены работникам мануфактурной фабрики, и, хотя «инженерно-техническое совещание выделило проект второго варианта, признав его наиболее экономичным», последнее слово осталось за рабочими, которые высказались за первый вариант, являвшийся «большим достижением архитектурного искусства».
По проекту обобществленный дом должен был «состоять из огромного трехэтажного корпуса в виде полукруга с ответвлениями с обеих сторон (маленькими корпусами)». Проект предусматривал «исключительное удобство жилых комнат (ячеек)» – все они расположены на южной стороне. «Разрешена также задача по строительству при доме: кухни-столовой на 750 обедов, детских яслей на 126, зало отдыха и всевозможных уголков. Дом рассчитан на 360 человек». Ориентировочная стоимость строительства составляла 500 тыс. рублей.
Планировалось, что проект в окончательном виде будет утверждён постройкомом в ближайшие дни, строительство начнётся не позднее июня и закончится в конце 1930 года.

«Сравнительно короткий срок потребует ударных темпов работы и своевременного обеспечения стройматериалами».
Не хватило средств, стройматериалов, рабочей силы, способной обеспечить ударные темпы строительства, или было решено строить дома-коммуны за счёт строительных кооперативов – причины, по которым дом-коммуна в Красном Текстильщике не был построен, неизвестны. В октябре 1930 г. дом-коммуна на Провиантской улице, который начинал строиться как второй, становится первым, а впоследствии – единственным в Саратове.



Tags: Архитектура 1920-1930-е гг. 2 п., Саратов, Конструктивизм, Дом-коммуна

Мария Салий, 02-02-2018 07:40 (link)

Дома Трампарка. Часть 3. Дом-коммуна

Строительство третьего корпуса домов горкоммунотдела положило начало уничтожению ансамбля, спроектированного А. М. Старкметом.
«…Основная композиционная идея была впоследствии, без согласия автора проекта, значительно искажена: уже после осуществления в натуре двух первых корпусов – заднего и правого бокового – был перепроектирован и осуществлен по искаженному проекту третий – левый боковой корпус…» – писал архитектор (1).
По иронии судьбы именно этот дом оказался единственным из трёх, не изменившимся со времени постройки.
8 февраля 1929 г. «Саратовские известия» сообщали, что на Астраханской улице «будет построен в этом сезоне вчерне третий дом на 30 квартир»(2).
Но меньше через две недели планы изменились, теперь речь шла уже о четырёхэтажном доме на 40 квартир: «На средства фонда улучшения быта рабочих коммунальных предприятий и ассигнований коммунального треста рядом с новостройками на Астраханской улице будет построен каменный четырехэтажный дом на 40 квартир для рабочих коммунального треста»(3).
Как должен был выглядеть новый дом, кто и почему изменил проект?
Одновременно с постройкой третьего коммунального дома на Астарханской ГорКо планировал начать более масштабное строительство: весь квартал напротив площади 1905 года предполагалось застроить четырёхэтажными домами. Эти дома получили название общежития имени Дня работницы, а впоследствии – Дома 8 Марта.
«За основу внутрипланировочного решения и внешнего оформления этих зданий был принят третий искаженный четырехэтажный корпус "Домов Трампарка" по Астраханской улице»,– отмечал Старкмет, без особой теплоты характеризовавший комплекс Домов 8 Марта(1).
И действительно, если сравнить третий корпус Домов Трампарка с первым и третьим корпусами Домов 8 Марта, трудно не заметить сходство.

Дома 8 Марта. Корпус 3

Дома 8 Марта. Корпус 1.

Дома Трампарка. Корпус 3 (Астраханская, 118 В)
Не вызывает сомнений, что эти здания построены по одному проекту.


"Поволжская правда", 1930 г.
Но в 1929 - 1930 гг. было построено три корпуса Домов 8 Марта, и если первый и третий похожи на третий дом Трампарка, то второй корпус имеет заметное сходство с задним (фронтальным) домом ансамбля на Астраханской ( в настоящее время архитектурный облик здания изменён). Оба комплекса представляют собой ансамбли из трёх зданий: одного центрального и двух боковых, но боковые корпуса ориентированы по-разному.
Вероятней всего, в 1929 г., когда было принято решение о строительстве домов-общежитий на площади 1905 года, горкоммунотдел предложил переработать проект Старкмета с учётом места расположения здания и увеличения этажности. Новый проект был разработан Г.Г. Плотниковым. В 1927 - 1930 гг. А. М. Старкмет учился экстерном на архитектурном факультете Высшего художественно-технического института в Москве и, скорей всего, не имел возможности следить за воплощением своего замысла. В связи с жилищным кризисом решено было вместо трёхэтажного корпуса строить четырёхэтажный. Горко не стал согласовывать вопрос с архитектором и повторно перерабатывать проект, а выбрал для строительства проект бокового корпуса Домов 8 Марта.
Все эти предположения подводят к мысли о том, что третий дом Трампарка построен по проекту А.М. Старкмета, переработанному Г.Г. Плотниковым.
В конце 1929 г. уже высились стены нового корпуса и рабочие Трампарка мечтали в будущем году перебраться из подвалов в тёплые отдельные квартиры, когда в судьбе дома случился очередной поворот: в Саратов пришла идея борьбы за новый быт, а вслед за ней мечта о домах-коммунах. И тут реальные, и потенциальные жильцы домов на Астраханской поняли, как их жестоко обманули. "Рабочие трампарка и завода им. Ленина протестуют против строительства новых домов, которое вновь воспроизводит старый индивидуальный быт", - с таким подзаголовком в начале 1930 г. вышла статья Д. Шороховой об этой новостройке (4).
Привожу статью полностью, потому что не так важны изложенные в ней факты, как дух времени, который невозможно передать в кратком изложении.
"В двух новых домах по Астраханской, 118 живут рабочие завода имени Ленина, «Универсаль» и трампарка. В новых домах рабочие живут по-старому.
Если вы хотите увидеть все прелести старого быта, зайдите в первую попавшуюся квартиру этих домов. Две комнаты, кухня и теплая уборная. Здесь и стирают, и сушат белье, и готовят пищу. В довершение всего во многих квартирах протекают крыши. Дети хулиганят на лестнице. Крик, гам, ссоры. Жены рабочих занимаются пересудами или возятся с чугунками у печки. В этих домах – 60 квартир, 60 кухонь, 60 уборных. Попадешь в эти квартирки и вместе с живущими в них разделяешь справедливое негодование по адресу «строителей».

– Не жизнь, а мука,– жалуются домохозяйки.– Многие из нас малограмотные. Хоть бы одного ликвидатора к нам попутным ветром занесло. Красного уголка даже нет. Ребята без надзора, а здесь их 150. Нет ни детской комнаты, ни сада. Живем мы, как на необитаемом острове. Где-то дома-коммуны строят, где-то .общественная жизнь бьет ключом, а у нас – даже домоуправление помещается на Республиканской. Организовали санитарную комиссию, а она не знает, что делать... Так живут в новых домах. А рядом воздвигается такая же громадина — трехэтажный дом на 42 квартиры для рабочих трампарка (В статье опечатка: для того чтобы построить дополнительные 10 - 12 квартир, был добавлен четвёртый этаж - М.С.) . Строится он за счет ФУБР коммунальников, по такому же принципу. 42 квартиры, 42 кухни. Кухни и уборные на солнечной стороне, а жилые комнаты – на теневой. В этой громадине также будет погребен социалистический быт. Проект этого дома утвердил президиум городского совета. «Проект? Ну ладно. Сойдет. Утверждаем».
Утверждали такой проект и рабочие-трампарковцы.
Они теперь объясняют свою оплошность тем, что им, якобы, никто не объяснил, что из себя будет представлять новостройка. «Сказали – дом выстроим. Ну, мы одобрили. Стройте, надоело жить в подвалах».
Ячейка и фракция завкома протестовали против строительства индивидуальных квартир, но протест – сгинул.
Так говорят трампарковцы. Что скажет в свое оправдание президиум городского совета, при содействии которого денежки из фонда по улучшению труда и быта рабочих ухлопыва-ются на строительство кухонь?
Негодующие рабочие теперь организовали две бригады из трампарковцев и представителей завода им. Ленина и домохозяек.
Обследовали строительство. Обсудили результаты проверки на совещании. Собралось 100 человек – и все в один голос заявили:
– Строить такие дома для рабочих – преступление. Мы протестуем против безобразного строительства.
Приводим постановление полностью:
«Просить президиум городского совета .. в самом срочном порядке проверить все проекты рабочего жилстроительства с точки зрения соответствия их требованиям нового социалистического быта и директивам партии в этой области.
Просить президиум городского совета в самом срочном порядке пересмотреть проект вновь строящегося дома для рабочих коммунальников по Астраханской улице с точки удешевления строительства путем сокращения кухонь и других служб в каждой, замены индивидуальных кухонь общими – по одной на каждом этаже. Нижний же этаж отвести под культурно-бытовые учреждения для всех трех домов, так как в двух новых домах, построенных по старому типу, нет абсолютно никакой возможности организовать общественное питание, культурно-просветительную работу и работу с детьми.
Просить президиум городского совета обязать все строительные учреждения выносить проекты жилстроительства на обсуждение широких рабочих собраний и жен рабочих».
Одних просьб мало. Пока не поздно – надо прекратить преступную трату средств и немедленно изменить проект постройки, учитывая требования рабочих.
Горсовет не выполняет партийных директив по вопросам жилстроительства. IV пленум крайкома ВКП(б) дал директиву: «Считать необходимым при дальнейшем развертывании строительства добиться решительного перелома в деле социалистического переустройства быта».
Как видим, эта директива крайкома партии президиумом горсовета не выполняется.
Центральные руководящие организации также ребром поставили вопрос о социалистическом жилищном строительстве. На совещании бытовой комиссии ЦКК–НКРКИ разработан проект постановления правительства об улучшении и коллективизации бытового обслуживания существующих и новых городов. По этому проекту при строительстве новых жилищ воспрещается строить кухни в отдельных квартирах. Кухни могут строиться не менее как на 100 чел., по возможности – по одной на дом или на группу домов. При общих кухнях могут строиться и общие столовые. Государственные органы и кооперация должны всемерно поощрять создание бытовых коллективов группами жильцов. В новых домах ясли и детсады должны устраиваться с расчетом на поголовный охват детей в возрасте до 8 лет.
Этот проект решено передать на обсуждение широких рабочих масс.
Рабочие Саратова должны будут сказать свое слово по поводу разработанного проекта.
Проекты жилищ предстоящего строительного сезона должны быть изменены. Горсовет должен выполнить требования рабочих завода имени Ленина и трампарковцев – взамен индивидуальных обывательских квартир строить бытовые коллективы. Горсовет должен возглавить это строительство".
Проект с учётом пожеланий рабочих был переработан. Теперь речь шла уже о доме-коммуне, включавшем в себя три жилых дома, причём считалось, что все три корпуса находятся в процессе строительства: "На Астраханской улице, около трампарка, строятся три жилых дома. Одно здание будет на 40 квартир, остальные здания – на 32 квартиры. Строительство не маленькое, В проектах строительства предусматривается оборудование детских площадок и комнат.
Одно здание строится без индивидуальных кухонь. Для этого здания будет выстроена кухня общего пользования.
<...>Красные уголки, библиотеки, комнаты-читальни не запроектированы" (5).
По другой версии предусматривалось строительство Дома культуры и отдыха, правда , в новом проекте, не было отведено места "для бассейна, спортивных площадок, душа, прачечной и т.д" (6) (Место для душевых и прачечных "было отведено" в первоначальном проекте, но об этом, вероятно, забыли)
К середине 1930 г. "не было приступлено" и к "обзеленению" строительства ( 6, 7). Впрочем, впоследствии во дворе появились зелёные насаждения и душевая кабинка, а в одном из домов - хороший красный уголок.
К октябрю 1930 г. из-за недостатка строительных материалов и плохой организации работ завершение строительства оказалось под угрозой: " Комстрой и это строительство сумел поставить в безвыходные условия. Для окончания работ не хватает несколько сотен штук половых досок, незначительное количество труб, входных и парадных дверей.
...Досок нет потому, что на них не была своевременно сделана заявка, – труб – потому, что при распределении не учли потребность строительства, – дверей – потому, что Комстрой перепутал заказы и эти двери были использованы на другие участки построек.
Из-за производственной неувязки Комстроя, дом не будет готов к сроку. Сейчас на «отделке дома» работает только 14 чел, которые к концу сезона смогут разве лишь очистить дом от строительного мусора". (8)
Однако с возникшими затруднениями удалось справиться, и к концу ноября дом на 120 больших комнат планировали заселить рабочими семьями.
В 1929 -1930 гг. был "осуществлен по искаженному проекту третий – левый боковой корпус, со внесением следующих изменений:
а/ этажность этого корпуса была доведена до 4-х этажей, вместо 3-х этажей по основному проекту.
б/ лестничные клетки и парадные входы в секции расположены не со стороны внутреннего проезда –"курдонера", а со стороны служебного двора.
в/ внутренняя планировка индивидуально-квартирного типа была заменена квартирами коридорной системы, что привело к некоторому увеличению габаритов здания, а вместе с тем и к нарушению симметричности планировочной схемы.
г/ сокращена толщина стен на половину кирпича с уничтожением запроектированных наружных уступов, что привело к резкому обеднению рельефности здания и сокращению характерной для первых двух домов игры светотеней.
Вместе с тем в корпусе была организована собственная котельная, несмотря на наличие в заднем корпусе котельного помещения, рассчитанного на установку котлов для всех трех корпусов»
Такое искажение основного архитектурного замысла, усугубляемое невыполнением ряда запроектированных элементов благоустройства – наружной капитальной, архитектурно оформленной ограды, озеленения, тротуаров и т.п. – значительно снизило архитектурно-зрительную эффективность и нарушило организационную структуру этого небольшого архитектурного ансамбля" (1)
История строительства трёх домов ГорКо на Астраханской улице закончилась. Впереди их ждала долгая непростая жизнь и новые искажения архитектурного замысла.

Tags: Архитектор Старкмет А.М., Дома Трампарка, Архитектура 1920-1930-е гг. 2 п.

Мария Салий, 19-01-2018 10:00 (link)

Дома Трампарка. Часть 2. Строительство двух домов ГорКО

По строительной программе саратовского горкоммунотдела в 1927 – 1928 гг. на улице Астраханской между Б. Казачьей и Михайловской предполагали построить небольшой ансамбль из трёх трёхэтажных домов на 30 квартир каждый. Строительство оценивалось в 300 000 рублей. Но к началу строительного сезона 1927 г. было получено только 100 000, ещё столько же должны были перечислить позже. Поэтому ГорКО решил строить только два корпуса: задний и правый боковой (современные адреса - Астраханская, 118 А и В) – по мере поступления средств (1).
«Следует отметить, что все строительство, осуществленное в гор. Саратове в послереволюционный период до 1928 года включительно, проектировалось и осуществлялось в духе сохранившихся дореволюционных традиций: минимальная толщина стен принималась в 2, 5 кирпича, с утолщением на 1/2 кирпича для каждых двух нижележащих этажей, междуэтажные перекрытия осуществлялись из толстых бревен из расчета 2-х верш. диаметра на каждую сажень пролета с накатом из толстых горбылей и с тяжелой глиняной смазкой и засыпкой, кладка стан велась с наружных «коренных» лесов, на которые тратилось огромное количество лесоматериалов и труда…». Важным условием была и «двухсезонность всякого кирпичного строительства с обязательным "вымораживанием" сложенных за летний период стен».(2)
В 1927 г. – 1928 гг. ощущалась нехватка не только денежных средств, но и стройматериалов, поэтому для строительства использовался кирпич, полученный при разборке разрушенных зданий. На постройку первого дома пошёл кирпич от сгоревших «б. театра на месте Очкина и б. Гостиного двора». Снаружи первый этаж планировали оштукатурить, второй – облицевать силикатным кирпичом. К середине июля 1927 г. в половине здания заканчивалась достройка первого этажа, в другой части здания – был закончен полуподвал.
Начало строительства второго дома было намечено на начало августа. Его должны были строить из нового кирпича.
Вот как выглядела стройка в июле 1927 г:

«На Астраханской улице издали видны деревянные стойки, торчащие ввысь, как свечи... Это – леса вновь строящегося дома горкоммунотдела.
Как войдешь на площадь постройки (12.250 кв. метров), в глаза бросается людской муравейник (150 чел. рабочих). Вот рабочие взбираются вверх по лесам с кирпичом на козлах или с половьем на носилках...
– Раз-два-три! – раздается дружная команда, и 18-20 человек тянут вверх железную тридцатипудовую балку.
Мелькают женщины с лейками, – поливают кирпич; несколько женщин несут на плечах широкие, длинные доски. С другой стороны постройки слышится уханье „Дубинушки"... Это рабочие поднимают стойки для площадок.
Укрытые от палящих лучей солнца плотники вяжут колоды для дверей; кузнецы куют скобы и связи.
Всюду груды кирпича, песка, дерева… Здание растет»(1).
Для рабочих были созданы хорошие условия: большая чистая столовая, где можно получить и чайник, и чистую кружку. «На стенах пестрят крупными буквами правила о мерах безопасности при производстве работ, кодекс законов о труде, портреты вождей революции и т. п. » Здесь же в случае необходимости могли оказать первую помощь.
В столовой находилось 5 баков с чистой кипячёной водой, кипячёную воду в вёдрах приносили рабочим и на стройплощадку. Не забыли и про умывальники с мылом и чистыми полотенцами. На лесах оборудовали курительную комнату с обитым железом и засыпанным песком полом.
К началу строительного сезона 1928 г. средства на достройку и отделку двух домов ГорКО были выделены, все материалы, кроме олифы, имелись на складах. В случае нехватки олифы предполагали получить минеральную олифу из Воронежа. Центральное отопление для домов, заказанное в Москве, было готово к установке. (Для установки котлов для всех трёх домов было предусмотрено специальное котельное помещение в заднем корпусе)(3)
Но на стене одного из домов появились трещины.(4)

В ходе экспедиции 5 января 2018 г. предположительно установлено, что это был дом №118 В.

