Log in
Post
Spam

лечение музыкой. с сайта "Музыка и Я"


Like

You cannot comment as you are not authorized.


Владимир Синкевич      12-07-2011 02:53 (link)
Re: лечение музыкой. с сайта "Музыка и Я"
. К вопросу о славянской музыкально-цветовой символике и ее искажениях в музыкотерапии В.Элькина
И.М. Мирошник и Е.В. Гаврилин
(Извлечение из работы, с сайта: http://compsyther.narod.ru/... Цветомузыкальный антивирус Ирины Мирошник и Евгения Гаврилина. всем пострадавшим от цветомузыкального вируса В. Элькина)
На знамени России есть цвет духовный - синий
… Заметим, что согласно психологическим опросам, россияне, украинцы, белорусы любят именно минорные лирические произведения, которые (по методике ЗЦС Мирошник) часто связываются с синим цветом. Это косвенно подтверждает нашу гипотезу о том, что славяне предпочитают «амфотерную» музыку (амфотерный – и тот и другой, двоякий): просветленные миноры, в которых светлые чувства преломляются сквозь призму легкой грусти («Во поле березка стояла», «Катюша»); миноры, в которых звучит «радость со слезами на глазах» (песня «День победы», красный и синий цвета) или тревожные, трагические состояния преломленные сквозь призму оптимистического настроя и веры в победу (например, «Прощание славянки»).
Созерцательность, одухотворенная печаль, Несбывшееся, неосуществленное стремление к красоте, гармонии, справедливости, так часто звучащие в минорных тональностях, действительно всегда были свойственны славянской душе. Поэтому цветовая окраска миноров часто находила свое выражение в словах популярных песен. Вспомним, например, «Дрозды» в исполнении белорусского ансамбля «Песняры» (музыка В. Шаинского, слова С. Острового, тональность ре минор):

Звуки вырастают, как цветы:
Грустные, веселые, любые,
То горячие до красноты,
То холодновато-голубые.

Достают до утренней звезды,
Радугами падают на травы…
Шапки прочь! В лесу поют дрозды,
Для души поют, а не для славы.

В том же цветовом сине-красном лирическом спектре написана знаменитая «Червона рута» (ля минор) — самая красивая песня выдающегося украинского композитора и поэта Владимира Ивасюка. Эта яркая песня, ее композитор и исполнительница, народная артистка София Ротару, уже стали символами современной славянской культуры:

Червону руту
Не шукай вечорами, —
Ти у мене єдина,
Тільки ти, повір.

Бо твоя врода —
То є чистая вода,
То є бистрая вода
З синіх гір.

И конечно же в этом ряду славянских песенных шедервов стоит и «Лаванда» (музыка В. Матецкого, слова М. Шаброва, тональность ля минор) в исполнении Софии Ротару:

Лаванда, горная лаванда…
Наших встреч с тобой синие цветы.
Лаванда, горная лаванда…
Сколько лет прошло, но помним я и ты.
Говоря об архетипическом значении синего спектра эмоций, вспомним синестетические раздумья В. Хлебникова о том, как «синий цвет василька (я беру чистое ощущение), непрерывно изменяясь, проходя через неведомые нам, людям области разрыва, превращается в звук кукования кукушки или в плач ребенка…». Вспомним как тонко чувствует синий минор - цвет сумерек, тайны и печали - Александр Блок:

"Ты в синий плащ печально завернулась,
В сырую ночь ты из дому ушла".

Художник В. Кандинский также отмечает минорность синего цвета, выделяя как его главные свойства — глубину, бесконечность, сверхчувственность, покой, печаль.
Думается, что не случайно мы так часто встречаем «синий минор» в древнерусской поэзии, например в поэме «Слово о полку Игореве» (XII в.): «синие молнии», «синее вино», «синяя мгла» и т. д. Синий минор - ведущая психоэмоциональная тональность Сергея Есенина, который органично наследует и гениально выражает в слове глубинные, архетипические пласты национального самосознания:

«Роща синим мраком
Кроет голытьбу…
Помолюсь украдкой
За твою судьбу».

“Гой ты Русь, моя родная,
Хаты – в ризах образа…
Не видать конца и края
Только синь сосёт глаза ”.

