Все игры

Откройте свой Мир!

Sign up
Discussions
Sort: by updates | by date | by rating Show posts: Full text | Headings

А вы решили с кем провести зиму?

false


Это очень важное решение. Тут надо хорошо подумать. Лето все проводят друг с другом – даже если не хотят. Массово. В толчее, в поту, в гомоне. Зима – для избранных.

Вот Георгий Гачев однажды провел зиму с Декартом. И они сделали подарок друг другу. И всем нам – в виде книги Гачева «Зима с Декартом».

Животные зимой или погружаются в спячку или ищут, как выжить. И живет зимой только человек – особой жизнью.

В тайнописи морозных узоров он прочитывает самые сокровенные сны мира. Самые пророческие.

Но это нужно делать только в очень хорошей, проверенной компании. Необязательно с Декартом. Со всеми теми, кого любите.

Подарите друг другу зиму.

Tags: сооббщения-обращения, открытия сезона

Одни созидают прямо там, где другие разрушают

false


Одни разрушают, другие созидают, созидают науку о созидании - прямо там, где вокруг плодят разрушения. А плодят еще и для того, чтобы отвлечь от своей (де)генеративной инвалидности, стереть любые намеки на то, что мир можно изменить к лучшему. Но мир уже сделал свой выбор.

С болью и радостью в сердце восхищаюсь коллегами из любимой Киевской лаборатории. Мои дорогие друзья, дорогой дядя Валя, Валентин Алексеевич Моляко (научный руководитель конференции и лаборатории), я с Вами!

Мы давно и по внутренней необходимости - один круг, жизненный круг со своей долгой и доброй историей, который не по силам разорвать извне руками случайных людей.

Tags: сообщения-обращения, Человеческое в человеке, Цеховое братство, граждане моего сердца, ЗСР (Зал Славы Российской)

Встречи на Abbey Road

false

Источник фото: Metalheadzone.com


Принято считать, что светила такого масштаба топчутся на маленьком пятачке, до дыр протирая тазы друг другу. Ан нет, Роджер Уотерс, по собственному признанию, встретил Джона Леннона лишь 1 раз в жизни. Да и то случайно. Вполне естественно, что произошло это на территории лондонской студии Abbey Road. 55 лет назад, в 1967 г. Битлы, давно уже обладатели небожительской прописки № 1, дописывали «Сержанта». А Pink Floyd едва ли помышляли о виде на небожительство, работая над своим дебютным альбомом ‘The Piper at the Gates of Dawn’. Конечно, когда статусы групп сблизилось, шанс встретиться снова возрос. Но как-то не срослось.

А вот Пол Маккартни, через несколько лет зайдя на огонек туда же, на Abbey Road, услышал сквозь приоткрытую дверь, как Pink Floyd работают над ‘The Dark Side of the Moon’, и произнес: там делают что-то грандиозное! В рейтинге журнала Rolling Stone ‘The Dark Side of the Moon’ занял вторую позицию среди альбомов 1973 г. Мог бы занять и первую, если бы Маккартни и Wings не подбросили к рождеству свой ‘Band on the Run’ (пинкфлойдовский релиз состоялся в марте). Что сейчас судить о «девушке месяца» полувековой давности, когда речь идет о двух «знаковых» творениях в истории рок-н-ролла! Хотя по части «программного» влияния на рок-музыку ‘The Dark Side of the Moon’ превосходит шедевр Маккартни (бывает шедевр, просто шедевр). А Пол поныне дружен с Дэвидом Гилмором и даже поигрывал с ним.

Но в истории The Beatles и Pink Floyd накрепко связало имя Алана Парсонса, нынче тоже небожителя, который – буквально – приложил руку к созданию двух великих творений этих групп, все в том же пространстве Abbey Road. Вначале рукпоприложение было относительно скромным, в качестве ассистента звукрежа на записи одноименного - последнего «прижизненного» альбома битлов в 1969 г. Но след Парсонса вы можете и услышать и здесь – специфический глухой звук барабанов Ринго удалось извлечь благодаря находке Алана, который просто устлал их мокрыми полотенцами (думаете, только мы в школе придумывали такие фишки?:)). Но не прошло и пяти лет, как он получил «Грэмми» за звук, по которому мы сразу узнаем ‘The Dark Side of the Moon’, да и вообще ни с чем не спутаем звучание Pink Floyd.



Tags: Муз-ON, LEt IT BEatles, ВеЛичности, песни типа Yesterday

Горизонты сужаются, если мы никого не ждем

false

Из цифровой живописи Артема Чебохи



Как-то в одной статье вычитал историю. В доме приятное волнение: ждут гостей. Эмоции взрослых передались и маленькому сынишке-дошкольнику. Взрослым не до него, надо готовиться к встрече, а он крутится под ногами, что-то выспрашивает, что-то комментирует. Родители, пытаясь занять малыша, усаживают его рисовать. Ребенок рисует две расходящиеся полосы. Родители интересуются:

- Что это?
- Дорога.
- А почему она расширяется вдаль?
- Так ведь оттуда будут ехать наши гости!

Теперь вы поняли, почему горизонты с возрастом порой сужаются? Мы никого не ждем.

Tags: Человеческое в человеке, детворения

Ключик у Леси

false


Мне повезло на Петровских.

Из всех Петровских, кого знаю, мне дороги все: незабвенный Артур Владимирович, не устающий являть "единомножие" в своей "персонадситуативности" Вадим Артурович, распахнувшая сегодня двери в мир Леся.

Ключик у Олеси Вадимовны Петровской. К миру и сердцу, в которых такое важное место занимают Петровские.

С Днем Рождения, Лесенька!