12 июня 1928 г. комиссия из членов горсовета и управление строительного контроля обследовали дом. «Появление трещин было вызвано постройкой фундамента на слое перегноя. Обследованием фундамента было установлено в центре одного из домов, что фундамент лежит на срубе от выгребной ямы».
О результатах обследования сообщили на заседании горсовета: «По мнению строительного контроля и комиссии из членов горсовета, постройка домов может продолжаться. Некоторое время трещины еще будут появляться, причем трещины не следует заделывать, а вести наблюдение за ними до наступления заморозков. Фундамент необходимо подвести под часть здания на глубину не менее 50 сантиметров, с расчетом, чтобы подошва (нижний слой) углубленного фундамента укреплялась бы на грунте».(4)
Горсовет предложил комиссии продолжать наблюдение за постройкой.
В августе газеты сообщали, что постройка «двух новых коммунальных домов на Астраханской улице, имеющих 60 квартир», заканчивается в ближайшие дни. По решению горсовета 70% жилплощади в этих домах выделялось «для заселения рабочими от станка промышленных предприятий, преимущественно теми, которые находится в наиболее тяжелых жилищных условиях». Это были в основном рабочие заводов имени Ленина, «Универсаль» и Трампарка. 10% жилплощади по согласованию с командованием дивизией предназначалось «для заселения комсоставом РКК частей саратовского гарнизона». Оставшиеся 20% передавались в распоряжение президиума горсовета «для заселения, в связи с организацией в Саратове центра Нижне-Волжского края».(5)
К концу строительного сезона 1928 г. дома были сданы, и люди смогли переехать в двух и трёхкомнатные квартиры с кухней и тёплой уборной.
(6)
Вид со стороны двора. Фото 1930 г.

Жилой дом, ул. Астраханская,118 В. Вид со стороны двора. 2018.

А в феврале 1929 г. было принято решение о строительстве третьего дома: «На Астраханской улице, кроме двух уже построенных домов, будет построен в этом сезоне вчерне третий дом на 30 квартир. Окончательная отделка – в будущем году»(7)

Tags: Дома Трампарка, Архитектура 1920-1930-е гг. 2 п., Архитектура 1920-1930-е гг., Саратов, Архитектор Старкмет А.М.

Мария Салий, 13-01-2018 16:56 (link)

Дома Трампарка. Часть 1. Предыстория. Проекты

Домами Трампарка называют три жилых дома на улице Астраханской - 118 А, Б, В, первоначально не имевшие никакого отношения к трампарку, кроме места расположения. Этот уникальный ансамбль, был первым опытом внутриквартальной многоэтажной жилой застройки в послереволюционное время и одним из первых подобных ансамблей в истории Саратова. К сожалению, не одно поколение саратовцев приложило руку к уничтожению первоначального замысла архитектора. Но и в наше время здания вызывают интерес и могли бы стать интересным экскурсионным объектом.
С 1918 до 1926 г. в Саратове не строили каменные жилые дома. Жилищная проблема решалась путём ремонта старых квартир и переоборудования нежилых помещений в жилые. В 1924 – 1926 гг. строительные кооперативы железнодорожников, в 1926 объединившиеся в один с названием «Новая звезда», строили небольшие посёлки из двухквартирных деревянных рубленых домов. Начало строительству многоэтажных каменных жилых домов летом 1926 г. положила закладка фундамента «для трехэтажного дома рабоч. строительного кооперат. т-ва «Связь» (по Ленинской улице, близ Ильинской)», известного как дом связи.
В это же время саратовский губкоммунотдел решает осуществить ещё более крупное строительство. И предлагает для обсуждения проект первого типового коммунального дома, разработанный инженером Александром Маврикиевичим Старкметом.

Старкмет А.М. (1887 - 1973). Фото из статьи Б. Донецкого "И купол был установлен..."(1)
«Дом каменный, трехэтажный с водопроводом, канализацией, центральным отоплением и электрическим освещением и с общими, для каждых шести квартир, прачечными и ванными комнатами.
В доме 30 квартир, из коих каждая состоит из трех комнат, кухни, передней и ватерклозета.
При каждой квартире предусмотрены в нишах стены два шкафа для белья, платья и т. п.
Построечная стоимость одной квартиры около 6000 рублей».
(2)

Проект, составленный Старкметом, сильно отличался от типового коммунального здания «Моссовета». В московской практике была принята четырёхквартирная ячейка (лестничная площадка) с односторонним освещением квартир. По внутренней планировке саратовский коммунальный дом должен был состоять в основном из двухквартирных секций "сквозного проветривания", то есть по две квартиры на лестничной площадке, окна каждой из квартир выходят на две стороны.
«Дом спроектирован по типу «сквозного проветривания», что обеспечивает всем квартирам хорошее проветривание и достаточное солнечное освещение при любом направлении фасада здания.
Каждая из трех комнат имеет отдельный ход из «передней», что в условиях нашего жилищного кризиса позволит пользоваться одной небольшой квартирой двум и даже трем семьям, не беспокоя друг друга».
При одинаковой площади квартир (44 кв. м.), высоте помещений (2, 90 м) и толщине межэтажных перекрытий квадратный метр в саратовском доме за счёт удачной планировки обходился дешевле, чем в типовом доме «Моссовета».
Следует отметить, что подобная жилищная планировка была введена в практику московского жилищного строительства в 1927 – 1928 гг. (2, 3)
«Также и конструктивная планировка <…> была решена по-новому: вместо продольных капитальных стен была запроектирована несущая столбовая – прогонная конструкция, по которым укладывались балки междуэтажных и чердачного перекрытий. Столбы осуществлены в железобетоне, что позволило сократить их сечение, а для прогонов и балок междуэтажных и чердачных перекрытий приняты железные двухтавровые балки №№ 30 и 22».(3)
Для постройки было выбрано место на Астраханской улице между Б. Казачьей и Михайловской (в наст. время ул. Вавилова) в плановом квартале №89, домовладениях №№62 и 64. Выбор был обусловлен рядом причин:
«1) Оно больших размеров, частью в виде пустыря, частью же беспорядочно застроено ветхими домиками. Несмотря на большой размер проектируемого дома (70 метров по длине фасада), все же не потребуется уничтожения хотя бы самых плохих жилых строений. При осуществлении дальнейшей застройки этого же участка подобным же домом потребуется снос или перенос лишь нескольких ветхих домиков.
2) Оно близко к главным трамвайным линиям.
3) Вблизи участка ныне прокладывается магистраль городской канализации и имеется достаточная водопровода магистраль.
4) Оно близко к школам, театру, цирку, базару, Крытому рынку и к ряду крупных заводов и предприятий.
5) На месте имеются пустующие складочные помещения и большая свободная территория, что значительно облегчит организацию работ. Все эти обстоятельства дают этому месту преимущество перед рядом других, тоже вполне пригодных мест».(2)
Отношение к новому дому было неоднозначным. П. Листков, принявший участие в обсуждении проекта на страницах областной газеты, указал на отсутствие в нём «учета новых бытовых условий»:
«Жилище организует быт и, следовательно, сознание трудящихся.
Имеющиеся у нас дома, без общественных столовых, кухонь, прачечных, ясель и т. д., в которых каждый жилец сам варит, моет, стирает, готовит и т. д., не только являются тормозом на пути к раскрепощению женщины, но и вырабатывают до мозга костей мещанскую собственническую идеологию. В новом, капитальном строительстве мы должны от этого резко и бесповоротно отойти.
Перейдем к постройке предлагаемого дома. Дом в 30 квартир. Квартира имеет 3 комнаты, кухню, переднюю и т. д. Дом со всеми удобствами и общими для 6 квартир прачечной и ванной. Каждая из 3 комнат имеет отдельный ход из передней, последнее обстоятельство, по выражению тов. Старкмет, «сглаживает имеющийся жилищный кризис». Все как будто на своем месте, лучшего и желать не надо.
Но что это даст в перспективу? Ведь проектируемый дом есть капитальное сооружение, рассчитанное на долговечность (100 лет не менее), а не временная постройка, которая сглаживает жилищный кризис и только, Исходя из этого, следует и вопрос ставить глубже. Здесь вот перед специалистами-строителями и должен стать в своей полноте вопрос о бытовых условиях.
Если будем строить прачешную на 6 кв., то почему не построить общую кухню, столовую и т. д. Ведь проектируемая кухня также будет отнимать у хозяйки 50 проц. жизни. По нашему соображению, нужно построить кухню-распределитель.
Это будет мощный рычаг, который сумеет разрушить «иго» проектируемой т. Старкмет кухни и сделает женщину свободной, с одной стороны, и даст питательную по качеству и вкусу хорошую, дешевую и т. д., пищу; а с другой, также следует построить общую столовую, которая не только необходима с точки зрения коллективизации, но и с точки зрения санитарии, гигиены, удобств и т. д».(4)
Обсуждение продолжилось на специальном заседании губкоммунотдела, посвящённом строительству нового коммунального дома в Саратове. Заведующий техбюро УМИ Старкмет сделал доклад о выборе места и типе проектируемого коммунального дома. Старкмет указал несколько мест, где могло быть построено по три больших коммунальных дома на 30 квартир каждый. Утверждение места строительства было отложено до осмотра других пустующих мест в рабочих районах города. В результате было принято следующее решение:
«Совещание признало необходимым строить квартиры с простой отделкой, но вполне гигиенические. Каждая квартира должна быть рассчитана на семью от 4 до 6 человек, при средней норме в 8 кв. метров на человека. При каждой квартире должна быть: кухня с русской печью, чулан и теплая уборная. Отопление – центральное, водяное, прачечная –общая на несколько . квартир. Желательна общая ванна с душами. Высота жилых комнат – в 2,90 метpa. В каждом доме должно быть 10 квартир в 2 комнаты и 20 – в 3. К постройке нового коммунального дома будет приступлено в новом строительном сезоне. Постройка дома обойдется в 200.000 рублей». (5)

Впоследствии было решено строить три коммунальных дома на Астраханской улице, причём это «была первая попытка ансамблевой застройки довольно крупного внутриквартального участка».
Так описывал этот ансамбль архитектор А.М. Старкмет:
«Генеральный план решен путем систематического расположения по обе стороны от центральной композиционной оси застройки двух тождественных трехэтажных четырехсекционных (четырёхподъездных – М.С.)домов -образной конфигурации. Внутреннее же пространство участка замыкается рассекаемым этой осью фронтальным четырехсекционным жилым домом той же этажности, образующим совместно о боковыми домами глубоко вдающийся "курдонер". При этом все парадные входы жилах секций, кроме фасадных, ориентированы в сторону "курдонера"».
Значительное внимание уделялось и внешнему виду зданий:
«Четкое горизонтальное членение цокольного и первого этажей, достигнутое благодаря вынесения наружу уступов, созданных переменной конструктивной толщиной стен, легкие выступы гладкого фриза над оконными проемами третьего этажа, а также лопаткообразных простенков II и III этажей и рельефный, умеренно вынесенный карниз с модульонами создают при общей глади расшитых белых кирпичных стен довольно богатую и глубокую светотень – гладкие же уступчатые фронтоны по осям лестничных клеток подчеркивают секционный характер этих жилых домов».(1)
Строительство, как и намечалось, было начато в 1927 г.

Источники:
1) Донецкий Б. И купол был установлен...//Саратовские вести. 2005. 3 февраля.
2) Старкмет А. ....// Саратовские известия
3) Старкмет А. Архитектура г. Саратова за 30 лет Советской власти. Первый этап. 1917 - 1933. С. 7 - 11.
4) Листков П. ...// Саратовские известия ...
5) Какой дом строить?// Саратовские известия....

Tags: Архитектура 1920-1930-е гг. 2 п., Архитектура 1920-1930-е гг., Дома Трампарка, Саратов

Мария Салий, 11-12-2017 09:12 (link)

Жилой дом, улица Советская, 23

Четыре дома на улице Советской построены в 1930-е годы. Все они расположены в квартале между улицами Вольской и Горького. Сегодня мы остановимся около дома №23.

Этот коричневый пятиэтажный дом с лепниной, необычным остеклением подъездов и дубовыми дверями парадных (в настоящее время одна из них уже заменена на железную), как и многие "элитные" дома конца 1930-х годов, был построен по проекту архитекторов В.П. Дыбова и Д.В. Карпова.




Фасад его когда-то был светло-серым, что заметно на этой фотографии

А со стороны двора здание не штукатурили.


Жилой дом работников УНКВД по Саратовской области, рассчитанный на 30 квартир, был построен в 1938 году в рекордные сроки - всего за полгода - и сдан к 7 Ноября. Перед домом сразу были высажены молодые тополя и американские клёны. Во дворе соорудили фонтан, устроили тенистые аллеи из вязов, тополей, клёнов и сирени, подготовили детскую и волейбольную площадку.
Фасад дома был оштукатурен сложным раствором, а затем - впервые в Саратове - терразитом (искусственным камнем). В дубовые двери с бронзовыми ручками были вставлены зеркальные стёкла. Мозаичные ступени лестницы были сделаны прямо на стройплощадке, потому что ни одно из предприятий Саратова не приняло заказа на их изготовление (правда, по словам одного из жильцов дома, ступени сейчас монолитные и всегда были такими).
Руководил строительством инженер И.Ф. Скоморовский, сумевший не только построить этот прочный красивый дом за короткий срок, но и сэкономить выделенные на строительство деньги.

Сейчас уже нет ни аллей, ни фонтана, ни спортивной и детской площадок, но дом ещё по-прежнему красив и прочен.

Tags: Архитектура 1920-1930-е гг., Саратов, Архитектура, Архитектура второй половины 1930, Архитектор Д.В. Карпов.

Мария Салий, 21-06-2017 11:14 (link)

"Как не надо строить дома-коммуны"



Жилой дом ЖСКТ "Рабочий" (дом-коммуна), ул. Провиантская, 7, арх. С. А. Лисагор, Е.М. Попов.
О доме-коммуне - саратовском символе эпохи конструктивизма - писали много и подробно, поэтому сказать что-то новое о нём достаточно сложно. Тем, кто хочет узнать о его устройстве, истории и современном состоянии просто необходимо прочитать статьи А. Кашанина "Жилой дом "Рабочий"" (http://tektonika-plus.ru/po...) и Дениса Жабкина "Дом-коммуна "Рабочий" - живой памятник конструктивизма в Саратове" (http://djhooligantk.livejou...).
(Правда, я не во всём согласна с Денисом в отношении "нового быта". Думаю, он и сам не отказался бы жить в доме, где находились бы детский сад, столовая или кулинария с отделом готового питания, прачечная и досуговый центр. А если учесть, что в конце 1920-х - начале 1930-х гг. не было стиральных машин (стирали в корыте), пылесосов, телевизоров, компьютеров (даже радио было далеко не во всех домах), газовых или электрических плит (готовить приходилось на примусе, а это 1 конфорка!), утюги заправлялись углями или грелись на печи и что во многих домах не было горячей воды, то прачечные, фабрики-кухни, бани, клубы при доме или комплексе домов были просто необходимы).
О доме-коммуне трудно сказать что-то новое, но всё-таки я решилась внести в общее дело свою ложку дёгтя и рассказать, каким увидели его саратовцы в 1932 году, когда строительство подходило к концу и дом только начинали заселять. К сожалению, из-за отсутствия исторических фото приведённые мной фотографии интерьеров показывают, в каком удручающем состоянии находятся некоторые помещения дома-коммуны сейчас.