Возвышающая грусть «синего цвета» символизирует у Есенина неразделенную любовь к родине: Есенин чувствует, что в самом имени “Россия” скрывается “синее”. Не случайно он говорит Вс. Рождественскому: “Россия! Какое хорошее слово… И роса, и сила, и синее что-то!”.
Мы возьмем на себя смелость утверждать, что «синий минор» был архетипичен для русской души и выражал ее имманентную духовность. Не случайно на знамени России есть цвет духовный - синий.
Строчит пулеметчик за синий платочек
«Синий платочек» также относится к выделенному нами классу «амфотерной» музыки, которая популярна в славянской культуре. В этой песне амфотерность возникает перекрестным соединением легкой, мелодичной формы вальса (в ре-миноре) с текстом, выражающим «мужскую» идею защиты «женского» начала. В «Синем платочке» мужское начало находит свое выражение в тексте песни, а женское – в музыкальной форме. В сознании слушателя эти комплементарные начала вступают в амфотерное психическое соединение, вызывая мощный эмоциональный резонанс.
Харьковчанка Клавдия Шульженко вспоминала об этой знаменитой песне: «Синий платочек» в том, довоенном, варианте мне понравился — легкий, мелодичный вальс, очень простой и сразу запоминающийся, походил чем-то на городской романс, на песни городских окраин, как их называли. Но текст его меня не заинтересовал: показался рядовым, банальным». Так и не попал «Синий платочек» в довоенный репертуар Клавдии Ивановны. 9 апреля 1942 года лейтенант М. А. Максимов, вернувшись с фронтового концерта Клавдии Шульженко, написал новый текст песни о синем платочке. Это был именно тот вариант, который мы все хорошо знаем и любим. «Мне сразу понравились простые, берущие за душу слова,— вспоминала К. И. Шульженко.— В них было много правды. У каждого из защитников нашей Родины, у каждого воина есть одна, родная женщина, самая любимая, близкая и дорогая, за горе, страдание, лишения, за разлуку с которой он будет мстить врагу... И вскоре я уже пела фронтовой «Синий платочек» для своих слушателей».
Еще один психологический секрет этой песни раскрывается в архетипическом синем цвете, который, как мы уже отметили выше, в минорах славянской души соединяется с самым дорогим - образами любимой женщины, Родины, которых надо защищать. С точки зрения концепции звуко-цветовой симультанности И.Мирошник, синий цвет платочка в словах песни выступает как вербализованный образ-катализатор непосредственно-эмоциональной активности восприятия музыки. В результате происходит своеобразный синестетический резонанс: «И между строчек синий платочек снова встает предо мной». Эмоция полностью захватывает слушателя и пробуждает архетипическое и в тоже время очень личное содержание: «самая любимая, близкая и дорогая, за горе, страдание, лишения, за разлуку с которой мстить врагу».
Разложите перед собой разноцветные карточки (набор основных спектральных цветов или набор Люшера) и послушайте эту песню в исполнении Клавдии Шульженко. А теперь выберите карточку того цвета каким Вы нарисовали бы эту музыку. Уберите эту карточку. Повторите процедуру на оставшихся цветах. И так до тех пор пока Вы не используете весь цветовой ряд.
Это и есть методика ЗЦС, предложенная Ириной Мирошник в 1983 году для оценки эмоционального характера музыки. Кстати, как правило, первая пара цветов, выбираемых по методике ЗЦС Мирошник на песню «Синий платочек» в исполнении К.Шульженко – синий и красный (два из трех цветов флага России). Помните: «Расцветали яблони и груши…»?
Интересна история рождения этой песни, ставшей действительно народной. «Катюша» была написана для дебютного концерта Госджаза СССР п/у Виктора Кнушевицкого и Матвея Блантера в Колонном зале Дома Союзов 21 ноября 1938 года. На последней репетиции Госджаза присутствовала исполнительница народных песен Лидия Русланова. Она не удержалась, и через несколько часов спела песню по памяти на концерте в том же самом Колонном зале:
"- Как же так? - спросили Лидию Андреевну музыканты. - Ведь у вас не было даже нот?!
- А зачем ноты? Я запомнила песню мгновенно! - ответила певица.
- Но ведь вы поете русские песни, а это фокстрот, - продолжали недоумевать музыканты.
- Это прекрасная русская песня, - сказала Лидия Андреевна. - И простите меня, она так понравилась мне, что я не могла удержаться и не спеть ее - песня требовала немедленного выхода!"
Эта предвоенная песня стала одной из любимых песен Великой Отечественной, а Лидия Андреевна Русланова - наиболее известной ее исполнительницей. (Подробнее см.: И. Н. Розанов. Песня о Катюше как новый тип народного творчества. / Русский фольклор Великой Отечественной войны. Изд. «Наука», М.—Л., 1964, стр. 310—325). Песня переведена на другие языки, иногда просто создавался новый текст на другом языке - например, "Fischia il vento" ("Свистит ветер"), одна из самых известных песен итальянских партизан-антифашистов.
Сергей Куликов      13-07-2011 20:21 (link)
Re: лечение музыкой. с сайта "Музыка и Я"