Tags: новые люди, граждане моего сердца

Моя мама и мамы по маминой линии

false

Моя мама Татьяна Николаевна Янишевская


С Маминым Днем, дорогие дети!

false

Мамина бабушка (по линии мамы) Мария Васильевна Филимонова

false

Мамина мама Софья Павловна Янишевская
и ее мама Мария Васильевна Филимонова на родине в Самарканде (1914)

false

Мамина бабушка (по папиной линии) Мария Станиславовна Янишевская



Tags: праздни, tovievich.ru, граждане моего сердца, ВидиМОЕ

Кукла федеральной программы для дошкольников

false


Представьте себе. Дано задание: зачать, выносить и родить ребенка. Но за 4 недели. Чтобы уже с нового года встал на ноги и зашагал по миру.

Ребенок – это Федеральная образовательная программа дошкольного образования. А мир – это детские садики России. Задание высокое и ответственное было дано и исполнено «в соответствии с Порядком разработки и утверждения федеральных основных общеобразовательных программ, утвержденным приказом Министерства просвещения Российской Федерации от 30 сентября 2022 г. № 874».

Минпрос счел, что нет для российской дошколки ничего важнее, чем наличие федеральной программы. А о том, что в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС), уже разработаны и вполне успешно используются более 20 дошкольных программ (это только комплексные, а есть еще и парциальные, специализированные), Минпрос если и подозревал, то весьма смутно. Иначе, подумал бы, прежде чем отдавать приказы, как соотнести наработанное с федеральной программой, а все вместе – с ФГОС.

Кстати, реверансы в адрес ФГОС выглядят в программе забавно: если программа едина для всех, то зачем ей стандарт? Она сама себе стандарт. Но от ФГОСа просто так не отделаешься – его место определено федеральным законом об образовании. Ради программы можно, конечно, переписать прежний, по общему признанию, весьма качественный и работающий. Но опять же – ради одной программы, статус которой в ряду прочих неясен. И это не единственная управленческая несостыкова.

Я не специалист в области управления образованием и, возможно, чего-то недопонял. Я специалист в области дошкольного образования, его психолого-педагогического обеспечения. А управленцы должны скоординировать действия таких же специалистов, чтобы мы все вместе хорошо сделали нашу общую работу. Не отвлекаясь на додумывание управленческих замыслов. Это единственная задача управленцев.

Но вернемся к программе-новоделу. 15 ноября в Общественной палате состоялось ее обсуждение. Вывод экспертов: принять такое невозможно без радикальных переработок. Все аргументы представлены в Резолюции, которая была принята по итогам обсуждения. С учетом того, что было прислано представителями более широких научно-педагогических кругов.

Добросердечные коллеги призывали встать на позицию разработчиков и понять их. Нельзя «родить» программу за месяц. Да еще и министерская директива относительно федеральных основных общеобразовательных программ обрушилась только в конце сентября. Кто мешал организовать эту работу (не обсуждаем целесообразности начинания), скажем, весной? А тут возвестили о, в общем-то, серьезном, влекущем спектр дальних последствий решений за три месяца до окончания финансового года, чтобы начать внедрение посредине учебного года. Календарное планирование должно как-то сочетаться со стратегическим видением ситуации?

А еще программу нужно апробировать, обкатать. И не в чистом поле, а в разнообразно насыщенном образовательном пространстве со своей историей, традициями, перспективами. Как ни верти, не получится вручить такую программу дошкольному образованию в виде новогоднего подарка, пусть и внедряя порциями, в «переходном» режиме. Это, как минимум, непрофессионально.

А профессионал даже не стал бы браться за такую работу. Классик детской психологии, всемирно известный ученый, создатель и первый директор Института дошкольного воспитания Академии педагогических наук А.В. Запорожец, человек корректный, интеллигентный, обходительный и дипломатичный, еще во времена советского Минпроса умело произносить в таких случаях: «Мы на это не подряжались!». От него частенько слышали эту фразу, и чиновники стушевывались. Он же любил повторять слова А.С. Макаренко о том, что воспитание – это такая работа, в которой не может быть и 1% брака. Разработчики приняли задание без раздумий, и уже это заставляет усомниться в их профессионализме. Все сомнения с лихвой оправдывает представленная на обсуждение программа.

Не отпускает впечатления, что она написана с чистого листа, так сказать, без отрыва от кабинетного кресла. С ветхозаветным чувством: «Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездной» (Быт. 1,2). Присущим неофитам, особенно, если они выполняют министерские поручения. Нет и не было А.В. Запорожца, уникальных научно-практических разработок его коллектива, которые вывели отечественное дошкольное образование на первые позиции в мире (в советские годы зарубежные коллеги буквально не покидали стен Института дошкольного воспитания), во многом, подготовили продуктивное инновационное движение в этой области, начиная со второй половины 1980-х гг. По своим масштабам и разнообразию поисков оно в чем-то превосходило школьные инновации. Получение дошкольным звеном статуса уровня образования, закрепленного в законе, создание дошкольного ФГОС – по сути, итог этой работы.

Все это нашло отклик у педагогов-практиков, воспитателей, истинных подвижников образования. Дошкольное образование обрело смысловые ориентиры и зажило полноценной жизнью при минимальных финансовых затратах со стороны государства. Будем считать, что всего этого не было! Вот утвердим федеральную программу и с 1 января заживете по регламенту, составленному теми, кто лучше знает, как нам жить. Сбывается анекдот:

- Специалисты утверждают, что люди стали жить лучше.
- Но люди так не считают!
- Так они же не специалисты!

Что можно произвести за 4 недели вместо живого, тем более, жизнеспособного ребенка? Если избежать нежелательных аналогий из сферы акушерства и гинекологии, - «куклу». Во всех смыслах – «куклу»! Ее и представили на обсуждение в Общественной палате.