Строительство дома-коммуны было начато в марте 1930 г. Дом предназначался для рабочих-ударников.

Фото из газеты "Поволжская правда" за 4 декабря 1930 г.
Интересно, что в некоторых источниках (1) говорится о трёх домах-коммунах ("в городе строятся три дома-коммуны"), к ним относили жилой дом на 179 квартир (2 корпуса) на ул. Степана Разина, строившийся кооперативом "Новая звезда", комплекс домов горУКХ из пяти корпусов на площади 1905 года (Дома 8 Марта) и, наконец, возводимый ЖСКТ "Рабочий" дом "Коммуна" на 129 квартир, 46 квартир которого были сданы и заселены к середине февраля 1932 г. Правда, большинство жильцов нельзя было отнести ни к рабочим, ни к ударникам ("в 46 квартирах живут только три рабочих-ударника; 25 квартир отдано не рабочим - бухгалтерам, библиотекарям и прочим"). На первом этаже временно располагалось общежитие для строителей дома.
К домам-коммунам предъявлялись вполне определённые требования (2):"мaксимум условий для организации нового быта, для обобществленного обслуживания бытовых потребностей.
В доме-коммуне должен быть предоставлен максимум удобств: чистая, светлая, теплая, со всеми коммунальными услугами квартира, общественная столовая, прачечная, библиотека, детская комната, клуб, ванна и т. д.
ЖСКТ «Рабочий» (Саратов) выстроил дом-коммуну".

Фото из личного архива Алексея Голицына. Размещено на сайте "Фотографии старого Саратова"
Однако не всё в этом прекрасном здании обрадовало жильцов. И это нашло отражение в саратовской прессе.
"Подходя к этому грандиозному зданию на Провиантской улице ожидаешь найти все эти удобства за громадными сплошными, во всю длину здания окнами.
Но ожидания оправдываются лишь в сравнительно небольшой степени; больше же всего – разочарований и недоумений.

«НЕОБЫЧАЙНАЯ» АРХИТЕКТУРА

Прежде всего разочаровывает архитектурно-конструктивная часть здания. Страшно неудобны 2-х и 3-комнатные квартиры, в которые попадаешь после серии узких и крутых, со многими поворотами лестниц.



Говорят, что при проектировке здания преследовалась цель максимально использовать кубатуру здания. Однако было забыто рациональное использование площади. Поэтому в квартирах немало комнат, соединенных крутыми лестницами, потому что полы в них находятся на разных уровнях.

Потолки низкие – стоящий на полу среднего роста человек может достать их рукой.


Кран водопровода, унитаз и ящик уборной находятся непосредственно в комнате. Хоры низкие, отгороженные барьером, условно называются «второй комнатой».
Все эти надстройки и пристройки отнимают много полезной жилой площади. Особенно плохо в двухкомнатной квартире. Лестница, кран и унитаз, около крана тазы, корыта и проч. кухонная утварь. Все это находится в квартире и создает впечатление общей кухни. Направо – другая лестница на хоры, и поэтому квартира называется 2-комнатной. Хоры низки, потолок давит обитателя. Уборная –— при входе и имеет две сквозные двери в другую квартиру, так что соседи через уборную могут ходить друг к другу в гости. Пригодно такое устройство и для воров. Дети и старики на крутых лестницах рискуют получить увечье, а матери постоянно должны дрожать за ребенка.
Ни в одну из квартир нельзя внести мало-мальски крупной вещи; (гардероб, пианино, большой стол и т. д), как будто бы все это упраздняется в домах-коммунах.
Ни в одной из квартир не предусмотрено устройство ванн.
В квартирах слышны громкие разговоры с верхних этажей и из соседних квартир.
Плохо сделаны подоконники, в некоторых квартирах они уже отламываются. Побелка невероятно пачкает, всюду сырость.
Из всех жилых этажей ведет в обобществленный сектор единственный теплый ход, и это представляет большое неудобство для обитателей дома.
Впрочем, не все плохо в доме-коммуне. Очень удобны и хороши однокомнатные квартиры и часть 2-комнатных, без лестниц и хор. Во всех без исключения квартирах и коридорах много света. В квартирах тепло.
Бывают перебои в подаче воды. Недостаточно оборудована канализация. Был такой факт, когда в столовую рабочих пролились из-за отсутствия канализационных труб нечистоты с верхних этажей (теперь это безобразие ликвидировано)".(2)

Строительство коммунального корпуса затягивалось. И хотя была поставлена задача окончить строительство к 1 марта 1932 г.(1), сами строители надеялись при удачном стечении обстоятельств достроить "обобществлённый сектор" не позднее апреля (2).


ОБОБЩЕСТВЛЕННЫЙ СЕКТОР СТРОЯТ ПОД КОНЕЦ

Строительство обобществленного сектора необходимо форсировать. Однако, этого недооценили некоторые головотяпы. При вселении жильцов первой опереди в квартирах не было помещений для приготовления пищи, мытья белья и т. д. Сейчас во всех квартирах шумят примуса, коптят керосинки, везде стоят корыта, ванны и т. п.
Обобществленный сектор начали было строить ударными темпами: теперь выложены уже стены, сделаны междуэтажные перекрытия, остается дело за крышей, но отстройка этого важнейшего для дома-коммуны здания срывается. Есть все материалы для перекрытия крыши, но строительство не может установить стропил из-за отсутствия хомутов. Хомуты заказаны больше двух месяцев назад механическохлесарной мастерской. Из-за перехода мастерской в горКО, заказ сейчас совсем не выполняется. Зав. мастерской Степанов заявил: «Теперь пускай хомуты делает кто угодно, а мы не будем».
Прораб Малюков заверил бригаду, что при наличии хомутов строительство обобществленного сектора может быть закончено не позднее апреля. Пожарно-санитарная комиссия, обследовавшая дом-коммуну в конце января, нашла здание в пожарном отношении неблагополучным и все же на весь дом теперь имеется только 3 огнетушителя".(2)
Есть источники, подтверждающие, что в 1932 году дом всё-таки был сдан. (3)
Бригада «Пов. правды» и ИТР, обследовавшая дом, пришла к печальным выводам:
"Тип дома-коммуны, выстроенного в Саратове, в конструктивной части имеет больше отрицательных, чем положительных сторон. От такого типа построек в дальнейшем необходимо отказаться совершенно".

Таким образом, мы видим, что творческие искания московских архитекторов были не только осуждены в период "крутого поворота в архитектурной практике", но и не поняты современниками.

Список источников
1. "Строители"// Поволжская правда. 1932. 21 февраля.
2.Бригада «Пов. Правды» и ИТР: Колодезнева, Яурова, Стешин, Бажанов (техник-строитель), Осипов (ИТР), Язынин (техник), Симакин (ИТР).Как не надо строить дома-коммуны// Поволжская правда. 1932. 17 февраля.
3. Беркович Г. Мой конструктивизм. http://atss.brinkster.net/N...

Мария Салий, 24-02-2017 15:20 (link)

Многоэтажные жилые дома. 1939 - 1941 гг. Часть 4.

Дома железнодорожников

Бывает, что зданиям, так же как и людям, не везёт. Иногда с самого начала. Представьте себе на минуту, что этот дом построили бы на одной из центральных улиц: на проспекте Кирова, например, или на улице Ленина, на Советской или на Волжской, в конце концов на Вольской или Чапаева. И попал бы он, может быть, в путеводители по Саратову. А возможно, не обошли бы его вниманием и в книгах, посвящённых архитектуре города.

Жилой дом, 1-ый Станционный проезд, 3.

Вид со стороны двора.
В доме три подъезда. В подъезды по два входа: с улицы и со двора, причём находятся они на разных уровнях.


Вход со стороны улицы.

Вход со стороны двора.
На лестничной площадках, выложенных плиткой, по две квартиры. В подъезде с начала 1940-х сохранились не только двери, но и почтовые ящики.


Так выглядят окна в подъездах.

Снаружи.

Изнутри.
Когда-то в цокольном этаже находилась мастерская по ремонту обуви.

"На станции Саратов II во втором квартале сдается в эксплуатацию четырехэтажный каменный дом из двухкомнатных и трехкомнатных квартир, общей площадью 750 квадратных метров" - сообщалось в газете "Коммунист" в марте 1940 года ("Жилые дома для железнодорожников", «Коммунист», 28.03.40).
Возможно, речь в заметке шла об этом здании или о доме, расположенном по адресу: ул. Станционная, 1. По сведениям с сайта "Реформа ЖКХ", в Станционном посёлке два четырёхэтажных жилых дома, построенных в 1941 г.
Во втором доме два подъезда, 8 квартир. Подъезды также имеют по два входа и такое же необычное остекление со стороны улицы.

Жилой дом (1941 г.), улица Станционная, 1.

Улица Станционная, 1. Вид со стороны двора.


Продолжение следует.

Tags: Архитектура 1920-1930-е гг.

Мария Салий, 19-02-2017 11:55 (link)

Многоэтажные жилые дома. 1939 - 1941 гг. Часть 3.

Первый жилучасток

Аэрофотосъёмка 1942 года позволяет установить, что к тому времени на Первом жилучастке, кроме комплекса жилых домов завода комбайнов (1929 - 1930 гг) и двух домов для работников ТЭЦ-1 (1934 г.), было ещё 4 многоэтажных многоподъездных дома, причём один из них - недостроенный. Современные адреса: №№ 1 и 3 по проспекту Энтузиастов и №№ 12 и 14 по улице Орджоникидзе (они отмечены соответствующими номерами).



Улица Орджоникидзе, 12.

Улица Орджоникидзе, 14.

Проспект Энтузиастов, 1.

Проспект Энтузиастов, 3.

В 1940 г. планировалось сдать в эксплуатацию три пятиэтажных дома на жилучастках завода комбайнов (к тому времени уже авиационного). Строительство одного из них, на 30 квартир, предполагали закончить к 1 Мая.

"Коммунист", 4 апреля 1940 г.
На фотографии дом № 1 по проспекту Энтузиастов, за ним виден строящийся дом №3.
"Этот дом будет хорошо оборудован. Здесь будут: канализация, водопровод, электричество, ванны с горячей и холодной водой, на кухне специальные металлические печи новой конструкции, широкие лестницы, балконы. Сейчас в доме проводятся штукатурные и малярные работы. По предварительным подсчётам, общая стоимость постройки этого дома составит 1 миллион 100 тысяч рублей", - сообщала газета "Коммунист" ("Новое строительство", "Коммунист", 15 февраля 1940 г.)
Дом был сдан в эксплуатацию в ноябре 1940 г.

Фото из газеты "Коммунист".
Интересно, что на всех фотографиях дом запечатлён со стороны двора. С этой стороны его архитектурное оформление гораздо интересней, чем со стороны уличного фасада.


Вид со стороны двора.

Вид со стороны улицы.
У здания есть общие черты с домами ИТР ГПЗ (Пр. Энтузиастов, 51 и 53).
http://my.mail.ru/community...
Об остальных домах больше никаких сведений нет. На сайте "Реформа ЖКХ" указано, что дом №3 по проспекту Энтузиастов был введён в эксплуатацию в 1942 году. Но судя по тому, что на фотографии 1940 г. он достраивается, это могло произойти и раньше.

Проспект Энтузиастов, 3. Вид со стороны улицы.

Проспект Энтузиастов, 3. Вид со стороны двора.
По данным "Реформы ЖКХ", дом №12 по улице Орджоникидзе введён в эксплуатацию в 1941 г. По сведениям, полученным от местного жителя, это дом для работников завода щелочных аккумуляторов, построенный в 1939 г. В любом случае, дом довоенный.

Улица Орджоникидзе, 12.


Улица Орджоникидзе, 12. Вид со стороны двора.
Дом № 14 по улице Орджоникидзе, по информации с сайта "Реформа ЖКХ", сдан в эксплуатацию в 1952 г. Однако на аэрофотосъёмке видно, что в 1942 году строительство было близко к завершению. Местный житель сообщил, что этот пятиэтажный жилой дом завода щелочных аккумуляторов строили заключённые во время войны.

Улица Орджоникидзе, 14. Вид со стороны подъездов.

Улица Орджоникидзе, 14.

Продолжение следует.

Tags: Архитектура 1920-1930-е гг.

Мария Салий, 18-02-2017 20:02 (link)

Жилые дома. 1939 - 1941 гг. Часть 2

Жилые дома, представляющие на архитектурной карте Саратова период конца 1930-х - начала 1940-х, построены по проектам 1935 - 1936 гг. и имеют общие черты с другими зданиями середины 1930-х годов.
Большинство же многоэтажных жилых домов конца 1930-х - начала 1940-х в книгах и статьях, посвящённых архитектуре нашего города, не упоминаются. С первого взгляда трудно отнести их к довоенному времени. Эти четырёх- - пятиэтажные дома строились без особых архитектурных изысков и, как правило, предназначались для работников заводов.
Три из них расположены в центральных районах города.
1) Мирный переулок, 6 (1939 - 1940 гг). Четырёхэтажный жилой дом с помещениями для детского сада и магазина.. Отличительной особенностью здания является орнамент из шестерёнок и снопов на фасаде.



О нём можно прочитать здесь:
https://my.mail.ru/communit...
2)Улица Бахметьевская, 18. Пятиэтажный жилой дом завода имени Ленина на 38 (40) квартир (1939, строительство 1940 г.) с помещением для магазина. Архитектор Т. Л. Едлина.


Строительство закончилось осенью 1940 г., о чём сообщали саратовские газеты.

"Молодой сталинец", 26 сентября 1940 г.

"Коммунист", 16 ноября 1940 г.
3) Улица Большая Садовая, 151. Пятиэтажный жилой дом (1941).



Вид со стороны двора.
В статье "Новые жилые дома" ("Коммунист", 12 июня 1941 г.) сообщалось: "...пятиэтажный жилой дом достраивается в районе Клинического посёлка". В октябре 1940 г. в "Коммунисте" упоминалось об открытии нового бакалейно-гастрономического магазина в доме по Б. Садовой улице ("Новые магазины в Саратове", "Коммунист", 10 октября 1940 г.), возможно, речь шла об этом доме.
Продолжение следует.

Tags: Архитектура 1920-1930-е гг.

Мария Салий, 15-02-2017 15:55 (link)

Многоэтажные жилые дома. 1939 - 1941 гг. Часть 1.

В 1939 - 1941 г. в Саратове было построено несколько жилых домов, словно предназначенных для того, чтобы представлять эпоху на архитектурной карте города.
Вот их адреса.
Улица Волжская, 34*. Дом Инжкоопсоюза (1940). Построен по проекту Ф.Ф. Леонгардта.


Улица Горького, 28**. Дом ИТР ГПЗ (1940). Построен по проекту С.П. Крамида.


Улица Советская, 29. Т. Шевченко, 12. Четвёртый дом Облисполкома (1 и 2 секция - 1939, 3 и 4 секция - 1940).






Улица Рабочая, 10. Дом СарГРЭС (1939)***. Архитекторы В.П. Дыбов, Д.В. Карпов.


Площадь Орджоникидзе, 11. Дом завода зуборезных станков (1 и 2 секция - 1940, 3 и 4 секция - 1941).



Однако эти жилые дома представляют другой период: все они (кроме дома ИТР ГПЗ) построены по проектам 1936 г., когда "в архитектурной практике города произошёл крутой поворот"(1). В 1936 году началось строительство нескольких зданий, архитектурное оформление которых должно было служить не только для украшения города, но и для "внедрения художественного вкуса, роста культуры в быту".Но средств катастрофически не хватало, дома сдавались через 3 - 4 года после начала строительства, а людям нужны были квартиры.
Поэтому примерно в 1939 - начале 1940-х стали строить проще: красиво, но без особых архитектурных изысков. Каждое из зданий, построенных в эти годы, можно ошибочно отнести к более позднему времени. Однако, если рассмотреть их вместе, можно заметить общие черты. О них я и расскажу в следующей части.
Продолжение следует.
1. Здесь и далее цитируется статья В.П. Дыбова "Против упрощенчества и схематизма в архитектуре" ("Коммунист", 24 февраля 1936 г.).
* Подробнее об этом здании:
http://my.mail.ru/community...
http://my.mail.ru/community...
** Подробнее об этом здании:
http://my.mail.ru/community...
*** Об этом здании:
http://my.mail.ru/community...

Tags: Архитектура 1920-1930-е гг.