Даже в виде домотканой «куклы» программа выглядит кусочками из откуда-то неумело нарезанного, которые наспех сшили белыми нитками. Навесили на куклу бирочки с прогрессивными и респектабельными словами, вроде «амплификация», «инициатива», «субъект» и пр. Ее сравнивают с единой советской программой дошкольного воспитания Некорректное сравнение! Минпрос СССР или РСФСР такое бы не пропустил. Представляю себе недоумение (шок?) на прекрасных лицах двух легендарных всесоюзных пионервожатых (они сменили друг друга на этом посту). Несгибаемой и влюбленной в свое дело, педагогов и детей Любови Кузьминичны Балясной, замминистра просвещения РСФСР и мягкой, мудрой, умевшей искать и принимать решения, когда другие опускали руки, Розы Алексеевны Курбатовой, начальника управления дошкольного воспитания того же министерства, которая, представляя «официальную линию», во всем поддерживала А.В. Запорожца и его Институт. Это были управленцы! Обе ушли в прошлом году…

Можно критиковать советскую программу за все что угодно (именно в качестве альтернативы ей Институт дошкольного воспитания предложил в 1984 г. свою «Типовую программу дошкольного воспитания», за которой стояли 20-летние поиски ученых в союзе с практиками), но не за отсутствие основательности, педагогической культуры в основе, пусть архаичной. Это был серьезный документ, чего нельзя сказать о нынешнем.

Я не столь толерантен, как мои великодушные коллеги. Сказал тогда, на обсуждении и повторю сейчас: живу в детском саду и в университете одновременно, и как университетский преподаватель с первого взгляда увидел в программе до боли знакомое – плохой студенческий реферат, клочками скаченный из Сети в ситуации аврала. «Завтра сдавать!» Но сдаете вы плоды вашей авральной активности не минпросу, а российскому дошкольному образованию, которое по ним обяжут работать. Живым взрослым и живым детям. Министерство-то «галочку» поставит за сделанное на «троечку». И не только «галочку» - финансирование для апробации и внедрения откроет. «Куклу» предлагают доработать. На мой взгляд, она не подлежит доработке: мы еще не научились превращать неживое в живое (наоборот – запросто).

Похоже, новая «кукла» спешит на встречу к той, что уже гуляет по садикам страны – Рабочей программе воспитания ДО. Не бог весть какие «невесты Чаки», дошколки не загубят, но жизненные силы в размен на суету вместо работы отнимут.

Забыли (не знали) о достижениях науки – полбеды. Детства у детей «кукла» тоже не похитит, детям не привыкать, что взрослые то и дело занимают драгоценное время их детства чем-то своим. Как-нибудь урвут счастливые мгновения своего детства (а оно ими запоминается и сохраняется впрок для развития), все в педагогические регламенты не загонишь. Не без издержек, но урвут, запомнят и сохранят, поверьте.

Обиднее всего за педагогов, за воспитателей. Детский сад держится на их желании, инициативе, немыслимом, по нынешним временам, энтузиазме. С медианной зарплатой – в 20.000 руб., средней – в 23.350 руб. и модальной, той, что получает большинство воспитателей в России, – в 15.000 руб. (данные на октябрь 2022 г.). За все, включая мытье полов. А тут еще – переход на федеральную программу. Да и привыкли уже педагоги-дошкольники к профессиональным продуктам, которые вдохновляют их на творчество. И вдруг - федеральная «кукла». Им больше не во что играть с детьми?

Предшествующий лонгрид – только присказка. Присказка к короткой и грустной сказке про взрослых, в которой, правда, пока не поставлена точка.

21 ноября на заседании ФУМО (Федерального учебно-методического объединения) Института стратегии развития образования РАО проект программы рекомендован к утверждению. Без доработок.

Как если бы не было обсуждения и резолюции, как если бы «Земля была безвидна и пуста». Нельзя исключать, что профессиональное (в разных областях, правда, без «дошкольного» представительства) ФУМО просто не было поставлено об этом в известность.

А для кого-то – приятная и удобная в 21 веке ветхозаветная картина мира. Увы, и в образовании.

Владимир Кудрявцев,
доктор психологических наук, профессор,
автор программ развивающего дошкольного образования

www.tovievich.ru

По теме на сайте В.К.:

Эксперты: федеральная программа дошкольного образования не соответствует ФГОС

Недочеты, недоработки, отсутствие достоинств, – выводы экспертов о проекте Федеральной программы ДО оказались неутешительными

Федеральная образовательная программа дошкольного образования: созрел ли плод для рождения?

Общественное обсуждение проекта Федеральной образовательной программы дошкольного образования (видео)

Федеральная программа дошкольного образования: пародия или реальность?

UPD. 28.11.2022Опубликовано в авторской колонке Владимира Кудрявцева в электронной газете "Вести образования"

Tags: Педагог-и-Я, детворения, немножко психологии, уровень бреда, tovievich.ru

Дети до первой встречи

Папа детей лейтенанта Шмидта сегодня, наконец, увидел их мам.

Tags: экспрессии-импрессии, уровень бреда

Палач с руками гитариста

false


RIP Wilko Johnson. Его сейчас вспоминают как актера, который сыграл немного палача Илина Пейна в "Игре престолов". Что ни говори, артистизма в нем было побольше, чем у иных любимцев звездной камеры.

Но куда органичнее орудия казни в его руках смотрелась гитара. Вместе с ней такой талант отпускают только в одни руки. Блистательный ритмач, гитара, которого слушалась, как соло-гитара, и собственно соло на ней же. Его второй план всегда становился первым, даже с ярчайшими фронтменами рядом: от Иэна Дьюри и до Роджера Долтри.  И они почитали за радость делить первый план с ним.

От блюза до паб-рока рукой подать, от паб-рока до панк-рока - другой. Так Уилко Джонсон и соединил своими руками блюз и панк. Жаль, что продолжатели выкинули из панка блюз. А с ним - и рок-н-ролл.

С гитарой на поводке так больше никто не побегает по сцене. В 2014 г. из него извлекли трехкилограммовую опухоль. Он продолжал бегать. Бегал 75-летним еще в этом году. Вчера он тихо ушел у себя дома.

Плач с руками гитариста, добрейший и обаятельнейший Джон Питер Уилкинсон.


Tags: уходящая натура

Счастливые часов не наблюдают

false

И.Е.Репин, «Бурлаки на Волге», 1873


Владимир Кудрявцев – об учебных перегрузках. Отклик на выступление Александра Адамского в программе «Утро» на канале «Россия 1»

23.11.2022

Проблема учебных перегрузок – потому и хроническая, что заостряет ряд застарелых болевых точек системы образования и образовательной политики. Они хорошо известны. И бороться с перегрузками в обход этих точек, оставляя их нетронутыми, совершенно бессмысленно. Так же, как облегчать страдания репинских бурлаков при сохранной барке XIX века, которую они тащат, вместо того чтобы решать проблему паровой силой. Учителя и ученики в школе тянут груз куда более ранних времен. Здесь убавим, там прибавим, «где талию делать будем?»… Это даже не работа портного. Это перекладывание чего-то из кармана в карман старых штанишек, из которых школа, дети и педагоги давно выросли. О том же другими словами говорил и Александр Адамский.

Заложники системы

Все попытки перераспределять в часах школьные учебные нагрузки ориентированы исключительно на классно-урочную систему и ее «домашний филиал» в комнате, где ребенок делает уроки. Но многие дети, хорошие школы, думающие взрослые давно живут вне системы. И потому – не во времена Яна Амоса Коменского, а в XXI веке. Новые образцы школьной жизни стали возникать еще в XX веке. Но массовость и диктат классно-урочной системы с опорой на мощный традиционный управленческий ресурс – пусть он давно выработался вместе с самой системой, – создавали иллюзию ее непоколебимости. Как и легкой управляемости – для плохих чиновников.

Хотя многим было очевидно: перегрузки плодит сама система. На них обрекает детей устройство школьной жизни в классно-урочных формах.

Не в меньшей степени – и взрослых. Исследования Елены Воли, проведенные под руководством автора этих строк еще в 2000-х годах, показали, что молодые учителя эмоционально выгорают уже к 30 годам. Есть шанс восстановиться после 40, но не у всех. Конечно, причины эмоционального выгорания уходят своими корнями не только в школу. Большинство учителей в нашей стране – как известно, женщины, и их возрастные кризисы переплетаются со школьными факторами выгорания. Но кризис (по-разному протекающий) – скорее, «розжиг» для того, что (кто) уже «горит» и выгорает на работе. Классно-урочную систему учитель тоже «уносит с собой домой», где он проверяет тетрадки (и пишет отчеты, так или иначе отражающие то, что он сделал внутри и во благо этой самой системы).

Знаю об этом не понаслышке с детства. Моя мама долгое время работала учителем русского языка и литературы. Иногда она помогала мне делать уроки, а я, в порядке взаимовыручки, помогал проверять ей кипы тетрадей ребят, которые были чуть старше меня. Заодно продолжал учить русский сам, не без удовольствия: выполнял-то я взрослую работу, к тому же с теми, кто был постарше. Отметок, даже «рекомендательных», не ставил (а очень хотелось!), только карандашиком отмечал ошибки. Мне казалось, что я уже лично знаю всех маминых учеников, узнавая подход каждого к выполнению домашки. Бывало, и себя самого. Некоторые в тетрадках за вечер вырастали прямо на моих глазах. Некоторые – наоборот. Некоторые демонстрировали уверенную ровность в выполнении заданий. Никогда не испытывал злорадства в случае сбоев – мама деликатно предупреждала, например, о наличии каких-то личных (домашних) проблем у своих учеников. Зазнайства тоже не испытывал. Для меня это был интересный и полезный опыт ученичества в «учительской» позиции.

Я успевал сделать свои уроки, что-то еще поделать и вечерами садился за мамины тетрадки. Это меня ничуть не «грузило», тем более не перегружало. При этом мои собственные учебные достижения не были особо выдающимися. Учился я примерно на уровне тех, кого «проверял». От рвения оберегала защитная ученическая «усталость» по имени лень. Она, правда, иногда укладывала на диванчик с хорошей «сверхпрограммной» взрослой книжкой – например, «Происхождением видов» обожаемого мною тогда Дарвина, «Письмами об изучении природы» Герцена, в крайнем случае, «Солярисом» Станислава Лема. Единственное отличие от «проверяемых»: я четко представлял себе этот наш общий уровень. И всегда с наслаждением предавался прокрастинации в сопредельных «нагрузочным» сферах, а не где-то далеко. В этом есть особый кураж.

Трансляторами перегрузок являются вымотанные учителя вымотанных учеников – связаны они одной цепью, одной целью, которую ставит перед ними классно-урочная система во имя своего самосохранения, если разобраться. А стремится она к этому во имя стабильности иллюзорных начальственно-управленческих удобств.

Школа, из которой не выгнать

В своих «Научных дневниках» классик психологии развития и образования Даниил Борисович Эльконин писал: надо сделать так, чтобы в школу детей не загоняли, чтобы они сами рвались туда. И чтобы потом было не выгнать.

Мне довелось работать в такой школе. Точнее – в лаборатории при московской школе «Лосиный остров» № 368, которую создал мой учитель Василий Васильевич Давыдов. Задача состояла в построении многоступенчатой системы развивающего образования – от дошколки до старших классов, к тому же расширенной, охватывающей не только учение, но и всю школьную жизнь.