Мария Салий, 30-07-2016 10:14 (link)

Ленинский посёлок

«Автомобили, разбрасывая по сторонам густую жирную грязь, минуют Солдатскую слободку, огибают новый Ленинский посёлок из 2-этажных домов, проезжают под мостиками желдор путей и, наконец, выходят на Астраханский тракт», – писал Г. Донской в статье «Там, где будет завод» 16 июня 1929 г.("Поволжская правда") Это пока единственное известное упоминание Ленинского посёлка: ни на современных, ни на старых картах он не отмечен. Ленинским посёлком автор статьи называет несколько в то время недавно построенных и недостроенных домов для рабочих завода имени Ленина, которые на фоне скученных покосившихся хибарок Солдатской слободки действительно выглядели небольшим посёлком. В середине 1929 г. ещё не вырос «город за городом» – жилучасток Завода комбайнов – и дома завода имени Ленина были самым удалённым от центра новым жилым массивом. К концу 1929 – началу 1930 г. в нём были достроены ещё три дома, один из которых – трёхэтажный.
К сожалению, точных сведений о том, сколько было домов в Ленинском посёлке (6 или 8) и на какое количество квартир они были рассчитаны, нет. Сейчас сохранилось 6 домов, большинство в изменённом виде. 5 из них, все двухэтажные, внесены в список выявленных объектов культурного наследия:

Дом жилой, 1927 г. ул. Орджоникидзе, 117
Дом жилой, 1927 г. ул. Орджоникидзе, 119
Дом жилой, 1927 г. ул. Орджоникидзе, 123
Дом жилой, 1927 г. ул. Орджоникидзе, 125
Дом жилой, 1927 г. ул. Орджоникидзе, 127
Время строительства указано не для всех зданий точно, к тому же ни одно из них больше не является жилым домом.
false
false
false
Единственный сохранившийся почти в первозданном виде и до сих пор являющийся жилым расположен по адресу: ул. Орджоникидзе, 121. На сайте «Реформа ЖКХ» указано, что в доме 3 этажа и 2 подъезда, 18 помещений, 16 из них жилые. Общая площадь 975, 19 (907, 30) кв.м., жилая – 824, 19. Дом кирпичный с деревянными перекрытиями. В качестве года в эксплуатацию указан 1929, но в действительности он был достроен и заселён не раньше августа 1930 г.
false

История Ленинского посёлка

В конце 1920-х годов жилищный вопрос для рабочих завода имени Ленина – вопрос жизненный. «Большинство рабочих из-за недостатка жилплощади у завода вынуждено ежедневно «путешествовать» на работу от Соколовой горы», другие живут в хибарках и полуподвалах Солдатской слободки в комнатушках с низкими потолками по несколько человек на 4-5 кв. м., и не всегда эти несколько человек – одна семья. Многие рабочие состоят в жилищно-кооперативных товариществах по полтора-два года, а строительные кооперативы отказываются строить новые дома в слободке, потому что взят курс на крупное каменное строительство, и если «на окраинах строить такие здания, то центр может превратиться какой-то посёлок». Остаётся только следить за тем, как ЖСКТ «Рабочий», членами которого являются и металлисты, возводит новые дома в центре города. В этих условиях двухэтажные дома, построенные заводом им. Ленина «из местных средств», кажутся просто подарком судьбы, даже при том что «квартплата за каждый метр в этих домах на 20 коп. дороже, чем в домах кооператива “Рабочий”» ( по материалам газеты "Молодой ленинец" за 23 декабря 1928 г.).
Так обстояли дела в 1928 году. Однако история посёлка началась раньше, когда в июне 1926 г. "президиум ГСНХ разрешил металлотресту заключить договор на постройку 3-х каменных домов для рабочих зав. им. Ленина"("Саратовские известия", 2 июня 1926 г.), которые стали одними из первых многоквартирных каменных жилых домов, построенных в Саратове после революции. Для строительства была отведена площадь на территории бывш. химического завода Азорина в Солдатской слободке. Планировалось, что "новые постройка будут типа рабочих жилищ, двухэтажные кирпичные дома в 8 квартир, по две-три комнаты, с отдельной кухней для каждой квартиры, уборной и кладовой.
Кубатура каждого дома будет равняться 1976 куб. метр: общая длина площади каждого этажа —184.80кв. метров е общей полезной площадью на каждый этап в 123,4 метра с водопроводом, канализацией, электрическим освещением и печным отоплением.
К постройке, согласно проекта договора, заводоуправление должно приступить не позднее 1 августа 26 г. и закончить работы, сделав строение вполне пригодным для жилья, не позже июня 1927 года. Порядок работ следующий: в первую очередь разбираются все существующие старые постройки на территории бывш. химического завода, причем в строительный сезон текущего года все работы, за исключением внутренней отделки, должны быть произведены до 1 ноября".(М. «Жилища для рабочих завода имени Ленина», «Саратовские известия», 4 августа 1926).
В 1926 году на постройку домов "были получены средства из цекомбанка в сумме 150 тыс. руб". Строительство велось в течение двух сезонов.
Три жилых дома на 24 квартиры были достроены в августе 1927 года.
Каждая квартира, как и планировалось, состояла из двух комнат и кухни. В домах были "оборудованы все службы: погреба, сушилки. Несмотря на отдаленность расположения домов, последние присоединены к общей сети канализации, водопровода, оборудовано электричество.'
Члены горсовета, обследовавшие вновь построенные дома, признали, что в смысле удобства, качественного выполнения – построенные дома не оставляют желать лучшего.
Отборочная комиссия на заводе им. Ленина отвела квартиры по степени нуждаемости: в новые дома переселились в первую очередь семьи, жившие в подвалах" Солдатской слободки.
6 ноября 1927 года состоялось торжественное открытие новых домов для рабочих-ленинцев. ("Жилища – рабочим", "Саратовские известия", 10 ноября 1927 г.)
false
"Саратовские известия", 26 августа 1927 г.
В настоящее время это №№ 119, 121, 123 по ул. Орджоникидзе. К сожалению, мансарды и пластиковые окна заметно изменили их вид.

Фото из личного архива пользователя kenguru с сайта "Фотографии старого Саратова" ( http://oldsaratov.ru/photo/...).


Современный вид зданий.
26 августа 1928 г. «Поволжская правда» сообщала: «Завод им. Ленина строит два новых двухэтажных дома для рабочих. Каждый из них рассчитан на 8 квартир. <…> Дома будут готовы к 20 октября».

Вероятно, первоначально планировалось более масштабное строительство, но возникли финансовые трудности: «отпущенные средства меньше потребных из-за своеобразного «толкования» цекомбанком стоимости кубометра стройки»(Рабочее жилищное строительство под угрозой срыва. Поволжская правда. 1928 г. 9 июня). В заметке "В новых домах - старая жизнь" ("Молодой ленинец", 18 декабря 1928 г.) сообщается, что "для рабочих завода имени Ленина заводоуправление отстроило два хороших общественных дома - 34 квартиры".

Фото из газеты "Молодой ленинец" за 23 декабря 1928 г.
О том, что это были за квартиры, о достоинствах и недостатках новых домов можно узнать из статьи Г. У. «В новых домах», опубликованной в газете «Молодой ленинец». 23 декабря 1928 г. Её текст привожу полностью:
В новых домах

"На окраине Солдатской слободки не так давно выросло 5 домов, отстроенных на 24 квартиры.
Эти квартиры теперь уже заселены рабочими завода им. Ленина.
Манит в сумерки к себе яркий свет, разливаемый из окон и обещает уют и тепло. Заглянем внутрь. Квартира рабочего состоит из 2-х комнат (кухни и передней). В квартире водопровод, электричество и тёплая уборная.
Не редкость народные муэыкальные инструменты: гармошка, балалайка, в некоторых квартирах проводятся редко радиоустановки. За положительными сторонами этих жилищ следуют и минусы.
Рабочий тов. Касивкин говорит о холоде в квартирах. Печи расположены внутри квартир так, что теплота не доходит до крайних стен, сами печи так были сделаны, что их уже по нескольку раз перекладывали. Нет общественной бани, прачечной, высока квартирная плата. На 120 жильцов нет комнаты для культработы и для общего собрания, которые приходится устраивать под открытым небом. Тов. Самсонов жалуется на холод.
— Я в течение двух лет переделываю голландку, и все же холодно и дымно, окна большие, а притворены плохо; двери устроены по типу летних… дует. В передней, как на улице.
Тов. Медведева просит замостить переулки у домов: грязь, на ходулях не пройдешь. Плохое освещение, часто дня по два не горит у нас электричество, по суткам не бывает и воды.
Подали мы заявление и насчет соседства с нами кишечного завода, от которого... откроешь форточку – нос затыкай.
Квартирами мы, после хибарок в 4-5 метр., из которых выбрались, довольны, здесь светло и просторно, и все удобства, жаль, что администрация завода, отпуская средства на постройку жилищ, не привлекла рабочих к обсуждению проекта и смотру строительства. Наша просьба сейчас: срочно перестроить двери".

Жалоба товарища Самсонова: «Я в течение двух лет переделываю голландку…» - указывает на то, что речь идёт о первых трёх домах, построенных в 1926 - 1927 гг.

Фото из газеты "Молодой ленинец" за 19 апреля 1929 г.
23 декабря 1928 г. в «Молодом ленинце» писали о пяти построенных и заселённых домах завода имени Ленина. А 15 октября 1929 г. в «Поволжской правде» появилась фотография двух новых двухэтажных домов завода, на 16 квартир каждый.

Легко определить, что это №№ 117 и 125 по ул. Орджоникидзе. До недавнего времени они выглядели почти так же, как на старой фотографии.



Фото 15 января 2012 г.
Летом 2012 г. у дома №117 была надстроена мансарда.

октябрь 2012


Фото 29.07.2016 г.
На старой фотографии видно, что между двухэтажными домами строится ещё один дом. О построенных двух новых домах на 8 квартир каждый и строящемся доме на 18 квартир со специальным ледником для каждой квартиры сообщает подпись под фотографией в "Поволжской правде" за 17 октября 1929 г.

Адрес дома на 18 квартир - ул. Орджоникидзе, 121.
1 ноября 1929 г. в «Молодом ленинце» появилась его отдельная фотография, сопровождавшаяся информацией о том, что дом для рабочих завода имени Ленина «строится без лесов, в полтора кирпича и будет утеплён фибролитом».

К середине августа 1930 года постройка трёхэтажного дома была вчерне окончена: "проведена канализация, закончена кладка печей, штукатурка стен, настилка полов и остекление. Закончить строительство планировали во второй половине августа ("Новый жилой дом на заводе имени Ленина". "Поволжская правда" за 16 августа 1930 г.).
В жилом доме на 18 квартир до сих пор сохранилось ленточное остекление окон (окна в подъездах пока не заменили на пластиковые).



В подъездах деревянные лестницы, лестничные площадки и подоконники.




Из газетных материалов видно, что Ленинский посёлок состоял из семи двухэтажных и одного трёхэтажного дома, построенных в 1927 – 1930 гг. По поводу трёхэтажного дома никаких сомнений нет, но количество двухэтажных домов вызывает вопросы. Сколько было квартир в пяти домах, построенных к концу 1928: 24 или 58? Каждый из трёх домов, сданных в 1927 г., был восьмиквартирным. Может, к концу 1928 года были заселены три дома, а два ещё не дострены? Возможно, их сдали в 1929 году. Сейчас сохранилось пять двухэтажных бывших жилых домов завода имени Ленина, причём три из них построены по одному проекту, а два – по другому.
На современной карте это дома №№117,119,123, 125, 127.
https://yandex.ru/maps/194/...
Но если сравнить современную карту с картой 1934 г., можно увидеть, что по бокам от дома №123 есть ещё два здания, поэтому можно предположить, что двухэтажных домов было действительно семь, а авторы статьи неправильно указали количество квартир в пяти домах.


Дома завода имени Ленина (Ленинский посёлок) - первый посёлок из кирпичных домов, построенный в Саратове специально для рабочих. Он мог бы стать интересным экскурсионным объектом для интересующихся архитектурой 1920-х - 1930-х годов.




Tags: Краеведение, Архитектура 1920-1930-е гг., Дома завода имени Ленина, Архитектура 1920-1930-е гг. 2 п.

Мария Салий, 20-07-2016 14:53 (link)

Ласточки

Есть ласточка деревенская - касатка и ласточка городская - воронок. Но если вы думаете, что городские ласточки встречаются только в городе, а деревенские - в сельской местности, то наверняка ошибётесь. В Саратове, например, я уже давно не видела ласточек, у нас во дворах мелькают стрижи. А вот в Хвалынске можно встретить сразу обеих ласточек - и городскую, и деревенскую. Я уже второй год подряд в июле наблюдаю за жизнью этих птиц и научилась их различать. Правда, сначала я не могла понять, кто из них кто, и поэтому называла просто "белые" и "красномордые".
Познакомимся с этими двумя видами поближе.
Итак, "белая" ласточка, она же городская, она же воронок. У неё снежно-белая грудь и чёрная спина.


Городские ласточки поселяются большими колониями, тесно лепят одно гнездо к другому, обычно над окнами домов.




Гнёзда закрытые сверху с небольшим отверстием, куда залетают взрослые ласточки и откуда выглядывают вечно голодные птенцы.



Ласточек так много и они так часто подлетают к гнёздам, что у меня сложилось впечатление, как будто воронки кормят всех птенцов подряд, и своих, и чужих.


Деревенские ласточки ("красномордые"), они же касатки, живут отдельно, семьями. И лепят свои гнёзда в укромных местах, иногда очень неожиданных, но обязательно под крышей. И это понятно: ведь гнездо деревенской ласточки сверху открыто.





Как вы, наверное, уже заметили.У деревенской ласточки тёмно-красный "подбородок" и розовая нижняя часть брюха. Она чуть крупней городской. Птенцов касатки можно рассмотреть очень хорошо: они сидят в полуоткрытых гнёздах. Так же, как и птенцы воронка, они всё время хотят есть. Но еду получают всё-таки реже. Зато растут с необыкновенной скоростью. В прошлом году я следила за семьёй "красномордых" ласточек чуть меньше недели, и за это время птенцы перестали помещаться в гнезде.






А стрижи в Хвалынске тоже есть, но летают они так быстро и так высоко, что сфотографировать их у меня не получилось.


Tags: Краеведение, Птицы

Мария Салий, 29-01-2016 15:11 (link)

Архитектура 1930-х годов в Саратове. Дом книги. Часть 4

Некоторые саратовцы, наверное, помнят, что раньше Дом книги иногда называли Когизом. В здании находился не только книжный магазин, но и городской склад Когиза и бибколлектор.
«Дом книги будет одним из самых больших книгохранилищ Саратова. В него перенесут литературу почти изо всех городских складов Когиза. В здании постоянно будет находиться не менее чем на три миллиона рублей книг, брошюр, нот», – писала газета «Коммунист» 7 ноября 1937 г. (1)
Подробней о назначении и внутреннем устройстве Дома книги сообщалось в «Молодом сталинце» за 30 сентября 1937 г.
«Дом будет занят Областным отделением книготоргового объединения государственного издательства, его базой и библиотечным коллектором.
В первом этаже, в просторном светлом помещении, будет открыт центральный книжный магазин. Во втором этаже разместится аппарат КОГИЗ'а и его база. Под склад-книгохранилище базы отведен зал в 350 квадратных метров. Примерно такой же зал отведен в третьем этаже под склад библиотечного коллектора.
В подвале дома – склад в 760 кв. метров. Здесь будет книгохранилище и распаковочное отделение. Отсюда грузоподъемным лифтом книги будут передаваться на склад базы». (2)
Но лучшие помещения отводились под магазин – главный книжный магазин Саратова. В 1938 году в нём было 12 отделов: художественной литературы, научно-технической, транспортной, медицинской, социально-экономической, политической, сельскохозяйственной, оборонной, национальной и детской, музыкальный отдел и отдел изопродукции.
«Наиболее полно укомплектован литературой социально-экономический отдел. Здесь имеются произведения Ленина и Сталина, избранные философские сочинения Н. Г. Чернышевского, произведения Маркса, Энгельса, Гегеля. Есть альбомы граммофонных пластинок с речами товарищей Сталина и Молотова на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов.
В детском отделе внимание ребят привлекает серия занимательных книжек: «Для умелых рук», «Буер», «Гидростанция», «Санки».
Большой интерес представляет отдел национальной литературы.
Обширен выбор книг на немецком языке. Есть «Железная пята»—Джека Лондона, сочинения Пушкина, Горького <…> Хорошо оформлен отдел изопродукции. Имеются бюсты и портреты вождей, изящные цветные копии с картин, хранящихся в музеях Советского Союза», – писал Л.Прозоровский в статье «Лучший в Саратове книжный магазин» (3).
В 1941 году в магазине работал отдел «Книга-почтой». О нём рассказывалось в газете «Коммунист» за 30 мая 1941 г . «Двое сотрудников отдела «Книга – почтой» перебирают большую кипу писем – это последние запросы, которые ежедневно приходят десятками из городов и сел не только Саратовской области, но и со всего Советского Союза.
Сельский учитель И. М. Сиркис, работающий в одном из новых районов Советской Молдавии, просит выслать книги по высшей математике. Из колхоза «Красная заря», Перелюбского района, поступила просьба прислать «Словарь антирелигиозника». По заявке К. И. Вендерова из Пугачева для него разыскали в магазине букинистической книги «Историю России»—Соловьева. На днях «История России» и «Петр I»—Богословского будут пересланы в Пугачев тов. Вендерову.
Недавно «Книга—почтой» разослала в колхозы области большой список литературы по сельскохозяйственным вопросам; из многих колхозов поступили просьбы прислать им всю имеющуюся в списке литературу»(4).
Магазин с первых дней работы пользовался большой популярностью у саратовцев. За книгами приходили студенты и школьники, профессора и врачи, красноармейцы и домохозяйки, рабочие и пропагандисты.
«Каждый день в магазин «Дома книги» заходит профессор Лурье за книгами-новинками по вопросам философии и истории. Артиста драматического театра им. Карла Маркса Г. И. Несмелова называют шутя в художественном отделе «болельщиком литературы» за ту пунктуальность, с которой он посещает магазин, не пропуская ни одной интересной новинки; с особенным вниманием следит Г. Н. Несмелое за театральной литературой и литературой, посвященной изобразительному искусству. Вот и сейчас Г. Н. Несмелов выходит из магазина, унося с собой «Уриель Акоста» и великолепно изданное в 1941 году «Преступление и наказание» – Достоевского.
Очень часто посещает магазин работающий на железной дороге С. Т. Кутамонов. В списке книг, которые С. Т. Кутамонов собирается купить в ближайшее время, – Шекспир, Гете, Горький, Чехов, А. Блок. Сегодня в его списке появилась пометка против фамилии Маяковского – С. Т. Кутамонов купил сборник послереволюционных произведений поэта»(4).
Многолетний интерес покупателей объясняется не только расположением и красотой здания, большим выбором литературы. Долгое время традиции магазина сохранялись благодаря его коллективу. В 2006 году 90% работников имели специальное образование: окончили либо книготорговый техникум, либо институт печати. «Главная отличительная особенность наших продавцов заключается в том, что они умеют представлять и подавать книгу. Они умеют следить за читательскими приоритетами, предчувствовать развитие читательского интереса и среди всего, что издаётся, находить именно те книги, которые в данный момент нужны тому или иному покупателю. Это титанический труд, ведь ассортимент Дома книги обновляется два раза в неделю», – рассказал в 2006 году корреспонденту газеты «Саратовская панорама» А.И.Панарин, директор магазина, проработавший в нём более 30 лет (5).
Сейчас время профессионалов прошло. Читательский и покупательский интерес поддерживается с помощью различных акций и культурных мероприятий. «Дом книги» идёт в ногу со временем, но, даже меняясь, остаётся культурным и архитектурным символом нашего города.
Обидно только, что об этом не догадывались реставраторы.





Фото из книги "Саратов" (6)
Источники

1. На углу проспекта Кирова и Вольской улицы… /подпись под фотографией/. Коммунист. 1937. 7 ноября.
2. Дом книги. Молодой сталинец. 1937. 30 сентября.
3. Прозоровский Л. Лучший в Саратове книжный магазин. Коммунист. 1938. 11 ноября.
4. В магазине «Дома книги». Коммунист». 1941 г. 30 мая
5. Татаринцева Ю. Любовь к книге никто не отменял! Саратовская панорама. 2006. 15 – 21 февраля. С. 18.
6. Бондарь Н.А., Стешин И.Н. Саратов. Москва, 1951. Илл.40.

Tags: 1930-е, архитектура, Краеведение, Дом книги

Мария Салий, 29-01-2016 09:39 (link)

Архитектура 1930-х годов в Саратове. Дом книги. Часть 3

Интерьер

На первом этаже Дома книги в просторном светлом помещении открылся книжный магазин. Восемь колонн с гипсовыми капителями поддерживают потолок второго этажа. Колонны были облицованы искусственным мрамором.
«Красивое здание Дома Книги. Огромная тяжелая дверь ежеминутно открывается, пропуская посетителей. Внутри – два просторных зала с высокими потолками, с квадратными колоннами, изящно украшенными лепкой. Чистота. Порядок. Отделанные под дуб книжные прилавки и витрины. Цветы. Ковры на полу. Книжные полки, тянущиеся вдоль стен, с корешками массивных фолиантов, брошюрами, общественно-политическими и научно-техническими книгами, детской литературой...
Так выглядит вновь открывшийся книжный магазин КОГИЗа на углу Кировского проспекта и Вольской улицы», – писал саратовский журналист Л. Прозоровский в 1938 году (1).
На фотографии 1939 года (2) можно рассмотреть и необычный потолок, и капители колонн, и книжные шкафы.

Витрины на колоннах хорошо видны на фотографии 1941 г. (3):



В книге «Саратов» из серии «Архитектура городов СССР» (1951) также представлена фотография интерьера Дома книги (4).


Первоначальное оформление залов: прилавки, расположение стеллажей, канделябры, витрины на колоннах – сохранялось долго. Помню, что в конце 1980-х или начале 1990-х годов в витринах одной из колонн были выставлены экслибрисы из чьей-то коллекции. Кажется, таким образом проводились и другие выставки.
Часть старого интерьера сохранилась и сейчас. Войдя в первый зал, взгляните на потолок и верхушки колонн.


И пройдите во второй зал.


Там вы увидите один из прилавков, а за ним – стеллажи для книг. Правда, на стеллажах уже не книги, а антикварные товары.


Вдоль стен зала стоят те же отделанные под дуб шкафы.



И в полукруглом окне – старая витрина с необычными форточками.

Сохранилась в здании и старая лестница с решётками, украшенными пятиконечными звёздами.

Но главное - здесь по-прежнему находится книжный магазин.


Окончание следует.
)
Источники


1. Прозоровский Л. Лучший в Саратове книжный магазин// Коммунист. 1938. 11 ноября.
2. Саратов. В доме книги. Фотография// Коммунист. 1941 г. 30 марта.
3. В просторном книжном магазине Когиза…Фотография// Коммунист. 1939. 28 ноября
4. Бондарь Н.А., Стешин И.Н. Саратов. Москва, 1951. Илл. 41.

Tags: 1930-е, Краеведение, Архитектура, Дом книги

Мария Салий, 16-01-2016 15:17 (link)

Архитектура 1930-х годов в Саратове. Дом книги. Часть 2

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА


Дом книги. Невоплощённый конструктивизм

В 1911 году на углу улиц Немецкой и Вольской по проекту архитектора Ю.П. Терликова было построено здание кинематографа, получившего название "Художественный театр". В ночь с 22 на 23 октября 1916 г. в кинотеатре произошёл пожар, уничтоживший всё, кроме бетонных стен. В 1929 году полуразрушенный дом по-прежнему занимал всё тот же угол, но теперь уже улиц Республики и Вольской.И вот в августе 1929 года было решено построить на этом месте новый "Дом книги" Госиздата.

Фото из газеты "Поволжская правда" за 4 августа 1929 г.
На перестройку здания бывшего "Художественного театра" планировали выделить 137 тысяч рублей.

Фото из газеты "Поволжская правда" за 22 сентября 1929 г.
Проект разработал техник Челдымов. Работы собирались начать в октябре 1929 г. и предполагали закончить в августе - сентябре 1930 г. Проект предусматривал постройку трёхэтажного здания. Часть третьего этажа отводилась под сад-площадку для читателей, а зимнюю читальню собирались устроить в самом здании. Для покупателей собирались установить электрический лифт, а для обслуживания складов - грузовой подъёмник.
Так должен был выглядеть "Дом книги".

Фото из газеты "Поволжская правда" за 22 сентября 1929 г.
В марте 1930 г. речь шла ещё о перестройке бывшего в кинотеатра.

Но в этом же году, вероятно, решили разобрать старое здание и построить новое. В августе "Поволжская правда" сообщала, что строительство Дома книги оттягивается, подготовительные работы идут очень медленно, старое здание разобрано только наполовину, закончили рытьё котлована. Начало строительства откладывалось из-за изменения первоначального проекта.
А в конце октября стройки третьей очереди, к которым относился и Дом книги, решено было приостановить, прекратить отпуск стройматериалов для этих построек, а освободившуюся рабочую силу перебросить на строительство свинарников.

Список источников:

1. Максимов Е.К. Кинематограф "Художественный театр". Тектоника. 2006. №1. С. 32.
2. Поволжская правда. 1929 г. 4 августа.
3. Поволжская правда. 1929 г. 22 сентября.
4. Молодой сталинец. 1930. 17 апреля.
5.Строительство "Дома книги" оттягивается. Коммунист. 1930. 16 августа.
6. Стройки третьей очереди. Поволжская правда. 1930. 24 октября
Новый проект

В 1934 г. саратовский институт планирования городов и сооружения зданий начал работу по созданию проекта «планировки центральной части Саратова». В его основе лежала идея превращения этой части города «в образцовый, отвечающий всем требованиям культурно-бытового обслуживания трудящихся – социалистический город». В соответствии с планом на углу улиц Республики (пр. Кирова) и Вольской в том же году началось строительство саратовского Дома книги (1).

Фото из газеты "Правда Саратовского края" за 20 июня 1934 г.
Закончить строительство должны были в течение 1935 г., о чём сообщил в начале апреля 1935 г. главный архитектор горсовета тов. Курянов на встрече саратовских архитекторов с работниками искусства (2). Однако по каким-то причинам, возможно из-за отсутствия средств, стройка была приостановлена: 8 июня 1935 г. саратовская газета «Коммунист» извещала о возобновлении работ на строительстве Дома книги. Для начала работ строительная контора получила 50 тысяч рублей, во втором полугодии ожидалось получение дополнительных лимитов в сумме 300 тысяч рублей (3).
24 февраля 1936 года в газете «Коммунист» была опубликована статья «Против схематизма и упрощенчества в архитектуре» одного из авторов проекта Дома книги – саратовского архитектора В.П. Дыбова, в которой сообщалось о «крутом повороте» в архитектурной практике города и в связи с этим перепроектировке фасадов «ряда выстроенных или находящихся в процессе строительства зданий», среди них назывался Дом книги (4). Если сравнить проект с современным обликом здания, можно сделать вывод, что эти изменения были незначительными.
В 1936 году строительство шло полным ходом, причиняя неудобства жителям соседнего дома. Об этом свидетельствует опубликованное в газете «Коммунист» за 8 октября 1936 г. письмо Видинеева, жильца дома № 46 по проспекту Кирова (5). Привожу этот интересный документ:



В январе 1937 г. приступили к остеклению больших рам окон здания (6).

Фото из газеты "Коммунист" за 28 января 1937 г.
В июне 1937 г. началась отделка фасада и комнат. Работы производила недавно организованная при саратовской скульптурной мастерской специальная бригада для художественно-лепной отделки зданий. Фасад оформлялся «лепными украшениями и под мраморную крошку». К сожалению, некоторые лепные украшения, заметные на старых фотографиях, не сохранились до нашего времени и не были восстановлены при реконструкции.

Фото из газеты "Коммунист" за 12 июля 1937 г.
Внутри помещения были облицованы мрамором 8 колонн и установлены капители (венчающие части колонн) из гипса. Здание планировали полностью отстроить к сентябрю (7, 8, 9).
В конце августа Дом книги был освобождён от лесов . Газета «Молодой сталинец» сообщала об окончании строительства (10).


Фото из газеты "Молодой сталинец" за 20 августа 1937 г.
К концу сентября начались работы по электропроводке и установке стеллажей для книг (11).
Так выглядело здание в сентябре 1937 г.


Фото из газеты "Коммунист" за 22 сентября 1937 г.
В ноябре строительство было закончено. Шёл монтаж электропроводки, здание сдавалось в эксплуатацию частями.

Фото из газеты "Коммунист" за 11 ноября 1937 г (12).

"Коммунист" за 23 ноября 1937 г (13)
Вероятно, магазин открылся в конце 1937 - начале 1938 г.
Так выглядел главный книжный магазин Саратова в мае 1941 г (14).

Фото из газеты "Коммунист" за 5 мая 1941 г.
О внутреннем устройстве здания и книжном магазине читайте в следующей части.



Список источников:

1. Маслов И. Наши города должны быть образцовыми. Правда Саратовского края. 1934 г. 20 июня
2. Ю.С. Новое в архитектуре Саратова. Коммунист. 1935. 8 апреля.
3. По городу. Коммунист. 1935. 8 июня.
4. Дыбов В.П. Против схематизма и упрощенчества в архитектуре. Коммунист. 1936. 24 февраля.
5. Видинеев. Никто не хочет помочь. Коммунист. 1936. 8 октября.
6. Фотография. Коммунист. 28 января 1937 г.
7. Саратов. Коммунист. 1937. 23 июня.
8. Художественное оформление зданий. 1937. 27 июня.
9. В Саратове на проспекте Кирова… /подпись под фотографией/. Коммунист. 1937. 12 июля.
10. Дом книги. Фото. Молодой сталинец. 1937 . 20 августа.
11. Дом книги. Фото. Молодой сталинец. 1937 . 30 сентября.
12. На углу проспекта Кирова и Вольской улицы… /подпись под фотографией/. Коммунист. 1937. 7 ноября.
13.Строительство Дома книги закончено. Коммунист. 1937 г. 23 ноября.
14. Дом книги. Фото. Коммунист. 1941 . 5 мая

Tags: Архитектура, 1930-е, Краеведение, Дом книги

Мария Салий, 13-01-2016 15:34 (link)

Архитектура 1930-х годов в Саратове. Дом книги

Среди зданий, построенных в Саратове в 1930-е годы, пожалуй, единственное может быть названо в ряду архитектурных символов города. Этому способствовали и расположение, и красота здания, и тот факт, что уже почти 80 лет оно сохраняет своё первоначальное назначение. «Дом книги стал непременной архитектурной приметой главной улицы города и по праву считается одним из символов Саратова и как архитектурный памятник, и как часть насыщенной интеллектуальной жизни города», – говорится в книге «Саратов историко-архитектурный» (1). По мнению авторов книги, «здание является одним из самых представительных сооружений, построенных в советское время в Саратове. В облике его просматривается сходство с классическими образцами общественных зданий, построенных в Москве, Петербурге и других крупных городах России. Ему присущи внешняя нарядность, солидность и даже некоторая торжественность, простота и изящество отделки «под гранит», удачно найденные пропорции в оформлении парадного входа, витрин и окон, функциональность интерьеров» (2).
В книге «Саратов», изданной в 1951 г. в серии «Архитектура городов СССР», также отмечаются его достоинства: «Для выявления архитектурного образа Дома книги <...> авторы <...> смело применяют вертикальное членение фасада на всю его высоту резкими выступающими гранеными пилястрами, располагая их в определенном ритме. Поверхность фасада, покрытая цветной штукатуркой, имеет добротную фактуру» (3).
Е. Глебова, говоря о проявлениях Ар Деко в архитектуре Саратова, причисляет Дом книги к зданиям, «заслуживающим определённого внимания» (4).
Осятинский отмечает Дом книги как одно из «зданий начального периода становления реалистической архитектуры, <… > не лишённых композиционных недостатков» (5).

Можно предположить, что о Доме книге известно всё, однако мемориальная доска на фасаде здания заставляет понять: не всё так просто.

И если заинтересованный житель или гость города попытается узнать, что подразумевается под «серединой XX века» и почему не назван автор проекта «памятника градостроительства и архитектуры регионального значения», то может сделать для себя ряд открытий. Дом книги, как и многие другие саратовские здания второй половины 1930-х гг., построен по проекту саратовских архитекторов В.П. Дыбова и Д.В. Карпова, о чём сообщается во многих источниках (5, 6, 2, 3), непонятно, почему этот факт остался тайной для создателей мемориальной доски. А вот в определении года постройки здания существуют определённые разногласия, но в любом случае «середина ХХ века» приходится на 1935 – 1937 гг. Осятинский, Бондарь и Стешин указывают 1935 г., В.Н. Семёнов, В.И. Давыдов – 1937. В книге «Архитекторы Саратова» говорится о 1935 – 1937 гг. строительства. В 2006 г. директор Дома книги А. И. Панарин, готовясь отмечать 70-летний юбилей магазина, рассказал корреспонденту газеты «Саратовская панорама»: «“Книготорг” был открыт в канун учебного года – в августе 1936 года (именно в августе мы планируем провести основные юбилейные мероприятия). Но на самом деле это здание немного старше: по регистрационным ведомостям оно числилось уже в 1935 году» (7). Впрочем, гостю города не придётся анализировать письменные источники. Если он не поленится пройти по Вольской улице, на торце здания, под самой крышей, можно разглядеть надпись, не замеченную авторами мемориальной доски.