С точки зрения формальных представлений, перегрузки должны были быть непосильными. Судите сами. Уже система Эльконина-Давыдова держит детей и взрослых в постоянном интеллектуальном тонусе. Школа создавалась на базе языковой, сохранив статус образовательного учреждения с углубленным изучением иностранного языка. В «Лосином острове» преподавались два таких языка по основной программе и еще один факультативно.

Отдельная строка – музыкальное образование (Давыдов поставил задачу связать учебную деятельность с художественным творчеством). Музыку в школе преподавали как основной предмет в объеме средней музыкальной школы. Для этого неимоверными усилиями удалось перевести педагогов дополнительного образования на ставки педагогов основного. Помимо занятий музыкально-исполнительской деятельностью на уроках, учащиеся пели в хоре, играли в симфоническом и джазовом оркестре, ансамбле народных инструментов и, естественно, в рок-группах. Не перебор ли с музыкой? Вот одно очень показательное наблюдение. Трое подростков – учащихся «Лосиного острова», освоив на уроках технику игры на разных музыкальных инструментах, пришли к самостоятельному решению объединиться в ансамбль. Они разработали собственными силами его оригинальную «художественную концепцию». Быть может, в этом (а не в сформированности технических умений или даже творческих способностей к музыкально-исполнительской деятельности) – главное проявление развивающего эффекта образования. И репетировали долгими вечерами. Кстати, если в школе детей вечером ненамного меньше, чем днем, – это очень хороший показатель. Никто их там не удерживал. Взрослые иногда спрашивали: не пора ли домой, ребята? Ребята отвечали: «Нет, не пора!» «Завтра в школу!» не действует, когда ты сегодня ее не хочешь покидать. Это касается и взрослых.

А еще – театр (театры, включая детскую оперу), студии живописи, других изобразительных искусств, влиятельная система школьного самоуправления, многочисленные проекты внутри школы и «культурные практики» вне ее, хранение и приумножение памяти о Великой Отечественной войне в специальном музее (результаты детско-взрослых поисков при поддержке ветеранов-фронтовиков), экологические заботы об уникальном парке «Лосиный остров», который вскоре начали застраивать…

В школе «Лосиный остров» соотношение педагогических задумок взрослых и встречных инициатив детей находилось где-то на уровне «50 на 50». Причем инициативы часто превосходили задумки. О перегрузках ли помнить? Счастливые в сотворчестве часов не наблюдают.

Разумеется, за нагрузками следили. В свою междисциплинарную лабораторию В.В. Давыдов пригласил опытнейшего физиолога-гигиениста Людмилу Михайловну Кузнецову. Она регулярно проводила мониторинги психофизиологического состояния и здоровья учащихся «Лосиного острова» в сравнении с детьми из других школ. И на большой статистике выяснила, что никаких школьных перегрузок, которые наблюдаются у этих детей, у учащихся «Лосиного острова» нет. Особый показатель – чувствительность к учебным нагрузкам в переходные периоды: при поступлении из садика (и из семьи) в 1-е классы, из 4-го в 5-й, то есть из начальной школы основную. Везде она соответствовала норме. Это же относится и к картине заболеваемости. Эксперт делает вывод: «Постоянные наблюдения за показателями здоровья учащихся школы № 368 с 1-го по 5-й класс не выявили общих отрицательных тенденций, связанных со школьными факторами… Таким образом, установлена явная педагогическая и медико-психологическая эффективность системы развивающего образования детей 8–11 лет по сравнению с традиционной педагогической системой. Все данные по динамическому наблюдению за функциональным состоянием организма детей 6–10 лет, состоянием их здоровья дают достаточно веское основание присоединиться к высокой оценке, данной развивающему обучению психологами, и положительно оценить его и с физиолого-гигиенических позиций» (Развивающее образование – многоступенчатая система. Замысел. Реализация. Перспективы / Научн. ред. – проф. В.Т. Кудрявцев. М.: ГОМЦ «Школьная книга», 2003. С. 235).

Словом, хорошей школы много не бывает. Но в ней не должно быть тесно и душно личности, которая в подростковом возрасте закономерно пытается вырваться из стальных объятий классно-урочной системы, чтобы не застрять в своем развитии на уровне маленького школяра.

Отсюда и идея «расшколивания» (deschooling’, в терминологии Ивана Иллича). В ней Александр Адамский справедливо видит выход из буквально «перегруженного» мирка традиционной школы в широкий жизненный мир, наполненный специфическими поводами для образования.

Не в школу нужно вдохнуть жизнь, к чему принято призывать с незапамятных времен. Речь идет об экспансии школы в жизнь. Тем более, в непростом мире XXI века все мы стали учениками, которые учатся у самих себя. Порой сами того не подозревая.

Колонка Владимира Кудрявцева в электронной газете "Вести образования"

Tags: Педагог-и-Я, немножко психологии, Цеховое братство, В.В.Давыдов, медиа, колонка в Вестях образования

С чего начинается психолог?

false


22.11.2022

С чего начинается психолог? С признания и понимания того, что у человека не бывает смыслов больших и малых. Что за маленьким смыслом прячется большой, маленький только его «прикрывает». (В психологии сплошь и рядом мы имеем дело с такими прикрытиями – большого маленьким). Естественно, что бури разыгрываются вокруг маленького. А если маленький утерян, то что-то стряслось с большим. В чем человек не всегда способен себе признаться. Или может даже не подозревать об этом. Задача психолога – помочь ему разобраться в этом.

Приведу пример из лекций по общей психологии моего учителя Василия Васильевича Давыдова, которые он читал в 1980-х годах на факультете психологии МГУ. Лекции изданы (2005). Но я изложу пример своими словами и со своими комментариями.