Но мемориальная доска – не единственная загадка Дома книги. Вспомним историю с удивившим и взволновавшим многих саратовцев изменением цвета здания.


По словам председателя комитета по охране культурного наследия Саратовской области Геннадия Старовойтова, "при реставрации данного объекта были собраны историко-библиографические сведения, историческая справка, были учтены мнения проектантов и специалистов различных уровней в данной области, которое отражено в научно-проектной документации, тем самым и было выбрано цветовое решение фасада здания"(8).
Однако существует и другая версия.
Наталия Воднева :
«Попросили предложить новое колористическое решение, я занималась цветом фасада(и не только))) предложила такой, понравился! был еще вариант предыдущего колорита».
http://vk.com/saratovonline... (читайте комментарии).
Непонятно, при чём здесь «историко-библиографические сведения» и «историческая справка». Но сделанного пока не изменишь, остаётся рассказывать о прошлом, то есть об истории строительства.


(Продолжение следует)
Список источников:
1. Семёнов В.Н., Давыдов В.И. Саратов историко-архитектурный. Саратов: Приволжское издательство, 2009. С. 228
2. Семёнов В.Н., Давыдов В.И. Саратов историко-архитектурный. Саратов: Приволжское издательство, 2009. С. 227
3. Бондарь Н.А., Стешин И.Н. Саратов. Москва, 1951. С. 76.
4. Глебова Е. Проявление Ар Деко в архитектуре Саратова начала ХХ века. Тектоника. 2006. №1. С.38
5. Осятинский А. И. Строительство городов на Волге. Саратов, 1965. С.136.
6. Донецкий Б.Н., Максимов Е.К. Архитекторы Саратова: Биографический словарь Саратов: ООО «Бенефит», 2005.
7. Татаринцева Ю. Любовь к книге никто не отменял! Саратовская панорама. 2006. 15 – 21 февраля. С. 18.
8. Берес О. 26, 5 миллионов на арт-деко. «Дом книги» поменял цвет.
http://focusgoroda.ru/mater...

Tags: 1930-е, Краеведение, Архитектура, Дом книги

Мария Салий, 30-11-2015 21:18 (link)

Газовый завод в годы Великой Отечественной войны

На стенах многих заводов и фабрик Саратова установлены мемориальные доски или памятные таблички "Здесь тыл был фронтом", напоминающие о том, что, работая на этих предприятиях, люди тоже защищали свою страну от врага.
На зданиях, расположенных по адресу Белоглинская, 116 и 116 А, нет никаких памятных знаков. Но, может, их стоило бы установить



В годы Великой Отечественной войны здесь располагался газовый завод при СГУ, на котором производили газ для аэростатов. В этих же зданиях аэростаты наполняли газом, а потом женщины, служившие в войсках ПВО, доставляли их в Заводской район. К аэростатам были привязаны канаты и по 12 женщин вели каждый аэростат. Они проходили под мостом через Железнодорожный переезд , а дальше шли по Большой Садовой в сторону Заводского района, где аэростаты использовались для защиты предприятий от воздушных налётов.
Впоследствии эти здания принадлежали кафедре ядерной физики СГУ.


Tags: Краеведение

Мария Салий, 18-11-2015 13:31 (link)

Письмо Маяковского в саратовскую газету

О том, когда и зачем приезжал в Саратов Маяковский, написано много. А вот о том, что поэт внимательно читал саратовские газеты и даже однажды написал письмо в "Молодой ленинец", наверное, стоит рассказать. Правда, письмо было совсем короткое: фрагмент стихотворения и несколько сопроводительных строк. Но эти несколько строк показывают, что Владимир Владимирович читал одну из рубрик нашей молодёжной газеты.
В 1929 - 1930 гг. в "Молодом ленинце" выходил цикл сатирических статей с общими героями - Телевоксом и инженером Лэйем-Уэнсом. Они путешествовали по краю, часто сталкиваясь с "большими опасностями", и рассказывали о своих похождениях. В редакцию приходило много писем от недоумевающих и заинтересованных читателей с вопросами: кто этот странный Телевокс, каково его социальное происхождение и как с ним познакомиться поближе? Так было до 2 февраля 1930 г., пока не опубликовали одно письмо из Москвы.
"Редакция "Молодого ленинца" печатает Телевокс. Телевокс у автора "подмигивает", "охает" и пр. Это искажение факта. Объясню, что такое Телевокс - в своем стихотворении, бывшем уже в печати под названием:
Телевоксы
С новым бытом!
Ну и фокусы:
по нью-йоркским нарпитам
орудуют -
"Телевоксы".
Должен сознаться,
ошарашен весь я:
что это за нация?
или
что за профессия?
Янки увлекся.
Ну и мошенники! -
"Те-ле-воксы"
не люди -
а машинки.
Ни губ,
ни глаз
и ни малейших
признаков личных.
У железных леших
одно
ухо
огромной величины.
В это
ухо
что хочешь бухай.
Каждый
может
наговориться досыта,
Зря
ученьем
себя не тираньте.
Очень просто
изъясняться
на их эсперанте.
"До
ре
ми" -
это значит -
- "Посудой греми!
Икру!
Каравай!
Крой, накрывай".
Машина подходит
на паре ножек,
выкладывает вилку,
ложку
и ножик.
Это не люди!
На ложку
для блеску
плевать не будет.
"Фа
соль
ля,
соль
ля
си" -
то есть -
"аппетиту для
гони рюмашку
и щи неси".
Кончил.
Благодарствую.
"Си
до" -
вытираю нос,
обмасленный от съедания.
"Си - до" -
это значит -
до
свиданья.
"Телевокс" подает перчатки -
"Прощай".
Прямо в ухо,
природам назло,
кладу
ему
пятачок на чай...
Простите -
на смазочное масло.
................
ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ"



Автор статей о Телевоксе согласился с поэтом и объяснил, кто такие телевоксы, пересказав заметку, послужившую эпиграфом к стихотворению Маяковского "Телевоксы? Что такое?" Но наш местный Телевокс был особой конструкции и поэтому работа человека-автомата и инженера с следующих номерах газеты велась под заголовком "Удивительные приключения удивительного Телевокса.

Полный текст стихотворения Владимира Маяковского "Телевоксы? Что такое?" можно прочитать здесь:
http://www.stihi-xix-xx-vek...

Tags: Краеведение, 1930-е

Мария Салий, 16-09-2015 15:13 (link)

Архитектура 1930-х гг. в Саратове. Мирный переулок, 6


Строительство заводского дома началось в июле 1939 г., а к октябрю четырёхэтажное каменное здание было подведено под крышу. Приступили к отделочным работам. Вот так выглядело в июле 1940 года это "уже красивое, огромное палевого цвета здание, украшенное орнаментами, с красивыми балконами, двумя высокими подъездами и мраморными лестницами".

Фото А. Оперенко из газеты "Молодой сталинец" за 25 июля 1940 г.

А дальше начала повторяться история кооператива "Научный работник" и дома завода "Трактородеталь". Строители израсходовали 300 тысяч рублей, но денег на достройку дома катастрофически не хватало. "Материалы со строительства без зазрения совести расхищались и бесконтрольно расходовались. Дефицитнейшие материалы часто отпускались со складов без всякого веса, на глазок. Краски, олифа, доски сплавлялись частным лицам и знакомым: приукрасились за счет строительства соседняя парикмахерская, квартиры инженера Ткачева, родственников кладовщика Мартынычева...
Солидных денег стоили различные переделки недоброкачественно выполненных работ. Известно также, что оплачено такое количество штукатурных работ, какого в действительности и не произведено".
В результате работы по завершению внутренней отделки велись кое-как, были закуплен недоброкачественный лесоматериал, и полы настилались из гнилых досок.
И хотя в ноябре 1940 г. было неизвестно, когда дом будет готов к эксплуатации, всё-таки к концу года, вероятно, сумели довести строительство до конца: на сайте "Реформа ЖКХ" в графе "Год ввода в эксплуатацию" указан 1940.
Несмотря на "прорехи" в строительстве палевый четырёхэтажный дом стоит до сих пор.


И даже красивый орнамент сохранился.


Только адрес изменился: раньше дом был №8.

Источники:
1. Савинов Д. О доме №8 по Мирному переулку. Коммунист. 1940. 12 ноября.
2. Фотография дома. Молодой сталинец. 1940. 25 июля.
3. Материалы сайта "Реформа ЖКХ".

Tags: Краеведение, 1930-е, Архитектура

Мария Салий, 09-09-2015 16:56 (link)

Экскурсия в Сосновоборское. Часть 3

Недалеко от второго комплекса конюшен можно заметить выглядывающее из-за деревьев высокое строение, похожее на водонапорную башню.



Если подойти поближе и попробовать обойти его вокруг, можно заметить, что башня - часть разрушенного здания.



Это всё, что осталось от дома Устиновых.
В 2007 г. ещё сохранялись стены, так что можно было представить, как выглядело здание раньше.

Фотографии из исследовательской работы Елены Переслегиной (г. Петровск)
http://www.myshared.ru/slid...
Попробуем зайти внутрь.

Наверху установлен огромный бак.

Когда же было построено это здание, кто в нём жил и как оно выглядело до того, как было разрушено?
Проще всего ответить на последний вопрос.

На этой фотографии здание ещё почти целое.

А таким был дом Устиновых в 1970-е годы, когда в нём находилась школа.

Фигурка лошади на крыше говорит о том, что часть здания раньше занимала контора конезавода. (Обе фотографии из фондов музея школы с. Сосновоборское).
О том же, кто был владельцем усадьбы и когда она была построена, мнения расходятся. В одних источниках говорится о том, что построил её Василий Устинов (1797 - 1838 гг.) в первой половине 19 века, здесь он жил с женой и детьми. У Василия Михайловича было семеро детей. После его смерти усадьба досталась по наследству сыну - Михаилу Васильевичу Устинову. Затем её унаследовала жена Михаила Васильевича, которая к тому времени жила в Москве на Смоленском бульваре. По другим данным Михаил Васильевич сразу поселился в деревне Ключевки Петровского уезда, а не в Грязнухе.
В исследовательской работе петровской школьницы Елены Переслегиной история усадьбы излагается так:
"Усадьба в селе Сосновоборское.
Дата создания – конец XIX века.
Бывший владелец – Михаил Устинов.
<...>
История эта уходит корнями в XIX век. В начале его появились на земле саратовской владения купца М. А. Устинова. Обладая большим состоянием, он дал хорошее образование своим четырем сыновьям. Выпуская их в
самостоятельную жизнь, наставлял служить государству честно и «не смотря на прочих, вести себя, как долг велит». Сыновья Михаила
Адриановича были людьми просвещенными, водили дружбу с известными писателями, учеными, политиками, по-доброму относились к
своим крестьянам, как и их отец. Согласно архивным данным, он дал отпускную 35 крестьянам, не препятствовал выходу своих крестьян на дарственный надел. В конце XIX века владельцем одного из имений в Петровском уезде стал правнук Михаила Устинова – тоже Михаил.
Степь да песок простирались здесь до самого горизонта да текла речка Грязнушка. Развел здесь молодой помещик овец, выстроил добротными
кошары, конюшню, а степь решил облагородить, посадив сосновый лес.
В центре села сохранился старинный парк, пруды и…руины бывшего барского дома.
Отношение к этим историческим реликвиям, к сожалению, варварское.
Парк давно зарос, каскад прудов требует капитальной очистки, хотя там ещё водится рыба.
Но самое печальное зрелище представляет помещичий дом. Когда- то здесь размещалась школа, а сейчас хозяин дома- безжалостное время!
Между тем ещё и сегодня очертания его вместе с высокой угловой башней напоминают средневековый замок. Весьма возможно, что построен он по проекту одного из учеников знаменитого зодчего Кваренги, как и дом деда
Устинова в Бекове, в Пензенской области".
Существуют воспоминания о том, что дом украшала круглая башня-обсерватория. Когда в здании помещалась школа, в обсерватории проходили уроки труда.
Рядом с руинами помещичьего дома - пруды-купальни, вырытые в 19 веке. Дно их выложено кирпичом.

Сейчас пруды сильно обмелели. В них живут лягушки, кваканье которых напоминает мощный оркестр.



Если будете в Сосновоборском, обязательно зайдите в школьный музей. Там вы увидите много интересных и необычных вещей. Например, этот подсвечник, найденный среди развалин усадьбы.

А ещё вам расскажут об истории Грязнухи - Сосновоборского.

Использованные источники
1. Фотографии из фондов музея школы с. Сосновоборского.
2. Материалы с сайтов http://www.petrcity.ru/?s=topo
http://www.bestreferat.ru/r...
http://www.geocaching.su/?c...
http://www.myshared.ru/slid...
3. Исследовательская работа Елены Переслегиной "Чинить пользу и красоту для потомков".

Tags: Краеведение, Архитектура, Экскурсии

Мария Салий, 25-08-2015 14:49 (link)

Экскурсия в Сосновоборское. Часть 2

КОНЮШНИ

Итак, крытый манеж мы осмотрели. Теперь попробуем проникнуть в конюшни, расположенные по периметру ипподрома.

Это сделать достаточно легко: ворота не заперты, а заросли крапивы для нас не помеха.




Внутри сохранились стойла




Пол кое-где вымощен кирпичом.


На некоторых окнах сохранились решётки.


Обратите внимание на толщину стен.


Сани.


"Кормушка".


Служебные помещения.




Таблички.


Ещё недавно здесь были лошади.


Идём в конюшни на другой стороне ипподрома.



Выходим с ипподрома...

и видим единственную лошадь. Она старательно позирует, но освещение подводит.


Второй комплекс конюшен расположен недалеко от въезда в Сосновоборское со стороны Петровска.





Внутри опять стойла.



В некоторых помещениях их уже разобрали.


Мощные стены.



Колонна непонятного назначения.


Что-то заложено кирпичом: то ли дверь, то ли окно.


На полу лежали брошюры, связанные с лошадьми. Одна из них оказалась программой испытаний рысистых лошадей.


Покидаем конюшни.



(В следующий раз мы попытаемся найти то, что осталось от усадьбы)

Tags: Краеведение, Архитектура

Мария Салий, 24-08-2015 16:49 (link)

Экскурсия в Сосновоборское. Часть 1

ГЛАВНАЯ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЬ

Если вы интересуетесь архитектурой 19 века, старинными заброшенными усадьбами, историей Саратовского края, даже если вы ничем не интересуетесь – поезжайте в Сосновоборское, чтобы увидеть главную достопримечательность села. Что это за достопримечательность, расскажу чуть позже, а пока давайте познакомимся с фрагментами истории Сосновоборского и начнём с легенды о его возникновении.

От легенды перейдём к истории.
«Сосновоборское, село, центр Сосновоборского округа, в 21 км от Петровска. Ошибочно утверждается, что оно поселено в 1866 году. Фактически село ведет свое начало как Андреяновское, Грязнуха, Устиновка тож, не позднее, чем от 1859 года. Грязнухой ее называли по речке, Устиновкой – по фамилии помещика. Село было центром Грязнушинской волости Петровского уезда. В 1859 г. здесь 68 дворов, 662 жителя, церковь, больница, овчарня, мельница (Списки, с.73, №1345)». http://www.petrcity.ru/?s=topo

В 19 веке деревня Грязнуха (старое название Сосновоборского) принадлежала помещикам Устиновым, при разделе отцовского имущества она досталось Василию Михайловичу Устинову (1797 – 1838 гг.) вместе с земельными владениями и крепостными душами в двух других уездах Саратовской губернии.

Василий Михайлович с детства был записан в Павлодарский гусарский полк, подростком участвовал в Отечественной войне 1812 года, имел много наград. Но к 1820 году, в 23 года, по «расстроенному здоровью» ушёл в отставку в чине полковника и поселился в Саратове, а затем вместе с женой, Анастасией Языковой, в Грязнухе. В большинстве источников указано, что именно с него начинается история усадьбы Устиновых под Петровском. При нём же построили главную достопримечательность села – конюшни, где разводил лошадей для охоты и выездов.
Однако в некоторых источниках упоминается конезавод в Петровском уезде, принадлежавший брату Василия Михайловича – Михаилу Михайловичу Устинову (1800 – 1871 гг.), сделавшему карьеру на дипломатической службе и жившему в Петербурге.

Возможно, этот конезавод находился в Грязнухе, сегодняшнем Ссновоборском.
Как же выглядят сегодня устиновские конюшни? Это два комплекса строений, расположенных в разных концах одной из улиц села.
За кирпичной стеной с воротами-аркой находится квадратный ипподром с круглым крытым манежем в центре и кирпичными стойлами по периметру.