СССР, времена дефицита. Женщина хочет нравиться (самой себе, в первую очередь, так устроена женщина), хочет быть любимой (тут уже нужен мужчина). И вот в каком-нибудь «Ядране» (югославский магазин в Москве, а были еще «Лейпциг», «Польская мода» и др.) выкинули модные сапоги. Югославия всегда хорошо делала обувь – и мужскую, и женскую. А отсутствие приличных сапог у советской дамы как раз и было символом того самого дефицита.

Очередина! Подходит черед дамы. И тут перед носиком ее дамским сапоги кончаются! Ужас! Отчаяние! В.В. Давыдов говорит: не торопитесь ее вразумлять – мол, ерунда, мол, чепуха, еще выкинут. А опытный практически психолог добавит: самое последнее дело обесценить переживание, а не сапоги, которые могут быть уценены продавцами.

Дайте походить, эмоционально переработать внутри, говорит Давыдов. Если к вечеру или на утро успокоится – значит, и вправду не в сапогах счастье. Если нет – в них.

Потому что на них вся надежда (бессознательная, конечно) понравиться самой себе и, может быть, стать любимой.

Хотя любят не за сапоги. Любовь, как известно, безусловна. Но тут ведь немножко игра, и условность в ней именно сапоги.

Лучше начинаешь понимать детей.


Колонка Владимира Кудрявцева в электронной газете "Вести образования"

Tags: немножко психологии, праздни, медиа, колонка в Вестях образования

Музыка должна быть такой, чтобы навеивало с первого раза

false


Настоящая музыка навеивает с первого раза, прочая - заставляет повторять еще и еще, так сказать, "на бис".

Tags: любимые анекдоты Товиевича

Снег и креативность первой и последней свежести

false


Пишет мой коллега Алексей Двойнин (он же - автор фото):

15.12.2022

На улице первый снег, волшебно горят фонари на Пречистинке, проф. Ф.Ф. Преображенский в роскошной шубе возвращается к себе домой, приманив колбасой Шарика... А в нескольких домах от Калабуховского дома другой профессор - Владимир Кудрявцев - в Центральном доме ученых РАН читает прекрасный доклад о развитии креативности у дошкольников...


false
Докладчик Владимир Кудрявцев и председатель Секции психологии ЦДУ РАН Александр Савенков
false
false


"Свежесть бывает только одна - первая, она же и последняя... Свежесть, свежесть и свежесть, вот что должно быть девизом всякого буфетчика". Спасибо, Алексей!

Tags: немножко психологии, Человеческое в человеке, детворения, Цеховое братство, открытия сезона

Оставьте партии членам...

false


Запомните, мальчики и девочки!

1. «За мир!» - это не политика, это естественная установка здоровой личности.

2. Любовь к родине – это не гражданская позиция, это очень интимное чувство, чтобы возвещать о нем брачным зовом амазонской птицы звонаря (125 дБ).

3. Либерализм – это не политическое движение, это нормальный образ мышления, по которому мы вообще можем судить о наличии у человека способности мыслить.

Политик может обладать всем этим, но именно как личность – «как женщина, а не как коммунист».

Оставьте партии членам и будьте со всем этим беспартийным и аполитичным свободны и счастливы!

Tags: Человеческое в человеке, ПолитЭССЫ, с приветом

Smoke on The... Заоконье

false
false

4 час горит склад. Место для подъезда пожарных очень неудобное. Локально занималось несколько раз. Кажется, добивают.

Tags: Заоконье, экспрессии-испрессии

Неловко перед государством

В России нацбезопасность всегда превращается в госбезопасность. А комфортно слипшаяся в глазах начальства национальная масса тут же разлипается и принимает вид сомнительных граждан, норовящих сбиться в группировки, с угрозой для госбезопасности на лицах. Как неловко перед государством, точнее - властью: без нации и граждан оно (она) не может, а тут такая подлянка! Впрочем, оно (она) и с ними ничего не может.

Tags: ИМХОризмы, экспрессии-импрессии, ПолитЭССЫ, tovievich.ru

Единство народа: кровь – лишнее, любовь - необходимое

false


Во взрослых «разговорах о важном» с детьми два значения слова «мир» сейчас разделяет пропасть гигантского окопа, откуда стреляют и убивают. Увы, не только в разговорах, которые, в общем, достоверно передают, - но никак не оправдывают! - творимое взрослыми вокруг. А детское сознание сопротивляется напору лживых взрослых слов и ложных дел: апологетика ложного превращает его самое достоверное изложение в ложь. Дети в своей смысловой картине мира удерживают хрупкое, неустойчивое единство «важного».

false


Спасибо 10-летнему мальчику за эту смысловую разметку при выполнении школьного задания и его маме Оле за то, что поделилась ею с нами и дала согласие на ее публикацию.

Так кто с кем должен вести «разговоры о важном»?

Tags: детворения, Заоконье, Человеческое в человеке

Университет – это мыслящая машина времени

false

Празднично-рабочая суббота. Завершение модуля курса «Культурно-историческая психология и деятельностный подход в образовании: методологические основы» для магистрантов МГППУ

Университет – не храм, а лаборатория и цех порождения особого знания. Знания о том, как рождается знание в любой лаборатории, как оно производится в любом цеху. Знания о самой возможности познания.

Университет – это место, куда из дальних поисковых туров возвращается мышление, чтобы поделиться найденным с самим собой, но уже в двух лицах: преподавателей и студентов. Оттуда же оно заново стартует. Вместе с новыми участниками поисков. И всеми теми, кто искал и нашел раньше. Кто намерен искать дальше. Или просто ищет. Без отрыва от аудитории.

Знание, не вернувшееся, не заглянувшее хотя бы на миг в университетскую аудиторию, - это пропажа и растрата сил впустую. Это пропавшие без вести (без научной вести) люди, целые поколения, которые так и не нашли, не узнали друг друга в добытом вместе знании. И тогда придется лишь рассматривать чистый лист в надежде, что сквозь него пробьется «свет разума», благодаря которому проступят на нем водяные знаки знания. Занятие, достойное храма. И веры взамен знания.

В «храмовой» оптике чистым листом останутся и исписанные тома. Потому что прочитать их можно только глазами всех мысливших и мыслящих об одном и том же в разные времена. Превратив одно и то же в другое. Но без утраты исконных смыслов. С непредсказуемым наполнением и расширением – да!

Для этого и существует университет. Мыслящая машина времени. Там молодость встречается с зрелостью в одном «аудиторном» мышлении. Замыкающем на себя всю историю с интригой ее продления.

В университете – все действующие современники друг друга. Университет (классический, исследовательский, сервисный, любой) может быть только современным! Иной можно без раздумий закрывать.

Так пусть же мудрые профессорские глаза сияют студенческой молодостью! Волнами и частицами неразложимого «света разума».

С Днем преподавателя вуза, дорогие коллеги!

Ваш
Владимир Кудрявцев

Tags: НА ПОСТУ, УНИИвера, МГППУ

Выготский. Начало, или Предчувствие чувств

false


Иллюстрация: Записные книжки Л. С. Выготского. Избранное / Под общ. редакцией Екатерины Завершневой и Рене ван дер Веера. М.: Канон-плюс, 2017

Сегодня исполняется 126 лет со дня прихода в мир Льва Семеновича Выготского, рожденного в 19 веке психолога 21 века.

Все начиналось, конечно, не с того, о чем напоминает программка Всероссийского съезда по педологии, экспериментальной педагогике и психоневрологии в Петрограде (1924), как иногда принято считать.


false


false


Начало - в «Психологии искусства». И не в одноименной докторской диссертации, написанной в том же 1924-м и защищенной год спустя в Москве. Корни самой «Психологии искусства» уходят в гамлетовские штудии Выготского гомелельского периода. В театральные рецензии 1922-1923 гг. и даже в театроведческие обсуждения второй половины 10-х гг. (тут непревзойденный знаток - проф. Владимир Собкин).

Что касается диссертации 1925 г., которую впервые издали в виде книги «Психология искусства» в 1965-м, то в ней - не ранний, «пробный», «черновой» Выготский. А «замковый» или «ключевой» - в отношении всего того, что он сделал потом. Д.Б.Эльконин это понял и сформулировал первым на первой конференции по Выготскому в начале 1980-х, когда произнес: «Психология искусства» задала образ «неклассической психологии». Точнее, сформулировал чуть раньше – в виде тезисов, опубликованных к этой конференции.

И принципиальная методологическая отсылка Выготского в «Историческом смысле психологического кризиса»: «Я изучал не басни, не трагедии и еще меньше данную басню и данную трагедию...». Она, про другое, но связанное, достаточно выразительна.

«Психология искусства» коротко замкнута на «Учение об эмоциях», условный старт - на условный финал. Но в ней - смысловые ключи к многочисленным «таинственным» кодовым замкам в «Мышлении и речи» (а это запутанный узел всего творчества Выготского). Как и ко всему тому, что ни для кого не секрет, и даже стало хрестоматийным: в цикле работ по психологии развития, дефектологии, патопсихологии, психотехнике. Их еще предстоит перечитать, доосмыслить с позиций «Психологии искусства» и ее методологии, из которой выросла культурно-историческая теория в целом.

Человеческие чувства, эмоции, переживания, страсти, аффекты (здесь можно не различать эти явления, хотя в специальном психологическом ракурсе их различение необходимо) имеют свою историю. Как и все «человеческое в человеке». По Выготскому, искусство – это исторически развивающаяся «техника чувств». Не только в смысле утилизации и передачи их образцов в виде книг, картин, скульптуры, музыки от поколения к поколению. Иначе, это была бы просто экспозиция, «музей» переживаний. Пьер Жане, к которому близок Выготский в ряде своих идей, так и говорил про культуру: это – система «психологических окаменелостей». И совсем неслучайно предпочитал изучать память. Жане – «археолог» в психологии, который всматривался в прошлое. Выготский, напротив, заглядывал в будущее. Он в психологии – «футуролог». Выготский тоже исследовал память, но, вначале разобравшись, как в искусстве, культуре в целом оформляется творческий потенциал человека и его «психологическая основа» - воображение.

А воображение и творчество откликается на запрос осмыслить, переработать, преобразовать опыт переживания. Свой и чужой одновременно. И поделиться им с другими. Так и делает художник. Даря свою уникальную - трансформированную в произведении - эмоцию другим людям. «Язык воображения», становясь языком искусства, превращается в общепонятный. Возможно, на нем говорит внутренняя речь Л.С. Выготского.

Конечно, работу воображения художника подхватывает мысль, помогая «немую боль в слова облечь – ту боль, что скрытно временами и встарь теснила нам сердца» (А.Твардовский). Иначе, боль так и останется внутри, вызывая участие разве что у ближайшего окружения. А эмоцию художника могут принять в дар миллионы и через сто, и через двести, и через тысячу лет. Потому что искусство – это предчувствие чувств людей, которые порой еще не родились. Которым только предстоит родиться, чтобы радоваться и страдать, любить и ненавидеть, очаровываться и разочаровываться, вдохновляться и выдыхаться, гореть и выгорать (эмоционально)… Жить, проживать, переживать.