Всё заросло травой.







Здания неплохо сохранились. В 1921 году здесь был открыт один из первых советских конезаводов - Грязнушинский, где разводили лошадей орловской рысистой породы. В конце 2000 года в орловском конезаводе насчитывалось 208 голов племенных лошадей, 182 из которых - орловские рысаки. В настоящее время завода не существует.
Зайдём внутрь крытого манежа.




Деревянная крыша


Изображения лошадей на стенах.



Ещё один выход заложен кирпичом.

(В следующей части вы увидите конюшни изнутри)

Tags: Краеведение, Архитектура

Мария Салий, 03-08-2015 16:23 (link)

Архитектура 1930-х гг. в Саратове. Дом техники железнодорожников

По внешнему виду этого здания теперь уже трудно определить, когда оно было построено. Да и вряд ли оно вызовет интерес у случайного прохожего.

Хотя любителям архитектуры 1930-х стоит обратить на него внимание.
Сейчас здесь (один из корпусов по адресу ул. 2-я Садовая, 23 А) находится "Приволжский территориальный Центр фирменного транспортного обслуживания" РЖД, а раньше это был Дом техники железнодорожников.
Строительство Дома началось в 1934 г. Первую очередь планировали закончить в начале 1935 г. Дом науки и техники (таким было первоначальное название) должен был обслуживать транспортников Заволжья и Саратовского узла и включать в себя кабинеты "паровозников, вагонников, путейцев, эксплуатационников, электротехнический и связи". Такой же дом собирались построить в Ртищеве (Дом науки и техники. Правда Саратовского края. 1934 г. 17 мая )
Первоначально предполагали построить на 2-й Садовой недалеко от клуба имени Карла Либкхнета большое кирпичное трёхэтажное здание по проекту архитектора РУЖД Болдарева. В центре технического просвещения на Саратовском железнодорожном узле планировали разместить технические кабинеты, библиотеку, комнаты для консультаций заочников, зал заседаний и т. п. В июле 1935 г. уже был подведён фундамент и выложен первый этаж, на строительство было выделено 270 тыс. рублей. Дом техники должен был открыться к годовщине Октябрьской революции - 7 ноября (Железнодорожный Дом техники. Коммунист. 1935 г. 11 июля)
Но потом планы изменились, и решено было ограничиться двумя этажами. Строящееся на площади 1905 года здание называли теперь небольшим, срок окончания строительства был передвинут на следующий год. Значительно увеличилась общая стоимость Дома техники железнодорожников РУЖД - до 660 тыс. рублей. Вот каким он должен был стать: "В Доме техники будут собраны макеты всех машин, детали, экспонаты, чертежи, разрезы паровозов и вагонов во всех плоскостях, по которым будут учиться овладевать техникой наши железнодорожники.
Здесь будут кабинеты: вагонный, паровозный, эксплоатационный, путейско-строительный, электротехники и связи и др.
Библиотека-читальня предоставит желающим возможность познакомиться о новейшими книгами и журналами по транспорту. Для лекций и докладов оборудуется большой зал"(Дом техники. Коммунист. 1935 г. 11 декабря).
В октябре 1936 г. газета "Коммунист" сообщила о готовящемся открытии Дома техники железнодорожников.

"Коммунист", 11 октября 1936 г.
Так выглядело здание перед войной.

Фото из газеты "Коммунист" за 12 июня 1941 г.
В наше время внесены вроде бы и небольшие изменения, но из-за них здание выглядит уже по-другому.


Tags: Краеведение, 1930-е, Архитектура

Мария Салий, 29-05-2015 12:17 (link)

Саратовские долгожители. "Внучка Суворова"

Рассказывая о саратовских долгожителях, я уже упоминала легенду о якобы жившей в нашем городе внучке Суворова. http://my.mail.ru/community...
Желающие поверить в неё могут найти на Воскресенском кладбище могилу знаменитой долгожительницы. Обнаружить её легко: она находится недалеко от могилы Н.Г. Чернышевского. И местоположение захоронения, и свежая табличка уже кажутся подозрительными.


Разница в количестве прожитых лет тоже удивляет.



В "Земском обозрении" за 13.11.2013 года была опубликована статья Александра Пукемова "ВНУЧКА СУВОРОВА – ЖИЗНЬ ВО ИМЯ БОГА!".
http://www.zemstvo-kurs.ru/...
На мой взгляд, она подтверждает только то, что легенда о внучке Суворова действительно существовала. Легли ли в её основу сведения об Агафье Ильиничне Суворовой, сколько было старушек Суворовых, сколько им было в действительности лет - эти загадки ещё предстоит разгадать.

Tags: Краеведение

Мария Салий, 22-05-2015 18:31 (link)

Посёлок Саратовская Мануфактура. Экскурсия №1

30 мая 1937 г., рассказывая о живописных и интересных местах в окрестностях Саратова, газета «Коммунист» предлагала посетить фабрику имени Самойловой.

Фабрика имени Самойловой тогда, как и сейчас, находилась в посёлке Красный Текстильщик. О самом посёлке и о фабрике можно прочитать на сайте «Большая Саратовская энциклопедия».
http://saratovregion.ucoz.r...
Мы же попробуем перенестись в посёлок 1920-х годов, когда он ещё назывался Саратовская Мануфактура.
Экскурсия №1
Жилые дома, построенные в 1920-е годы

В книге Б.Н. Донецкого и Е.К.Максимова «Архитектора Саратова» упоминаются проекты двух жилых домов фабрики Саратовская мануфактура (1924 г.), автор которых – саратовский архитектор Н.К. Усов.
Недалеко от автобусной остановки находятся два одинаковых жилых дома, по данным сайта «Реформа ЖКХ» построенные в 1928 г.



Жилой дом, ул. Октябрьская, 1


Жилой дом, ул. Октябрьская, 3
Адрес следующего дома – Базарная площадь, 2. Он построен в том же году («Реформа ЖКХ»).


И, наконец, самое интересное здание – жилой дом рабочих фабрики "Саратовская мануфактура", построенный в 1923 г. ("Реформа ЖКХ").
Так он выглядел в 1930-е гг.

Фото из газеты "Коммунист" за 16 ноября 1935 г.
А так он выглядит сейчас.


Кирпичные сараи во дворе.

Просторный холл.

Лестница.

Коридоры, куда выходят двери квартир.



Второй выход из подъезда.


В посёлке есть несколько интересных домов, предположительно построенных в 1930-е гг. Обратим внимания на два из них.
Улица Нижняя, 6.

Такую же необычную крышу можно увидеть у некоторых деревянных домов в посёлке.
А этот жилой дом - бывшая школа.


Следующая экскурсия - на фабрику "Саратовская мануфактура" 1920-х годов.


Tags: Краеведение, Архитектура

Мария Салий, 14-05-2015 11:05 (link)

Саратовские долгожители

1 октября 2014 года были опубликованы данные Пенсионного фонда России о саратовских долгожителях. Самым старым оказался 107-летний пенсионер из Балаковского района. Всего же в Саратовской области в это время жило 115 человек, которым исполнилось 100 лет и больше(1, 2).
А были ли в нашей области люди, прожившие больше 107 или даже 110 лет? Какой рекорд долголетия установлен саратовцами?
Наверное, самый известный из саратовских долгожителей – француз Савен (Савэн).
На доме на углу улиц Вольской и Дзержинского установлена мемориальная доска на русском и французском языках, напоминающая о том, что на улице Грошовой (Дзержинского) «жил и почил в возрасте 126 лет русский француз Николай Андреевич Савэн (Жан-Батист Савэн)».

«Пленный француз наполеоновской армии прожил в нашем городе 82 года и скончался в возрасте 127 лет, по другим данным — 124. Этот рекорд так до сих пор никто и не побил», – писала газета «Аргументы и факты» 28 декабря 2006 г.(3) Но действительно ли «русский французский» дожил до 120 с лишним лет? В книге В.П. Тотфалушина «Волжские пленники» сообщается о том, что Пьер Феликс Савен, родившийся в Руане в 1792 году, выдавал себя в Саратове «за выходца из знатного рода, лейтенанта 2-го гусарского полка и кавалера ордена Почётного легиона» Жана-Батиста Савена, родившегося в 1768 году (4). Получается, что главный саратовский долгожитель прожил «всего» 102 года.
В 1930-е годы во время переписи населения в Саратовской области было обнаружено несколько долгожительниц, перешедших 110-летний рубеж. Одна из них – 116-летняя Домна Тимофеевна Ноздрёва (1923 г.р.), проживавшая со своим 53-летним внуком в селе Б. Чечуйка Базарно-Карабулакского района (5). Чуть больше известно об Агафье Павловне Астаниной из Дороговиновского колхоза Пугачёвского района. О ней в 1935 году сообщила районная газета «Социалистическое земледелие», а затем областная –«Коммунист». Пугачёвская долгожительница родилась в 1819 году в с. Дороговиновка . «35 лет – лучшие дни молодости – провела Агафья Павловна на барском дворе графа Ушакова. Рабский, изнурительный труд в девичьей остался тяжелой памятью на всю жизнь». Она «пережила мужа, детей, внуков и правнуков». В 1937 г. Астаниной исполнилось 118 лет. Несмотря на преклонный возраст, она чувствовала себя бодрой и сохранила хорошее зрение (6, 7).
До многих саратовцев доходили слухи о внучке Суворова, неизвестно как оказавшейся в нашем городе и прожившей неисчислимое количество лет. Эти слухи имеют под собой почву. В 1937 году в саратовских газетах появились заметки о самом старом человеке Саратова, обнаруженном при переписи населения. Этим человеком оказалась Агафья Ильинична Суворова, проживавшая во 2-ом Рабочем проезде. Старушке было 132 года. Вот что она рассказала о себе корреспонденту «Коммуниста»: «Родилась я в 1804 году. Хорошо помню войну России с Наполеоном. Тогда я вместе с родителями жила в Костроме. Особенно помню крепостное право. Я была крепостной помещика Кругликова в селе Федино, Ярославской губернии. Жилось трудно. Работала день и ночь на господ, в сутки выпрядала по 23 аршина тальки.
Лет мне много. Да, у нас в роду все жили долго. Мой отец, Илья Павлович, дожил до 160 лет, а дядя, Василий Павлович – до 140 лет. Горжусь тем, что вынянчила Кравченко, который стал известным художником».
Корреспондент отмечал, что Агафья Ильинична выглядит бодрой, но жалуется на одиночество и призывал обеспечить старость Суворовой, почему-то не получавшей пенсии (8). Имеющиеся сведения дополняет заметка из газеты «Молодой сталинец», где сообщалось, что «Суворова — бывшая крепостная барина Кургликова (село Федино, Романовского уезда, Ярославской губернии). Во время войны 1812 года Агафья Ильинична жила около Костромы. Сестра её заживо сгорела в риге, подожженной французами». Долгожительница, «несмотря на свой возраст, … сохранила ясность ума и хорошо помнит все большие исторические события, свидетельницей которых она была»(9). Там же был напечатан портрет Агафьи Ильиничны Суворовой, выглядевшей на удивление молодо.

Некоторые из историй саратовских долгожителей кажутся невероятными. Поэтому возраст самого старого человека в Саратове так и остаётся загадкой.

Источники

1. http://news.sarbc.ru/main/2...
2. http://om-saratov.ru/novost...
3. Горшкова Е. Последний шаромыжник// Аргументы и факты. – 2006 г. –28 декабря
4. Тотфалушин В.П. Волжские пленники. – Саратов. ООО «Приволжское издательство», 2012. – С. 218 – 219.
5. Год рождения 1823// Коммунист. – 1939 г. – 17 февраля.
6. 116-летняя колхозница// Коммунист. – 1935 г. – 22 мая.
7. Год рождения 1819// Коммунист. – 1937 г. – 2 июня.
8. Самый старый человек в городе // Коммунист. – 1937 г. – 15 января.
9. Год рождения 1804// Молодой сталинец. – 1937 г. – 20 января.

Tags: Краеведение

Мария Салий, 11-05-2015 16:39 (link)

Дома-близнецы. Дом милиции


Я уже писала о домах-близнецах, построенных во второй половине 1930-х годов по проекту саратовских архитекторов В.П. Дыбова и Д. В. Карпова.
http://my.mail.ru/community...
Дом милиции, наверное, самое известное из этих трёх зданий. Само название "дом милиции" большинству саратовцев незнакомо, но мимо серого четырёхэтажного жилого дома, стоящего рядом с Крытым рынком на углу улиц Чапаева и Сакко и Ванцетти, не раз проходил или проезжал каждый.

Дом милиции. Улица Чапаева, 57.

В статье "Заметки архитектора" (1939 г.) Д.В. Карпов отмечал, что по сравнению с двумя другими домами "архитектура дома милиции более упрощенная". Действительно, он на один этаж ниже, на нём нет лепных украшений. Возможно, это объясняется тем, что дом милиции был построен первым. Хотя по некоторым источникам он построен одновременно с остальными зданиями-близнецами или даже позже. Так, в книге "Саратов", изданной в 1951 г., отмечается : "Среди зданий, построенных в 1938 – 1939 гг выделяются жилые дома на углу Чапаевской улицы и площади
Чернышевского (старое название площади Кирова), на углу улиц Советской и М. Горького (архитектор В. П. Дыбов)< ...>
...Дома имеют одинаковое архитектурное решение; удачная объемно-пространственная организация углов при небольших по количеству и несложных по форме изобразительных приемах сообщает им спокойный облик жилых зданий.
Автору удалось удовлетворительно расположить угловые ризалиты и умело связать их с архитектурой фасада. Но композиция обоих домов в целом не лишена некоторых недостатков. Так, в прорисовке отдельных деталей заметна явная небрежность; немасштабны по отношению к портику главного входа различные по форме балконы и т. д.".
В книге "Архитекторы Саратова" в статье, посвящённой Д.В. Карпову, указано, что дом МВД , ул Чапаева, 57 построен в 1939 - 1940 гг, а в статье, посвящённой В.П. Дыбову, названы 1941 - 1946 гг.
В статье В.П. Дыбова "Против упрощенчества и схематизма в архитектуре", опубликованной в "Коммунисте" 24 февраля 1936 г., говорится, что "строящийся дом сотрудников НКВД на Чапаевской улице" представляет собой "уже архитектурную ценность". Вероятно, строительство было начато в 1935 году. 28 февраля 1936 г. в "Коммунисте" сообщалось, что строительство планируется закончить в том же году. Возможно, в 1936 году оно действительно было закончено.На сайте "Реформа ЖКХ" в качестве года ввода эксплуатацию здания назван 1936.
В газете "Коммунист" от 28 февраля 1936 г. не только сообщалось о том, когда планируется окончить строительство, но и рассказывалось, каким будет дом: "В этом году заканчивается строительство большого жилого дома работников милиции на углу Колхозной площади и Чапаевской улицы (против Крытого рынка). Наружные стены дома облицуются цементом под гранит, У входа в здание будут установлены небольшие колонны, отделанные под мрамор, и вазы для цветов. На фасаде дома пристраиваются балконы для каждой квартиры.
Здание четырехэтажное, с угловой пятиэтажной надстройкой. В доме
24 квартиры (трех- и четырёхкомнатные).
В каждой квартире просторная,светлая кухня, ванна. В толще стен комнат устраиваются шкафы, в стенах кухонь — холодильники. В квартирах будет горячее водоснабжение.
Вестибюль отделывается под мрамор. Полы во всем здании выстилаются паркетом, в ванных и кухнях метлахской плиткой".
Вместе с заметкой был опубликован и проект дома работников милиции.

Дом действительно получился красивым. У входа установили вазы и колонны.

Фото с сайта "Фотографии старого Саратова": http://oldsaratov.ru/photo/...
И вазы хорошо сочетались с вазами на крыше Крытого рынка.

Сейчас уже нет ни ваз, ни колонн. В последние годы здание находится в плохом состоянии. По данным сайта "Реформа ЖКХ", на 39 квартир приходится 21 житель.
Правда, сейчас заметны небольшие изменения в лучшую сторону.

Tags: 1930-е, Архитектура, Краеведение

Мария Салий, 19-02-2015 14:57 (link)

Саратовская архитектура 1930-х годов. Улица Чапаева, 54

Дом больше известен под названием организации, занимающей его с 1958 года: «Гипрониигаз».