За каждого проделать это художник, кончено не может и не должен. Он может лишь сблизить людей, которые далеки друг от друга в пространстве и временем силой и глубиной своего переживании «по законам произведения». А это предполагает очищение души (катарсис) от всего того мелочного, суетного, лекального, на что она иногда целиком разменивает себя, так и не собравшись в неповторимое целое. Или придать мелочам тот смысл, благодаря которому они приобретут значение в составе этого целого. Кто с порога знает, что мелочь, а что не мелочь… А искусство – не «нравоучебник» с перечнем готовых ответов в конце. Художник силой воображения лишь приоткрывает людям друг друга и себя самих в отношении друг к другу через произведение, которое объединяет гораздо больше жизней и судеб, чем те, что принадлежат его героям. Точно так же как наука приоткрывает людям мир несоизмеримо масштабнее, чем тот, что воссоздает в своих понятиях и описаниях. Культивируя способность мыслить вообще.

А вот мысль, вполне в духе Выготского, которая принадлежит А.М. Пятигорскому: «Иногда мне кажется, что, говоря о любви, мы часто забываем, что разговор-то, собственно, не о любви, а об отношении к любви, о разговоре о любви. Это прежде всего относится к Англии, стране долгих, неторопливых разговоров обо всем. Здесь очень любят все объяснять. Один врач недавно объявил, что упадок любви в Англии объясняется крайне нездоровым режимом жизни мужчин среднего класса и чрезмерным потреблением ими алкогольных напитков. Хорошо, не будем больше так много пить. Известный психосоциолог объясняет «эмоциональное оскудение» англичан их чрезмерной зависимостью от современных электронных технологий и средств массовой коммуникации. Гораздо интереснее догадка одного весьма известного современного британского поэта о том, что в обществе за последние полвека произошло довольно резкое понижение культуры выражения чувств, – любовь теряет свое оружие, Купидон лишается стрел. «Любовь, – утверждает он, – это то, что о ней говорят, пишут и поют. Возьмите самое замечательное стихотворение Роберта Бёрнса о любви. “Я люблю тебя как красную, красную розу”. Здесь роза – это выражение любви. Если бы Бёрнс не знал, что любит свою возлюбленную как “красную, красную розу”, то он бы и не любил ее так, как он ее любил». Иначе говоря, слова о любви – это искусство, без которого любви, как мы ее знаем, нет. То, что мы называем «бытовым» или «обыденным» – вплоть до самых элементарных психических реакций, – остается самим собой, поддерживается на своем элементарном уровне только благодаря тому, что «держит» его сверху: культуре поведения, культуре выражения чувств, интеллектуальной культуре (курсив мой. – В.К.)».

Сама собой вспоминается первая глава пушкинского «Онегина» - практически эпиграф к процитированной статье А.М.Пятигорского:

Нас пыл сердечный рано мучит.
Очаровательный обман,
Любви нас не природа учит
А Сталь или Шатобриан.
Мы алчем жизнь узнать заране,
Мы узнаем её в романе.
Мы всё узнали, между тем
Не насладились мы ни чем —
Природы глас предупреждая,
Мы только счастию вредим,
И поздно, поздно вслед за ним
Летит горячность молодая...

Нас пыл сердечный рано мучит,
И говорит Шатобриан:
Любви нас не природа учит
А первый пакостный роман —
Мы алчем жизнь узнать заране
И узнаем её в романе...


*****

Завершу воспоминанием из своего раннего подростничества. Все вокруг повлюблялись, а я – нет. Ходил невлюбленной белой вороной. Перед товарищами неловко. Они, правда, выходили из положения легко и трафаретно, как принято в этом возрасте: избирали одну девочку, самую красивую, самую лучшую, по их мнению, да и влюблялись. Взаимность была желательной, но не обязательной. Достаточно односторонних знаков внимания: записочек, дурачеств… Но, главное, чтобы друзья знали: влюблен в нее, и ничем не хуже тебя. А мне это не нравилось. Как и возможность осчастливить своим чувством, не охваченных их любовью девочек, которые были в большинстве.

И я влюбился уже летом, как назло, после учебного года: рассказать-то некому! Влюбился в… Джульетту. В Оливию Хасси – чудесный фильм Франко Дзеффирели 1968 г. крутили в дачном кинотеатре.

Влюбился не только в Джульетту, больше даже в Меркуцио – если точнее, в ярчайшую игру Джона Макинери (Ромео – совсем молоденький Леонард Уайтинг явно проигрывал ему, на Леонардо Ди Каприо в новой версии 1996 г. вовсе не ходил). Влюбился во все. В Шекспира (с тех пор не отпустил), в музыку Нино Рота, в английское кино (хотя это итало-английское). Вышел из зала ударенный новообретенным чувством, пару дней ходил и, в итоге, встретил у пруда рыженькую веснушчатую девочку. Влюбился и в нее. Оказалось, взаимно! Даже поцеловались первый раз (в фильме тоже много целовались). Черт, и снова некому поведать, дачные друзья – другая история дружбы! Два месяца ходили влюбленными друг в друга. А потом мне нужно было в Сочи, к морю. Она не хотела меня отпускать. Но о море я мечтал круглый год, а ее только встретил. И в кино там любил походить и книжки почитать. Но главное – рядом было любимое море.

Временами - «как у Айвазовского». Но потом я полюбил других маринистов - Яна Порселисса (и вообще фламандцев с первого взгляда на Порселисса) и Уильяма Тернера. Новые моря и новых девочек. Но рыженькую не забыл. Как и фильм, который время от времени пересматриваю.

Шекспир предчувствовал! По Выготскому.


UPD. 18.11.2022 Опубликовано в авторской колонке Владимира Кудрявцева в электронной газете "Вести образования"

Tags: ПреКрасные даты, немножко психологии, дебри культуры, медиа, колонка в Вестях образования

Вольты на лицах членов

На лицах членов правления колхоза прочитывались верхние вольты международной напряженности.

Tags: экспрессии-импресссии

This group may contain posts available to members only.
Join the group to read them