Он был построен на углу улиц Чапаева и Республики (пр. Кирова) в 1932 – 1934 гг. по проекту саратовского архитектора В.П. Дыбова для Союзнефтеторга и нефтяного техникума (1), открытого в Саратове в 1930 г. Обычно здание упоминается в ряду немногочисленных конструктивистских построек в Саратове, однако с оговоркой: это редактированный конструктивизм. В 1936 – 1939 гг. была проведена реконструкция, сильно изменившая его внешний вид. Дело в том, что при строительстве были использованы «не вполне доброкачественные материалы», в результате в 1936 г. здание было признано аварийным(2). Реконструкция проводилась с учётом новых требований, предъявляемых к архитектурному оформлению зданий: в то время уже шла борьба со «схематизмом и упрощенчеством в архитектуре». Сам В.П. Дыбов в 1936 г. характеризовал здание Нефтеторга как построенное «в формах незамысловатого трюкачества»(3).
После реконструкции до 1948 г. в здании размещались различные организации и жилые квартиры. В 1948 году оно было возвращено нефтяному техникуму, а впоследствии передано институту Гипрониигаз (2).
Сейчас трудно представить, каким было задумано здание нефтяного техникума, ведь даже без «улучшений» последних десятилетий оно заметно отличается от своей первой версии.

Источник: http://www.niigaz.ru/history

Даже по фрагментам здания, попавшим на фотографии, можно судить, насколько сильно это отличие.

Фото из газеты "Саратовский рабочий" за 10 сентября 1933 г.

Источник: http://oldsaratov.ru/photo/...


Фото из газеты "Коммунист" за 17 апреля 1936 г.

А теперь сравним конструктивизм редактированный с нередактированным. Так выглядело здание Союзнефтеторга, построенное по проекту В.П. Дыбова, в 1934 г.

Фото из газеты "Правда Саратовского края" за 9 июня 193
4 г.

Список источников

1) Донецкий Б.Н., Максимов Е.К. Архитекторы Саратова: Биографический словарь – Саратов: ООО «Бенефит», 2005.— 224 с: ил.
2) Анализ конструктивных особенностей зданий подвергавшихся реконструкции в период эксплуатации на примере здания ОАО «ГИПРОНИИГАЗ» в г. Саратове.
Цит. по http://oldsaratov.ru/commen...
3) Дыбов В.П. Против схематизма и упрощенчества в архитектуре// Правда Саратовского края. – 1934 г. – 24 февраля.

Tags: Краеведение, 1930-е, Архитектура, Саратовский конструктивизм, Редактированный конструктивизм, В.П. Дыбов.

Мария Салий, 10-02-2015 14:20 (link)

Саратовская архитектура 1930-х годов. Дома-близнецы

В центре Саратова есть три необычных многоэтажных дома, которые привлекают внимание и запоминаются благодаря не только своей необычности, но и сходству. Два из них, наверное, известны всем саратовцам. Один находится рядом с Крытым рынком – на углу улиц Чапаева и Сакко и Ванцетти. Второй – на углу улиц Горького и Советской. Третье здание менее известно. Оно расположено на углу улиц Провиантской и Рабочей. Все три дома построены во второй половине 1930-х годов по проекту саратовских архитекторов В.П. Дыбова и Д. В. Карпова.
Дома очень похожи, но не одинаковые. «Дома милиции, Облисполкома и Саргрэса построены по одному типовому проекту ... Однако, если приглядеться, можно заметить, что архитектура дома милиции более упрощенная. В здании Облисполкома архитекторы уже стараются ввести лепку, четко проработанные орнаменты богато украшают здание. В архитектурной отделке дома Саргрэса слишком увлеклись орнаментировкой и лепкой», – писал в 1939 г. Д.В. Карпов в статье «Заметки архитектора"(1). Наверное, всё-таки здесь стоит говорить не о типовом, а о повторном проекте. ( О домах, построенных по повторному проекту, можно прочитать здесь: http://www.sovarch.ru/42/ll )
Впоследствии о каждом из домов я расскажу отдельно. А пока смотрите на фотографии и сравнивайте. Обратите внимание на количество этажей.

Дом милиции, ул Чапаева, 57.


3-й дом Облисполкома, ул. Горького, 19.


Дом СарГРЭС, ул. Рабочая, 10.



1. Карпов Д.В. Заметки архитектора// Коммунист. - 1939. - 12 октября.

Tags: Краеведение, 1930-е, Архитектура

Мария Салий, 02-02-2015 18:15 (link)

Третий дом ИТР. Часть 2.

Итак, 9 мая 1936 года в газете «Коммунист» был опубликован проект 3-его дома ИТР. На нём видно, что на первом этажа здания должны были располагаться магазины, а на крыше – две скульптурные группы, об отсутствии которых сожалеют авторы книги «Саратов»(1).

К строительству «Инжкоопстрой» приступил быстро. В конце июня 1936 г. жильцы дома №34 по улице Армянской жаловались, что дом со стороны улицы отгородили от света забором, вырубили прекрасный сад, хотя деревья можно было бы пересадить, и приступили к сносу хозяйственных построек, несмотря на предложение райсовета и горсовета не трогать дом и постройки, пока жильцы не отселены (2). Среди бумаг Н.В. Степанова сохранилась фотография котлована здания с датой: 1.7.1936 (3).

А дальше строительство затормозилось. «Сначала работы производил Сарстрой, но в связи с медленными темпами работы строительство передали управлению РУжд. Прошло больше месяца, как Управление «приступило» к работе. Но положение на стройке почти не изменилось», - писал «Коммунист» 11 июня 1937 г. Из-за нехватки стройматериалов строительство снова откладывалось на неопределённый срок(4).
В первые подъезды здания жильцы въехали в 1939 г., а окончилось строительство в 1940 г.

Фото из газеты "Коммунист" за 13 сентября 1940 г.
Так выглядел дом после завершения строительства. Скульптуры на крыше не были установлены. В доме трёх- и четырёхкомнатные квартиры, по две на лестничной площадке. На первом этаже вместо магазинов были сделаны квартиры, которые отличаются от остальных: чтобы войти в них, нужно спуститься на 2- 3 ступеньки, кроме того, потолки в этих квартирах выше, чем в других.
В статье В. Азефа приводится рассказ заведующей кафедрой общей и клинической фармакологии СГМУ профессора Светланы Ивановны Богословской о первых жильцах дома ИТР: «В нашем доме проживали многие известные мастера сцены: В.Урусова, В.Адашевский, Г.Несмелов, Е.Шумская, О.Калинина, ректоры трех вузов. Когда началась Великая Отечественная, во многих квартирах поселили семьи эвакуированного правительства Украины, в частности, родственников Хрущева. Вход в здание был через один подъезд, где сидела консьержка, у которой хранились ключи от всех квартир. Мне запомнилось, что газеты приносили очень рано, видимо, как только их доставляли в Саратов: информация должна была поступать начальству незамедлительно»(3).
А из книги В.М. Ганского «Мой саратовский причал» можно узнать о том, что в феврале 1942 г. в этом доме побывал М.А. Шолохов(5).

Такова история дома. Но, кроме истории, есть у этого здания и загадка. посмотрите внимательно на лепнину, украшающую стены дома, и вы заметите, что лица есть не только на барельефах.


Прямо со стен смотрят загадочные маски, казалось бы, никак не отражающие эпоху, к которой относится строительство дома. Кто решил украсить ими дом, что они могут символизировать и чему улыбаются? Тайна...



1. Бондарь Н.А., Стешин И.Н. Саратов/ Под общей редакцией А.И. Осятинского. - Москва: Гос. изд-во Архитектуры и градостроительства, 1951 г. - С.82
2.Ненужная поспешность// Коммунист. - 1936 г. - 28 июня.
3. В. Азеф. Это мой город и я его никому не отдам…// Саратовские вести. - 9 июля. - 2003 г.
4. На неопределённый срок// Коммунист. - 1937 г. - 11 июня.
5. Ганский В.М. Мой саратовский причал. Саратов: Издательство «Саратовский источник», 2012.
http://www.litsovet.ru/inde...

Tags: 1930-е, Архитектура

Мария Салий, 31-01-2015 15:26 (link)

Третий дом ИТР. Часть 1.

Дома ИТР хорошо известны тем, кто интересуется саратовской архитектурой. Они расположены на улице Некрасова. Первый – на углу улицы Волжской, второй – на углу проезда Котовского. Оба дома построены по проекту архитектора Д. В. Карпова.

Дом "ИТР"(1934 г.), ул. Некрасова, 23 (ул. Волжская, 21).


Дом "ИТР"( 1936 г.), ул. Некрасова, 19.

О существовании третьего дома ИТР, наверное, известно немногим, хотя именно так называется это здание в книге Е. Максимова "Имя твоей улицы"(1).
Его легко узнать по описанию из книги «Саратов», изданной в Москве в 1951 г. «Пятиэтажный жилой дом, выстроенный в 1940 году по проекту архитектора Ф. Ф. Леонгардта на Волжской улице против сада имени М. Горького*, … является одним из лучших зданий-новостроек города. Дом весьма хорошо воспринимается при выходе с проспекта имени Кирова на площадь имени Кирова **. Светлая охристая окраска фасадов очень выгодно контрастирует с зеленым массивом сада имени М. Горького.
Оригинально и очень удачно решены скругленные углы здания, увенчанные парапетами с тематическими барельефами. Некоторая грубоватость исполнения барельефов не нарушает общего приятного впечатления от угловых частей здания. Безусловно хорош планировочный прием решения П-образной формы этого дома; образующийся зеленый курдонер является как бы продолжением зеленого массива городского сада.
Являясь украшением Волжской улицы, этот дом радует взор каждого. И тем досаднее, что до сих пор здесь имеются недоделки, нарушающие общую композицию: отсутствуют предусмотренные проектом металлическая изгородь вдоль тротуара и скульптурные украшения, которые должны дополнять парапеты углов здания. На парапетах торчат лишь металлические штыри, поставленные, чтобы крепить статуи» (2).


Расположен третий дом ИТР по адресу Волжская, 34. В списке объектов культурного наследия регионального значения он числится как «дом жилой Жилкоопсоюза, 1940 г. , арх. Ф.Ф.Леонгард» /«Дом жилой «Жилкоопсоюза», 1937-1939 гг., арх. Ф.Ф. Леонгардт».



Однако ещё несколько лет назад на сайте библиотеке СГТУ говорилось, что по адресу Волжская, 34 находится жилой дом «Инжкоопсоюза». В «Энциклопедии Саратовского края» среди зданий, построенных во второй половине 1930-х годов также, упоминается дом «Инжкоопсоюза»(3).
Попробуем восстановить историю строительства 3-его дома ИТР, или дома "Инжкоопсоюза".
В статье В. Азефа «Это мой город и я его никому не отдам…» говорится о том, что пятиэтажное здание «возводил по проекту архитектора Федора Францевича Леонгарда (1886- 1938) известный саратовский строитель Николай Васильевич Степанов, в архиве которого сохранились сведения, проливающие свет на события, связанные с рождением здания. Проект, оказывается, был защищен в Москве 6 сентября 1935-го, а 23 января тридцать шестого года Совет Народных Комиссаров дал добро на сверхлимитное строительство дома. Сохранилась среди бумаг Степанова и фотография котлована здания с датой: 1.7.1936» (4). Стоит упомянуть, что Н.В. Степанов строил и оба дома ИТР на улице Некрасова.
Об отводе площадки на улице Немреспублики под строительства третьего дома "Инжкоопстроя" писали в "Коммунисте" в октябре 1935 г.:"В центре города — на Гимназической улице в последнее время были построены два больших дома для инженерно-технических работников. Нынешней осенью начнется строительство еще одного пятиэтажного дома для инженерно-технических работников. Площадка под строительство третьего дома «Инжкоопстроя» отводится на улице Немреспублики***, против сада им. М. Горького". В газете «Коммунист» за 21 января 1936 г. в заметке «Строительство новых жилых домов» сообщается, что «на углу улицы Немреспублики намечена постройка дома № 3 инженерно-кооперативного строительства, на 32 квартиры. Эскизный проект этого пятиэтажного здания готов и утверждён научно-техническим советом Наркомхоза»(6).
А 9 мая 1936 г. в «Коммунисте» был опубликован и сам проект с подписью: « 10 апреля с.г. «Инжкоопстрой» приступил к строительству 3-его дома инженерно-технических работников в центре города, против сада им. Горького. Этот дом по архитектурной отделке будет одним из лучших в городе. Дом будет иметь 36 квартир со всеми удобствами, с паркетными полами и горячим водоснабжением. При доме будут магазины, детский сад, контора и прачечная»(7). Следует отметить, что имя архитектора в заметках 1936 г.не называется, а в упомянутой выше заметке 1935 г. отмечено, что "автор проекта дома — саратовский архитектор тов. Болдырев"(5).

*Так назывались Липки.
**В настоящее время пл. Чернышевского.
*** улица Волжская до 1942 г.
Список источников
1. Максимов Е.К. Имя твоей улицы. - Саратов:Приволжское издательство, 2007. - С.39.
2. Бондарь Н.А., Стешин И.Н. Саратов/ Под общей редакцией А.И. Осятинского. - Москва: Гос. изд-во Архитектуры и градостроительства, 1951 г. - С.80 - 82
3. Энциклопедия Саратовского края. - Саратов:Приволжское издательство, 2011. - С.332.
4. В. Азеф. Это мой город и я его никому не отдам…// Саратовские вести, 9 июля, 2003 г.
5.Постройка многоэтажных зданий в центре города// Коммунист. - 1935. - 15 октября.
6.Строительство новых жилых домов// Коммунист. - 1936. - 21 января.
7. Коммунист. - 1936. - 9 мая.

Продолжение следует.

Tags: Краеведение, 1930-е, Архитектура

Мария Салий, 09-01-2015 14:21 (link)

Жилые дома для ИТР ГПЗ. Продолжение

О жилых домах ГПЗ я уже писала:
http://my.mail.ru/community...
http://my.mail.ru/community...
Но теперь эти записи можно дополнить.
В начале 1936 г. пятиэтажный дом на 30 квартир для ИТР подшипникового завода планировали построить на Колхозной (бывшей Митрофаньевской) площади. Сейчас эта площадь носит имя С.М. Кирова. Окончить строительство планировали к октябрю 1936 г. В 1935 году на подготовительные работы и закупку стройматериалов было потрачено 317 тыс. рублей. Проект дома был утверждён научно-техническим советом Наркомтяжпрома. Однако дом так и не был построен. Зато по этому проекту были построены в 1937 - 1938 гг. два жилых дом на проспекте Энтузиастов.

Фото из газеты "Коммунист" за 18 января 1936 г.


Фото из газеты "Коммунист" за 6 апреля 1938 г.

Tags: 1930-е, Краеведение, Архитектура

Мария Салий, 21-12-2014 19:54 (link)

Биография дома

Лет семь назад около Детского парка ещё не было этого многоэтажного дома.

На его месте стояли частные дома Камышинского посёлка. А на углу Советской и Пугачёвской - каменное одноэтажное здание. Так оно выглядело в 2007 г.

Фото Евгения Дубовского. Источник: http://oldsaratov.ru/photo/...

С 1990-х годов в нём были магазины. Сначала продуктовый, а в конце 1990-х - начале 2000-х здесь продавали белорусский трикотаж.

Фото Сергея Карчевского. Источник: http://oldsaratov.ru/photo/...
На фотографии видны объявления о продаже сахара. В этом магазине его иногда разбавляли солью. То ли из экономии, то ли ради шутки.
В 1970-1980-е гг. в здании размещалось 56-е почтовое отделение. Я помню небольшой зал, комнату, из которой выносили посылки, запах сургуча, чернильницы и деревянные перьевые ручки на столах. На почте тогда почему-то писали чернилами.
В 1960-е - начале 1970-х в этом доме находилась сберкасса.
А чем он был до революции? Жилым домом? Лавкой?
Ответ я нашла совершенно случайно. И он меня удивил.
"На углу Советской и Пугачёвской улиц закончено строительство небольшого одноэтажного особняка. В особняке - спальня и игральная комната, туалетная комната, приёмная, кабинет врача, остеклённые веранды.
Это первые в Саратове ясли, построенные после постановлении правительства "О запрещении абортов и помощи роженицам". В яслях - 36 коек", - сообщалось в статье "Новые детские ясли", опубликованной в газете "Коммунист" за 20 декабря 1936 г.
Не знаю, куда делись веранды. Но поскольку это единственный одноэтажный особняк на углу Советской и Пугачёвской ( на остальных углах находились : детский парк, двухэтажный дореволюционный особняк и деревянный жилой дом), речь в заметке шла, вероятней, всего о нём.

Дом простоял чуть больше 70-ти лет, но за это время успел побывать и яслями, и сберкассой, и почтой, и магазином. Богатая биография.
А может, о нём известно ещё что-нибудь?

Tags: Краеведение, Улицы Саратова, Архитектура

This group may contain posts available to members only.
Join the group to read them